© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

События в Беларуси: реакция в Казахстане и Кыргызстане

По словам экспертов, власти и население следят за протестами в Беларуси, но тем не менее надо понимать, что у каждой страны своя специфика.


Подпишитесь на наш канал в Telegram!


Протесты в Минске. Автор: Максим Шикунец/Wikipedia – собственная работа, CC BY-SA 4.0

Вот уже больше двух месяцев в Беларуси продолжаются акции протеста за отставку президента Александра Лукашенко и демократические реформы. Они начались сразу после оглашения предварительных итогов президентских выборов в начале августа. Согласно официальным данным, их выиграл действующий президент Лукашенко, однако многочисленные сторонники его основной конкурентки – Светланы Тихановской на следующий день вышли на массовые протесты в Минске и других частях страны и потребовали признать победу последней и добровольно уйти в отставку. Протесты продолжаются по сей день.

С момента начала этих масштабных протестов, внимание мировых СМИ и разных иностранных государств, особенно в Европе, было приковано к событиям в Беларуси. За ситуацией в Беларуси активно следили и в странах Центральной Азии, вступая в горячие споры в социальных сетях и живых беседах.

Хотя в отличие от августа сейчас интерес к событиям в Беларуси поутих, тем не менее благодаря периодическим материалам в СМИ аудитория в странах Центральной Азии продолжает дискутировать и комментировать происходящее.

Эксперты в Казахстане считают, что на постсоветском пространстве наибольший интерес у властей и простого народа ситуация в Беларуси вызывает у россиян и казахстанцев. У стран много общего. После ухода Назарбаева с поста президентства в 2019 году Александр Лукашенко находится у власти больше чем остальные лидеры в странах СНГ. Также Казахстан и Беларусь схожи в том, что в обеих странах государство контролирует большую часть экономики, говорят эксперты.

«Казахстан и Белоруссия схожи в том, что есть роль отца нации – Назарбаев и Лукашенко; якобы на них держится стабильность, – комментирует политолог Медет Тюлегенов. – Вся государственная риторика строилась на том, что если не будет этого человека, все пойдет крахом. Хотя в Казахстане Назарбаев ушел с поста президента, хоть и с оговорками, а также старался выстроить партийную систему с “Нур-Отаном”.

Однако в Казахстане уход первого президента, хоть и с оговорками, снизил градус протестных настроений в обществе, тогда как в Беларуси народ морально устал от бессменного лидера. В Казахстане же, считают эксперты, транзит власти начался.

Талгат Калиев. Courtesy image

«Мы сейчас находимся в процессе транзита власти, поскольку очевидно, как второй президент осваивает свои полномочия, набирается опыта, сил. Самым главным вызовом для нашей страны было обеспечить безболезненный переход власти от первого президента, чтобы мы научились мирно выбирать руководителей страны в конституционном поле, заложили соответствующие политические традиции сменяемости власти. В Беларуси этот процесс откладывался, что привело к нынешнему кризису. В этом заключается большая разница между странами», – считает политолог Талгат Калиев.

В обоих странах существует доминирование государства в экономике, однако в Казахстане о проблеме говорят давно, и предпринимаются попытки реформ.

«Но в Казахстане госкомпании все же носят более рыночный характер, работают по принципам корпоративного управления, тогда как в Беларуси они управляются скорее как в СССР. Причем в Казахстане проблема государственного доминирования признается, и власти говорят о планах по снижению государственного участия, сокращения монополий, а в Беларуси таких планов не озвучивалось», – считает эксперт.

Аскар Нурша. Courtesy image

По мнению декана Школы государственной и общественной политики и права, политолога Аскара Нуршы, Казахстан еще с 90-х годов сначала провел шоковую реформу, а после проводил модернизацию экономической системы. Беларусь многих этих процессов избежала, сохранив сильную индустриальную основу и соответственно целый класс соответствующих инженеров и рабочих. Вдобавок, соседство Беларуси с европейскими странами, которые пережили с конца 80-х бархатные революции, и в целом сегодня идут по пути европейской интеграции, строя государство на ценностях свободы личности, демократии и прав человека оказывает влияние на протестующих. Определенное влияние на Беларусь оказывает симпатия протестующим со стороны ближайших стран Балтии и Польши.

В Казнете звучат голоса как поддерживающих протестующих, так и сторонников Лукашенко. Новости о белорусских протестующих нередко становятся популярными за день среди новостных сайтов. Однако эксперты считают, что несмотря на интерес публики не стоит ожидать сиюминутного влияния.

«Первые Майданы в Грузии, в Кыргызстане действительно вызывали некую турбулентность в соседних странах, отчасти потому, что цветные технологии для всего постсоветского пространства были чем-то новым. Сегодня такими событиями никого не удивить, и экспортных вариантов не возникает. Например, во время последнего майдана в Украине, в соседней Беларуси было спокойно, или когда в Кыргызстане были революции, в Казахстане это никак не отражалось», – считает Калиев.

Власти Казахстана, как и России, следят за событиями в стране-партнере. Отчасти от того, чтобы не повторять ошибок в управлении, отчасти из-за возможных последствий смены власти.

«Главный вывод, который можно сделать: не нужно недооценивать народ, не нужно переоценивать стереотипы о местном менталитете. Что якобы народ не готов к демократии, что народ по природе своей спокойный, или что народные массы невозможно мобилизовать. Ситуация в Беларуси показывает, что при отсутствии явных лидеров идет активизация протестного настроения. Отсутствие харизматичных лидеров сдерживает как-то остроту протестов, но никак не сдерживает протестные настроения. Также события в Беларуси показывают, что нельзя во всем винить влияние Запада. Мы видим, что влияние геополитических факторов в Беларуси намного меньше, чем они наблюдались при оценке предыдущих революций в странах СНГ», – считает политолог.

Также эксперты отмечают, что современные технологии и молодое поколение также отличаются от прошлого разительно. В предыдущие 30 лет скорость развития общества и скорость перемен была несопоставима с нынешними. Молодежь потребляет в основном западную медиа и культуру, впитывает их ценности, технологии развиваются и оказывают очень большое влияние на современные политические события.

«В Казахстане риск заключается не в состоянии демократии или уровне развития страны, а в ожиданиях. Темпы политической модернизации в стране отстают от достаточно высоких ожиданий народа. Если мы будем сравнивать с Таджикистаном и Туркменистаном, Казахстан может казаться достаточно либеральным. Но в Казахстане есть определенный уровень недовольства государственным управлением», – считает Нурша.

«Интерес в обществе большой к белорусским событиям, но различные слои населения по-разному примеряют их на себя, – продолжает политолог Нурша. – Бизнес видит для себя не только риски, но и возможности, креативный класс тоже. Общество фрагментировано, но обсуждение идет. Но не только через призму политическую. То, что объединяет Белоруссию и Казахстан – это слабая оппозиция. Но это не помешало активироваться широким народным массам. В Казахстане тоже оппозиция часто сетует, что народ спит, не вовлекается. Но Беларусь доказала, что в определенный момент народ пробуждается, осознает свою ответственность за страну и становится вершителем своих судеб».

Реакция в Кыргызстане

Кыргызстанцы уже не раз переживали революции, и не питают высоких надежд на них. Однако все же следят за событиями в Беларуси, с которой разделяют советское прошлое и понимают протест народа против бессменного президента. По мнению экспертов, власти Кыргызстана в какой-то мере следят за событиями в Беларуси, но не пристально. Членство в Евразийском союзе и близкие отношения с Россией обоих стран способствует интересу к событиям. Однако в самой стране происходят бурные политические процессы, которые, однако, имеют свою местную специфику.

Медет Тюлегенов. Фото: cabar.asia

По мнению руководителя направления «Международная и сравнительная политика» АУЦА, политолога Медета Тюлегенова, у Кыргызстана и Беларуси больше различий, чем общего.

«Тот режим, который в построен Лукашенко специфичный и уникальный, поэтому Белорусь непохожа на остальные страны СНГ. Это и сохранение советских институтов, и способов управления экономикой, управление опирается на персонализированную авторитарную систему. Из-за этого всего проблемы и возникли. В плане персоналистско-авторитарной системы в Кыргызстане не было одного главного лица, она назначалась с согласия некой элиты, также были попытки проведения честных выборов и политической борьбы», – сказал эксперт.

По мнению политолога, доцента Академии ОБСЕ Эмиля Джураева, географическое расположение и соседство также играет большую роль в политике государства. Соседство с европейскими странами влияет на внутреннее состояние населения Белоруси.

Также различия касаются реализации прав человека. В Кыргызстане не составляет труда собраться на митинг, или организовать оппозиционную партию. Так, неравнодушные граждане провели митинг в поддержку протестующих и требуя прекратить политические преследования у здания посольства Беларуси в Бишкеке.

Эмиль Джураев. Courtesy photo

«Нужно более трезво оценивать ситуацию, не пребывать в фантазиях, что весь народ любит президента. Прислушиваться к критикам и оппозиции, не стоит прибегать ко всевозможным силовым методам продвижения своей власти, так как оно в какой-то момент может дать осечку или обернуться против лидера», – такие уроки по мнению Джураева, должны извлечь власти Кыргызстана из событий в Беларуси.

Политически активное население с определенным интересом наблюдает за историей в Беларуси, хотя это имеет некий диссонанс с представлениями о стране. Поскольку влияние российских медиа достаточно высоко, средний обыватель получал информацию от них, и верил, что в Беларуси сохранились советские заводы и фабрики, у людей есть работа, на улицах безупречно чисто, а белорусские продукты экспортируются и в Кыргызстан. Однако реальность доказала, что даже при наличии вышеперечисленного народные протесты не удается прекратить.

«В большинстве информацию средний обыватель получает из российских медиа, где все это преподносится как хаос, беспредел, козни западных стран и так далее. И это печально, нужно гораздо шире воспринимать ситуацию. Но сначала внимание в Кыргызстане было приковано к проблеме вируса, а потом к выборам в парламент», – считает Тюлегенов.

Также кыргызстанцев поражает длительность, мирный характер и массовость митингов.

«То, что циркулирует в Интернете, в оппозиционных телеграм-каналах не вяжется с изображением Беларуси с российских каналов, где показывали их заводы и фабрики, чистоту и счастливых людей. И наших людей смущает такой диссонанс. Нет ничего удивительного и в мирной акции солидарности в Бишкеке. Мы видим, что в мире идет тенденция, что люди из других стран выражают солидарность и протестам в Америке, и в Беларуси. Понимание того, что мы являемся не только гражданами одной страны, а частью большего, и то что происходит в другой стране, влияет и на других”, – считает политолог.

Тем не менее, по мнению экспертов, все события, которые разворачиваются в странах имеют влияние и на соседей. При этом несменяемость лидеров, подавление оппозиции, использование репрессивной машины в конце концов может вызвать протестные настроения в обществе. Также есть риски и угрозы изменения настроения масс в духе “если это получилось у белорусов, то получится и у нас” для России, Казахстана.

«Перемены путем протестов – опасный прецедент для соседних стран. Опасно не слышать общество, слишком полагаться на репрессивную систему и на отчеты, которые приносят на стол», – считает политолог Тюлегенов.

Освещение в СМИ Кыргызстана и Казахстана

Согласно аналитике Google Trends, выборы и митинги в Беларуси вызвали максимальное внимание со стороны казахстанцев и кыргызстанцев за последний год. Если в обычное время динамика популярности держался на отметке 10, то в августе достиг числа 100. Это число показывает уровень интереса к теме по отношению к наиболее высокому показателю в таблице для определенного региона и периода времени. Проще говоря: сколько раз люди в определенной местности вбивали в поисковик определенное слово. Для сравнения, мы также взяли слово “Узбекистан”, так как страна является тоже близкой соседкой Казахстана и события страны освещаются в СМИ. С 9-15 августа тег “Беларусь” достиг пика в 100, тогда как Узбекистан 11. После этого периода времени интерес публики постепенно идет на спад.

В популярном в Казахстане интернет-портале Tengrinews.kz с августа месяца написано 140 статей про Беларусь. Для сравнения, с июня по июль было всего лишь 9. Большая часть из которых перепечатки с других изданий. Примечательно, что информация берется как из правительственных сайтов, так и из каналов протестующих. Нередко материалы становились самыми популярными среди других новостей и собирали множество комментариев как за, так и против Лукашенко.

Протесты также активно освещались на других популярных интернет-ресурсах, как: nur.kz, informburo.kz и другие.

В Кыргызстане также через Google Trends можно отследить всплеск и угасание интереса к теме Беларуси. С 9 по 15 августа был пиковый период, когда динамика популярности слова Беларусь достигла цифры 100, тогда как среднее значение в обычное время достигает лишь 10. Также для наглядности взяли тег Узбекистан.

В кыргызстанских онлайн-изданиях также активно освещали события в Беларуси – как со стороны протестующих так и официальных властей. Люди также оставляли комментарии, чаще всего в поддержку демонстрантов.


Данный материал подготовлен в рамках проекта IWPR «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: