© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Почему затягивающийся приграничный спор с Таджикистаном и Узбекистаном не выгоден кыргызской стороне?

«Устранением вопроса делимитации и демаркации границ не снять весь конфликтный потенциал. Тут, безусловно, нужен долгосрочный комплексный подход, с выработкой адекватной и действенной модели приграничного сотрудничества»,– отмечает исследователь-аналитик Константин Ларионов, в статье написанной специально для CABAR.asia.


Подпишитесь на наш канал в Telegram!


Одним из сложных вопросов во внешнеполитической повестке Кыргызстана остается нерешенная судьба границ, имеющая два измерения: в первую очередь взаимоотношения между местными приграничными местными сообществами и взаимодействие между соседними государствами. Приграничные конфликты возникают по причине незавершенности процессов демаркации и делимитации границ на тех участках, где они имеют существенное хозяйственно-экономическое значение. На фоне складывающихся событий в стране особенно волнительно звучит очередной инцидент на кыргызско-таджикской границе, произошедший 25 октября[1]. Нерешенными остается судьба границ также и с Узбекистаном.

Общая протяженность кыргызско-таджикской границы составляет приблизительно 970 километров и является очень сложной. Баткенская область граничит с Согдийской, а Ошская на юге – с районами республиканского подчинения и Горно-Бадахшанской автономной областью Таджикистана. Если граница, пролегающая по Туркестанскому хребту, не вызывает разногласий, то ее ферганская часть осложнена перечнем спорных участков. Более того, некоторые эксперты признают Ферганскую долину  «местом скрытого межэтнического конфликта»[2]. Здесь не развивается промышленность, зато распространено сельское хозяйство. Поэтому каждый метр земли и каждый литр воды оценивается очень высоко. Пока Кыргызстану и Таджикистану не удалось прочертить четкую линию разграничения, оставив около 519 километров в статусе спорных. Из приблизительно 60-70 спорных участков[3], около десятка являются проблемными и в потенциале взрывоопасными.

В отношение с Узбекистаном ситуация внешне выглядит несколько оптимистичнее. Этому способствуют развивающиеся экономические связи и улучшающиеся общественные взаимоотношения. Общая протяженность границы между Узбекистаном и Кыргызстаном составляет 1379 километров, из которых около 5% (около 200 км), остаются нелимитированными.  Между Узбекистаном и Кыргызстаном работает 15 пунктов пропуска. Основным местом перехода граждан является КПП «Достук автодорожный», находящийся на стыке городов Андижан и Ош.

Кыргызско-таджикские приграничные проблемы. Конфликты на кыргызско-узбекском направлении

Современное кыргызское государство отмечает столетие. Формирование его национально-политических границ началось после развала СССР. Как таджикская, так и узбекская стороны в решении вопросов делимитации и демаркации границ сегодня апеллируют к картам 1924-27гг., в то время как Кыргызстан – к итогам работы паритетной комиссии 1955 года. В данной статье рассмотрим вопросы приграничных конфликтов, которые начали формироваться с 1991 года. 

Начиная с 1990-х годов, после распада Союза около 143000 гектаров земель Таджикистана остались на территории Кыргызстана и 2600 гектаров земель Кыргызстана в соответственно в Таджикистане. Схожая ситуация имеется и на кыргызско-узбекской границе.

Размывание существовавшей в Ферганской долине социальной сплоченности разрушалась позицией властей трех государств, в которых усиливалось значение насаждаемого властями и СМИ моделей примитивного национального самосознания, замыкаемого на значимости только одного, титульного этноса. Усиление коррупции и пограничного режима также негативно влияло на использование трансграничных трудовых ресурсов и перемещении человеческих масс в целом[4].

В целом вопросы делимитации и демаркации государственных границ стали наиболее актуальными в начале 2000-х годов. Во взаимоотношениях с Таджикистаном вопросы делимитации и демаркации границ начинают решаться в 2002 году. В 2006 году была сформирована межправительственная комиссия двух государств. Работа комиссии сразу же столкнулось со сложностью определения, где заканчивается Кыргызстан и начинается Таджикистан.

Обострение приграничных вопросов в начале 2000-х годов не носили еще сильного конфликтного потенциала. Вместе с тем происходил процесс накапливания приграничных противоречий. Существенный конфликтный потенциал приграничных вопросов стал проявляться лишь в последние шесть лет.

С другой стороны, в 1990-х и начале 2000-х годов население Ферганской долины не было еще таким внушительным, как сейчас, что не так ясно показывало насколько здесь ограничены природные ресурсы. Более того, сами материальные потребности населения не были еще столь высокими, какими они становятся последние 15-12 лет.

Более того, рост активно поддерживаемого просвещением и пропагандой националистичных настроений, поощряемые властями захват земель, без учета хозяйственного планирования, еще более нагнетали в то время приграничную ситуацию.

В этих условиях в районе Баткенского и Исфаринского районов формировались очаги напряженности по линии Ворух – Ак-Сай, Как-Таш – Сомониен. Далее по этой причине появлялись и усиливались конфликты на сопредельной территории между местными сообществами Бободжон Гафуровского и Лейлекского районов. Также жители приграничных населенных пунктов Максат, Интернационал, Кулунду, Арка (Кыргызстан) и Овчи Калъача, Хистеварз нередко конфликтуют по поводу принадлежности той или иной семье земельных участков.

Что касается ситуации с узбекской стороной, то отношения между двумя странами осложнялись позицией каримовского режима и нежеланием сторон идти на компромисс. К примеру, после войны в Баткенской области в 1999-2000гг., Узбекистан установил вокруг анклавов Сох и Шахимардан минные заграждения, что приводило к ежегодным жертвам и потере скота. Лишь в 2004 году при содействии международных организаций Узбекистан начал проводить разминирование территорий анклавов. Также стороны без уведомления соседей не раз в одностороннем порядке перекрывали свои КПП. Ухудшение кыргызско-узбекских отношений наблюдалось в 2005 году после Андижанских событий, когда узбекская сторона утверждала что через территорию Кыргызстана поступает помощь повстанцам. Тогда бывший президент Бакиев отказался выдавать бежавших на его территорию восставших.

Из-за пограничных споров часто страдали местные жители. Приведем несколько примеров: 4 января 2013 года узбекские пограничники застрелили гражданина Кыргызстана, который по их версии, незаконно пересёк границу как контрабандист.

6 января 2013 года жители села Хушьяр (анклав Сох), недовольные действиями по установке на их территории кыргызскими пограничниками столбов ЛЭП, напали на соседнее кыргызское село Чабрак. В ответ кыргызская сторона заблокировала дороги, связывающие анклав с Узбекистаном.

23 сентября 2013 года в местности Жийде-Арык Кадамжайского района Баткенской области кыргызские пограничники ранили гражданку Узбекистана, которая оказалась на территории Кыргызстана.

В сентябре 2013 года предметом спора республик стала гора Унгар-Тоо с неопределенным статусом, на которой размещены антенны кыргызских телевизионных и сотовых компаний. Этот спор демонстрирует коррупционный фактор, усложняющий процесс делимитации и демаркации границ.

Новым витком напряженности стали события 18 марта 2016 года. Тогда Узбекистан выдвинул два БТРа, два грузовика и около 40 военнослужащих в район спорного участка в местности Чаласарт (Джалал-Абад), и выставил блокпост на участке автодороги Кербен — Ала-Бука перекрыв для граждан Кыргызстана пропуск через КПП «Достук-автодорожный» и «Маданият-автодорожный». В Ташкенте заявили, что усиленный наряд выставлен «для обеспечения безопасности в дни праздника Нооруз».

Госпогранслужба Кыргызстана расценила действия Узбекистана как грубое нарушение границы. В ответ Бишкек потребовал убрать тяжелую технику и военнослужащих со спорного участка, ввел усиление на своих рубежах и прекратил пропуск жителей Узбекистана через КПП «Баймак-автодорожный», «Кенсай-автодорожный» и «Кадамжай-автодорожный». После этого бывший президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев поставил ультиматум: если Узбекистан не выведет свою технику и военнослужащих со спорного участка, то Бишкек пересмотрит свое участие в саммите ШОС в Ташкенте. Также он обратился в ОДКБ за помощью в разрешении спора. 25 марта 2016 года прошло внеочередное заседание Постоянного совета организации в Москве, проведены переговоры глав пограничных ведомств конфликтующих сторон. 26 марта Узбекистан отвел технику и военных с несогласованного участка.

В марте 2015 г. Кыргызстан переводит на свой баланс ряд хозяйственных объектов, принадлежавших еще Узбекской ССР: земельные участки, автобазы, объекты гражданской обороны, гидротехнические сооружения и т. д., находившихся в Ошской, Баткенской и Джалал-Абадской областях. В апреле 2016 г. правительство Кыргызстана национализировало четыре узбекских пансионата: «Рохат», «Дилором», «Золотые пески» и «Бустон».

13 августа 2016 г. сотрудниками кыргызской милиции был задержан милиционер Узбекистана за нарушение границы в Ала-Букинском районе. 22 августа на спорном участке двух стран на горе Унгар-Тоо высадились с вертолета Ми-8 сотрудники МВД Узбекистана. Они потребовали освободить задержанного сотрудника. Кыргызская сторона в тот же день освободила задержанного узбекского милиционера. 24 августа сотрудники узбекской милиции задержали четырех кыргызских инженеров радиорелейной станции «Кербен» на Унгар-Тоо под предлогом «проверки паспортного режима». В ответ на требование немедленно освободить кыргызских граждан узбекские силовики потребовали предоставить Узбекистану право охранять Орто-Токойское водохранилище, вокруг которого развивались политические споры. Инженеров освободили через две недели, а силовики Узбекистана покинули Унгар-Тоо спустя месяц.

Радиорелейная станция на горе Унгар-Тоо. Фото: Knews.kg

Прорывом в улучшение социально-экономической и политической ситуации стал приход к власти Шавката Мирзиеева.  С этого времени по делимитации и демаркации кыргызско-узбекской границы проведены 31 заседание правительственных делегаций, 96 встреч топографических рабочих групп, две встречи рабочих групп по правовым вопросам.  В 2019 году 413 гектаров земли в Араванском районе Ошской области были обменены на такую же площадь земель с Узбекистаном.

Ограниченные ресурсы как фактор частных бытовых и массовых стычек

Основными важными природными ресурсами между Кыргызстаном и Таджикистаном, а также Узбекистаном является вопрос вокруг принадлежности пахотных земель и пресной воды.

Как в отношение Таджикистана, так и в отношение Узбекистана с Кыргызстаном проблемным вопросом является доступ к водным ресурсам. Часть кыргызских территорий граничащих с Узбекистаном поливается водой из каналов на территории Соха, и, наоборот, часть узбекских земель орошается водой, текущей по территории Кыргызстана. Основная часть стока Сырдарьи (75,2%) формируется на территории Кыргызстана, являясь главным источником водоснабжения Узбекистана.

В последние годы водообеспеченность Сырдарьи не превышает 70% от прежней нормы. В сложившейся ситуации основной урон наносится аграрному сектору, который потребляет до 90% всей воды. Правительство Кыргызстана решает продавать воду Узбекистану тем самым вводя новые правила и обостряя противоречия, используя водные ресурсы как инструмент политического давления на своего соседа. Потери от неэффективного использования водных ресурсов для всех стран Средней Азии составляют 1,7 млрд долларов в год. Ситуация стала обостряться в 2015 году. Тогда Кыргызстан переписал на себя Орто-Токойское водохранилище в Джалал-Абадской области, ссылаясь, что Узбекистан не платит за аренду. Узбекская сторона отказалась передавать права на пользование водоемом[5].

В начале весны 2016 г. Ташкент попросил Кыргызстан пропустить специалистов для ремонтных работ на территорию водохранилища Орто-Токой, но получил отказ. В ответ 18 марта узбекские силовики установили блокпост на дороге Кербен — Ала-Бука (Чала-Сарт). Бишкек объяснил это нежеланием возвращать спорные объекты. По итогам переговоров глав пограничных ведомств Узбекистан вывел военную технику и пограничников с несогласованного участка границы.

Другим напряженным участком распределения воды является родник Чечме, снабжающий водой кыргыское село Чечме (население ок. 1 тыс человек) и узбекское Чашма (население более 17 тыс. чел).

Каждую весну в сезон полива вокруг распределения водных ресурсов возникают конфликты и стычки, сопровождающиеся порчей имущества и нанесением телесных повреждений. Первые столкновения между узбекистанцами и кыргызстанскими пограничниками начались 26 мая 2010 года, когда кыргызские пограничники не пропустили скот жителей Соха на используемые ими пастбищные угодья Кыргызстана, аренда которых не была тогда оплачена. Жители села Хушъяр ночью 26 мая 2010 года избили пассажиров четырех автомобилей, граждан Кыргызстана. 29 мая 2010 года жители Хушъяра разрушили автодорогу и водопровод, ведущие в село Чарбак. В ответ жители Баткенской области близ села Жаш-Тилек перекрыли камнями дорогу в узбекский Риштан. 31 мая жители Баткенской области вновь перекрыли дорогу в Риштан. Узбекистан стянул к месту конфликта около 1,000 спецназовцев и сотрудников милиции. 1 июня 2010 года между губернаторами Баткенской и Ферганской областей Узбекистана, руководителями пограничных служб и начальниками милиции приграничных районов двух государств состоялись переговоры. 2 июня 2010 года Узбекистан приступил к выводу бронетехники, стоявшей в анклаве с Баткенских событий. Конфликт был погашен, но как оказалось временно. Очередной конфликт с тяжелыми последствиями для граждан обеих сторон произошёл в период с 5 по 9 января 2013 года. Из них порядка 5 столбов были ошибочно установлены в пределах вышеназванного села, что и стало основой столкновений, в которых приняли участие сотни гражданских лиц, десятки военнослужащих. Пострадали десятки людей с обеих сторон, нанесен материальный ущерб.

Важной между Кыргызстаном и Узбекистаном, является проблема собственности на газовые месторождения. Весной 2011 года парламент Кыргызстана принял проект постановления, требующего полной передачи Кыргызстану газохранилищ «Северный Сох» и «Чонгара-Галча». Через так называемый «Северный Сох» ежегодно переводиться приблизительно 4 млрд кубометров газа. Его аренда составляет лишь 900 тыс. долларов в год. В Кыргызстане противоправной расценивается использование Узбекистаном газового месторождения «Чонгара-Галча», а также магистрали Урсатьевская — Фергана. По экспертным оценкам, оплата узбекской стороной за транзит газа через территорию Кыргызстана могла бы составить приблизительно 4 млн долларов в год.

Парламент рекомендовал правительству создать совместное с Узбекистаном предприятие по эксплуатации газовых месторождений. При этом Узбекистан должен был выплатить штраф в размере пять млн долларов за использованные на протяжении 20 лет нефти и газа.

В 2012 г. вопрос о газохранилищах вновь обострился. По итогам закрытого заседания Жогорку Кенеша принимается решение поручить правительству Кыргызстана начать эксплуатацию газохранилища «Северный Сох» так как тот находиться на территории Кыргызской Республики, что вызвало реакцию Ташкента.

В 2013 г. Узбекистан оказывает на Кыргызстан политическое давление через отключение газа, из-за долгов юга страны в размере 552 тыс. долларов. Более того, 14 апреля 2014 г. в городе Ош был отключен газ. Узбекистан тогда потребовал предоставления коридора в анклав Сох и приостановления строительства ГЭС на реке Нарын. Кыргызстан отказался выполнять требования. Посредником в разрешении напряженности между Узбекистаном и Кыргызстаном «Газпром» приобретает 100% акций ОАО «Кыргызгаз», став монополистов в предоставлении газа на территории страны.

Политическая неэффективность и нерешительность как фактор неурегулированности границ: взгляд из Кыргызстана

Наблюдая как Кыргызстан разрешал свои приграничные вопросы, можно утверждать, что действия не имели под собой последовательного курса. Каждая новая власть, приходившая путем переворота или через выборы, меняла методы и отношения к приграничным вопросам. Более того, экспертные дискурсы не носили системного характера по выработке действенных решений: как правило площадки по обсуждению таких вопросов не имели научного подхода и носили зачастую сиюминутный характер (то есть, выработанные рекомендации либо клались пылиться на полках, либо не прорабатывались в дальнейшем, а результаты не служили основанием для уточнения возникающих проблем и разработки действенных решений). Отсюда можно заключить, что Бишкек не стремится проявить настойчивость и последовательную политическую волю в решение приграничного вопроса. Власти обеих стран неоднократно заявляли о намерении исчерпать приграничные вопросы. Стороны на уступки идут крайне неохотно. Более того, не всегда учитываются мнения влиятельных сил в приграничной зоне.

Социально-экономические факторы как еще одно основание приграничного конфликта

Социально-экономическое соотношение Баткенской области Кыргызстана и Согдийской области Таджикистака разнится. В обоих областях наблюдается спад денежных поступлений. Баткенская область, согласно данным 2019 года, является самой бедной в Кыргызстане. Так, уровень бедности тут составляет 32,6% (в 2018 – 33,8%)[6]. Трудовая миграция и отчисления, особенно важны для южных областей страны. В Баткенской области доходы от трудовой деятельности в общих показателях составили 31.5%, в Ошской — 22.2%, в Джалал-Абадской — 18.1% и в Оше — 4.8%, а к примеру в Чуйской области — всего 5.2%[7]. Ввиду глобальной экономической стагнации, пандемии вызванной коронавирусной инфекцией и безработицей, мигранты вынуждены возвращаться на родину, ухудшая и без того сложную социально-экономическую ситуацию. Согласно подсчетам Нацстаткома, если убрать доходы трудовых мигрантов, то уровень бедности в Баткенской области с 33.8% повышается до 54.6%. Данное обстоятельство служит потенциальным фактором повышения конфликтного потенциала на приграничных территориях, куда вернутся некоторые мигранты.

Что касается Таджикистана, то страна находится в достаточно непростой социально-экономической ситуации. Так, с 2010-2018 годы РТ получила гуманитарную помощь на сумму 614 млн долл., весом более 180 тысяч тонн. Главными донорами республики в 2010-2014 гг. являлись США, а в 2015-2018 гг. – Россия, Китай и Германия[8]. Официальный уровень бедности в области составляет порядка 27,5% (не самый высокий показатель по стране). При этом в 2017 году в трудовой миграции находилось порядка 147 тыс. человек. Безусловно, возвращение трудовых мигрантов на родину будет также ухудшать социально-экономическое положение в кыргызско-таджикской Фергане.

Согдийская область тесно связана с другими областями Таджикистана, а также Баткеном. Это единственная область РТ, полностью зависящая от внешних источников воды. Экономически Баткенская область имеет для Таджикистана большое значение. Она служит доступом в страны СНГ (в условиях сложных взаимоотношений с Узбекистаном). Через кыргызско-таджикскую границу идут легально и нелегально различные товары (продукты сельского хозяйства, ГСМ и т.п.). Через границу проходят также нелегально наркотики и ГСМ. Контрабанда, идущая из Кыргызстана, попадает даже на рынки Афганистана. Кыргызстан, в свою очередь, зависит от сельхоза продукции из Таджикистана. Контрабанда имеет негативное значение в решение вопроса делимитации и демаркации границ[9].

Контрабанда является больной точкой и на кыргызско-узбекских приграничных территориях. Со стороны Кыргызстана нелегально завозят товары в анклав Сох. Такие попытки жестко пресекаются узбекскими пограничниками, что вызывает недовольство у жителей кыргызстанцев.

Международные организации оказывают большую помощь в решение социально-экономической сфере сотрудничества между кыргызами и таджиками. Данная поддержка, как правило, направляется на либерализм и принципы демократизма. Но вместе с тем как показывал анализ деятельности международных организаций, многие из них предполагали, что всеобъемлющий конфликт в Центральной Азии произойдёт из-за ограниченных ресурсов, разделенности по этническому признаку, сложной экономической ситуации, а проницаемые границы и неудовлетворенные потребности людей приведут к насилию. А внедряемые модели по разрешению ситуации в силу ряда причин (коррупции на местах, разворовывания грантовых средств, неисполнительности или формальной исполнительности выполняемых мер) не привели к ожидаемым результатам и к должному изменению ситуации. [10]

Проблема доступа к водным и земельным ресурсам служит серьезным фактором для сохранения и роста конфликтного потенциала. Водные проблемы в регионе, в том числе в джамоатах Ворух, Чоркух, Сурх Исфаринского района и сопредельных муниципалитетах Самаркандек, Ак-Татыр и Ак-Сай Баткенского района, так или иначе, связаны с вододелением каналов, находящихся на пойме трансграничной реки Исфаринка. Некоторые эксперты считают существующую схему водораспределения устаревшей.

Этнотерриториальный и религиозный фактор в приграничном конфликте

Национальное строительство в Центральной Азии в период существования СССР не вписывалось органично в историческое и хозяйственное развитие существовавших в регионе народов. Каждое нововведение вступает в противоречие с устоявшимися нормами, что приводит к конфликтам разных групп. В данном случае в такое противоречие вступили этнотерриториальные общности. Административные границы внутри СССР, по сути, не учитывали хозяйственно-экономического и этнического уклада. Это не было существенно заметно, когда существовал Советский Союз, но после развала, противоречия обострились.  В результате новые республики оформили ситуацию, где одни и те же этнические группы становились либо титульной нации на в одном государстве, либо приобретали статус меньшинства на территории другого. Политическая активность меньшинств иногда активизируется за счет призывов к сепаратизму со стороны заинтересованных сторон.

По мнению некоторых экспертов и исследователей, самая высокая степень межэтнической напряженности между КР и РТ наблюдается в южной части Исфаринского района Согдийской области (джамоаты Чорку, Сурх, Ворух и Шураб) и в западной части Баткенской области (муниципалитеты Ак-Сай, Самаркандек и Ак-Татыр). В период серьезной эскалации с 2000 по 2014 годы в ход нередко шли камни и садовые инструменты, совершались поджоги. Эти конфликты эксперты и политологи называли «кетменными войнами».

Однако во время конфликта в январе 2014 года был отмечен новый виток эскалации. Правительство Кыргызстана начало строительство альтернативной дороги вдоль сел Кок-Таш – Ак-Сай – Тамдык, которая будет проложена в обход таджикского анклава Ворух. 11 января на строительную площадку прибыли солдаты таджикской пограничной службы и между ними и рабочими, прокладывавшими дорогу, произошло столкновение. В ходе противостояния кыргызские и таджикские пограничники применили оружие. В результате пять кыргызских солдат и три таджикских солдата получили ранения. Если в предыдущих случаях конфликты перерастали в «кетменные войны» или в столкновениях принимали участие только гражданские лица, то начиная с 2014 года конфликт перерос в столкновение с вовлечением регулярных армейских подразделений и с применением предположительно минометов или гранатометов.

post-15-0-80400200-1568714206
post-15-0-55125700-1568714219
post-15-0-09388800-1568714238
post-15-0-97780100-1568714074
В сентябре 2019 года в результате инцидента на кыргызско-таджикской границе предположительно от минометного снаряда пострадало здание школы кыргызского села Максат, из гранатомета разрушена наблюдательная вышка, пострадали частные дома, были жертвы. Фото: turmush.kg 

Можно упомянуть религиозную составляющую. В целом она не играет существенной негативной роли в отношениях кыргызских и таджикских общин. Хотя исламский фактор в Ферганской долине растет, особенно среди молодежи. И большую обеспокоенность этому фактору придает активность «Исламского движения Узбекистана» и «Хизб-ут-Тахрир», которые создают на территории Кыргызстана свои ячейки, успешно используя сложную социально-экономическую ситуацию и нарушение прав человека со стороны государственных органов в своих интересах.

Милитаризация приграничной зоны – как фактор усиления напряженности

Для начала следует сказать стратегически, приграничная зона Баткенской области в районе Ферганской долины с военной точки зрения крайне уязвима. Не представляет большой сложности отрезать большую часть области от остальной части Кыргызстана, перекрыв автодорожное сообщение.

В связи с этим вызывает обеспокоенность тот факт, что постепенно, конфликт переходит в хроническое состояние перманентного напряжения. Присутствие в зоне напряженности с таджикской стороны лиц, имеющих боевой опыт гражданской войны, вызвало беспокойство у кыргызской стороны. Так в январе 2014 года, когда происходило очередное серьезное обострение в приграничной зоне, сопровождающееся боевыми перестрелками[11], МИД Кыргызстана направил ноту в адрес Душанбе по поводу присутствия такой противоречивой фигуры как генерала Искандарзода Махмудшо (по другому его называют Мухаммадшох Искандаров или Шоха Искандаров) в анклаве Ворух[12].

Искандарзода Махмудшо

Генерал Искандарзода Махмудшо прибыл в Ворух после перестрелки на границе Исфары и Баткена, в результате которой были ранены 8 таджикских и кыргызских пограничников. Также после очередного конфликта в декабре 2018 года, Искандаров назначается начальником ОВД Исфары[13], который расположен в непосредственной близости на границе Кыргызстана. В 2019 году он также был замечен в зоне очередного конфликта между сторонами, когда после снижения напряженности начиная с 2014 года, вновь стала возрастать динамика конфликтности.

В сентябре 2019 года произошел еще один виток обострения конфликтной ситуации, когда вокруг места известного как «футбольное поле», где по воскресеньям устраивался скотный базар, перерос в самое жесткое столкновение военных, результатом которого стало убийство трех таджикских и одного кыргызского военнослужащего. Еще около двух десятков военных и гражданских лиц с двух сторон получили ранения. В этот период в приграничной зоне ощущалось дыхание приближающихся военных столкновений между странами. За это время ухудшилось перемещение граждан приграничных государств по спорной территории.

Отсутствие действенной и эффективной модели информационной политики – как фактор, влияющий на рост конфликтного потенциала

Ситуация с доступом к просветительской официальной информации в трансграничных сообществах вызывает множество вопросов. Как правило, государственные газеты Таджикистана, Узбекистана и Кыргызстана не освещают приграничные конфликты, в лучшем случае ограничиваясь кратким описанием событий, поиском виноватых в лице оппонентов и оценки их действий в негативном ключе. Независимые печатные СМИ малодоступные населению из-за цены и ограниченных каналов их распространения не проясняют картины для местных сообществ. Охват региона электронными СМИ достаточно низкий. Государственные телевизионные и радиопередачи, как правило, содержат мало информации о ситуации в приграничных зонах. Одним из немногих каналов получения информации по ситуации на границе является спутниковое телевидение. В таких условиях широко распространяется непроверенная информация и слухи. Более того, происходит мифологизация вокруг приграничных конфликтов, что сказывается на качестве готовящийся аналитики и принимаемых решениях.

Сегодня особенно актуальна информация о проводимой работе межгосударственной паритетной Комиссии по демаркации и делимитации границ, обсуждения межправительственной комиссии по комплексному рассмотрению двусторонних вопросов, об итогах совместных встреч, а также о тех мерах, которые принимают местные органы власти. Как правило, жители приграничных сообществ, в общем, не владеют информацией о том, какие меры предприняты в отношении неправомерных действий сотрудников правоохранительных структур. Конечно же, информация не доводится и на сельских сходах местных сообществ.

Фактически закрытой остается информация о процессе делимитации и демаркации государственных границ двух стран. По этой причине в местных сообществах, а также Бишкеке проходили митинги жителей приграничных районов и активных граждан страны. Так 15 января митингующие возле Белого дома в Бишкеке выдвинули властям ряд требований. Как мы знаем, данный митинг закончился задержанием некоторых протестующих, а их требования по большому счету так и не были достигнуты.

Участница митинга в Бишкеке 15 января 2019 года с требованием к властям скорее разрешить конфликтную ситуацию на кыргызско-таджикской границе. На акцию протеста вышли около 70 человек. Фото: vesti.kg

Зачастую некоторые журналисты тех или иных негосударственных изданий достаточно эмоционально с негативными оценками могут выпускать публикации о ситуации в приграничной зоне. А также допускать в своих изданиях непроверенную информацию от местных жителей основанную на слухах. Это, как правило, может вызывать нагнетания негативных настроений у жителей приграничных районов. В связи с чем требуется работа с журналистами, которые освещают конфликты на границе. Следует отметить, что часть работ по обучению журналистов освещению конфликтных ситуаций берут на себя международные и неправительственные организации.

Проведенный анализ показывает, что скорейшее решение приграничного вопроса является для Кыргызстана приоритетным. Аргументируем данное суждение некоторыми причинами, по которым Бишкеку необходимо в скорейшие сроки устранить спорные территории с Таджикистаном.

Вместо заключения

Центральная Азия является самым густонаселенным регионом бывшего СССР (ок. 70 млн). В результате возникает так называемая мальтузианская ловушка: когда население растет стремительнее производства, отчего обостряются конфликты вокруг имеющихся ресурсов.

Как можно судить из статистических данных, население Баткенской и Согдийской областей растет непропорционально. Это обусловлено с одной стороны резкой демографической ситуацией двух государств и этносов, с другой стороны, миграционными потоками. Как мы можем увидеть из таблицы[14], численность населения приграничных областей росла, однако в непропорциональном соотношении: если в Согдийской области за 19 лет население увеличилось более чем на 1 млн. человек, то в Баткенской она оставалась примерно на уровне полумиллиона человек. Высокой остается в Баткенской области число мигрировавших, что в 2 раза превышает количество прибывших. Таким образом демографический фактор в решение приграничного вопроса играет не в пользу Кыргызстана.

В приграничном узбекском анклаве Сох, проживает порядка 80 тыс. чел., территория составляла около 325 квадратных километра (в 2020 году территория анклава составляет 350 кв. км.). Большинство проживающих – этнические таджики. Отмечается, что 16 лет назад в анклаве проживало порядка 50 тыс человек в узбекском анклаве Шахимардан около 10 тыс. человек. В кыргызском анклаве Узбекистана Барак проживает около 4 тыс. человек.

Коррупционные составляющие конфликта обостряют и без того сложную межэтническую неприязнь. Коррупция достаточно разнообразна, присутствует во многих сферах взаимоотношений государственной и местной власти с местным населением. Порождая несправедливое отношение местного населения к власти, она усиливает конфликтный потенциал. Коррупция выявлялась в аренде недвижимости и сельхозугодий родственникам или гражданам Таджикистана, допущении контрабанды ГСМ или допущении наркотрафика. Кыргызские и таджикские граждане сталкиваются с беззаконием со стороны силовых структур и правоохранительных органов при пересечении границ. Правовой беспредел также царивший при распределении земель и ресурсов усиливал конфликтный потенциал в Ферганской долине. В дальнейшем, земли, проданные гражданам Узбекистана и Таджикистана, могут стать и станут точкой преткновения в решение приграничного вопроса.

Таким образом, устранением вопроса делимитации и демаркации границ не снять весь конфликтный потенциал между кыргызской и таджикской стороной. Тут, безусловно, нужен долгосрочный комплексный подход, с выработкой адекватной и действенной модели приграничного сотрудничества, чтобы постепенно и поэтапно снимать напряжение. Проблема должна в первую очередь иметь решение в социально-экономическом русле, а не в политическом. Для этого у лиц, принимающих решения должны быть подготовлены различные сценарии ситуаций и варианты решений к ним (эту работу мог бы взять на себя НИСИ, на базе которого можно было бы создать отдел по прогнозированию будущего). Но так или иначе, без учета интересов местных групп интересов решить этот вопрос будет сложно. Как поступят данные страны: будут ли они огораживаться друг от друга или же пойдут по цивилизованному пути решения вопроса будет отражать политическую волю и будущее кыргызских границ.


Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project». Мнения, озвученные в статье, не отражают позицию редакции или донора.


[1] На кыргызско-таджикской границе произошел инцидент — стреляли в воздух. Sputnik.kg. https://ru.sputnik.kg/society/20201025/1050198168/batken-incident-tadzhikistancy-vystrel-pogranichniki.html    

[2]  На клочке земли приблизительно 22 тыс. кв. км. проживает порядка 15 мл. человек. Таким образом Ферганская долина самая густозаселенная долин Центральной Азии (650 чел. на кв. км.).

[3]  Данные таджикских и кыргызских публичных источников разнятся.

[4]  А. Мурзакулова, Вызовы социальной сплоченности и напряженности на границе Кыргызстана и Таджикистана, УЦА, 2018, режим доступа: https://www.ucentralasia.org/Content/downloads/Challenges%20of%20Social%20Cohesion_RUS.pdf

[5]   По соглашению подписанного в 1992 г., Акаевым и Каримовым водохранилище должно было перейти Кыргызстану.

[6] При этом по показателям Баткенская область к 2019 году обогнала г. Ош.

[7]  Баткенская область КР — самая зависимая от доходов трудовых мигрантов, ИА Акчабар, 12.06.2019, режим доступа: https://www.akchabar.kg/ru/news/11-7-obshchikh-dokhodov-naseleniya-zarabotok-za-predelami-KR/

[8] Пайрав Чоршанбиев, Уровень бедности в Таджикистане сократился, но гумпомощь все еще отправляют, ИА Азия плюс, 19 декабря 2019, https://www.asiaplustj.info/ru/news/tajikistan/economic/20191219/uroven-bednosti-v-tadzhikistane-sokratilsya-no-gumpomotsh-vse-etshe-otpravlyayut

[9] Абдулхолики Холики, Рахимов Н. Т. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ, ГЛОБАЛЬНОГО И РЕГИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ, https://cyberleninka.ru/article/n/spornye-territorii-kak-ochagi-napryazhennosti-na-granitse/viewer

[10]  К. Токтомушев, Социальная сплоченность и осмысление конфликтов в приграничных районах Кыргызстана и Таджикистана, Бишкек 2017, режим доступа: https://www.ucentralasia.org/Content/Downloads/UCA-IPPA-WP40-Promoting%20Social%20Cohesion%20and%20Conflict%20Mitigation-RUS.pdf

[11] Напомним, что 11 января 2014 года в зоне водозабора, находящегося на окраине таджикского поселка Сомониен и кыргызского аула Как-Таш произошло столкновение между погранвойсками двух стран. В результате ранения получили 8 кыргызских и 3 таджикских пограничника. С точки зрения таджикской стороны произошло нарушение протокола от 2008 года, где запрещалось строительство объектов на спорной территории.

[12]  На этот момент полевой генерал был начальником милиции совсем в другой области. Шоха Искандаров – бывший полевой командир, выпускник Академии ФСБ, в гражданскую войну командовал отрядом объединенной таджикской оппозиции. Один из самых опытных боевых командиров погранвойск Таджикистана. Известно, что поддерживал дружеские связи с противником Каримова – лидером Исламского движения Узбекистана (ИДУ) – Джумой Намангани. В ноябре 1998 года возглавлял одну из групп моджахедов в военной операции правительства против банд Махмуда Худойбердиева в Согдийской области. Когда в 2000-м году боевики ИДУ прорвались в Баткенскую область, Искандаров выступил посредником на переговорах кыргызской стороны и боевиков ИДУ об освобождении захваченных в заложники иностранцев. Неоднократно со своим отрядом противодействовал попыткам исламистских отрядов Мулло Абдулло прорваться в долину реки Кызылсу в Чон-Алае. Существует также предположение, что под его начало возвращаются таджики из зон боевых действий на Ближнем Востоке.

[13] Новый статус указывает на понижение Искандарова, однако нигде не было найдено информации о том, что он попал в опалу И. Рахмону.

[14] Данные были получены из публичных источников статистических комитетов КР и РТ, а также социологического ресурса «Демоскоп».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: