© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Эксперты: Политические лидеры должны вернуть ситуацию в Кыргызстане в правовое поле

Отсутствие законности чревато порождением куда более серьезных и опасных кризисов в республике, предупреждают аналитики.


Подпишитесь на наш канал в Telegram!


Ситуация в стране остается напряженной. Митинг утром 6 октября на площади Ала-Тоо. Фото: Даниил Ляпичев, CABAR.asia

На вечер 6 октября власть рассредоточена в руках разных крупных и мелких политических групп по всей стране. С утра прошел парад отставок и самопровозглашенных назначений в разных ведомствах в Бишкеке и регионах.

У крупных политических сил на данный момент идут споры вокруг формирования единого правительства, которое бы контролировало и координировало деятельность всех подведомственных учреждений по стране. Действующее правительство днем распространило заявление, что оно продолжает исполнять свои обязанности.

После обеда парламент, как высший легитимный орган в стране, попытался собраться, однако не смог набрать кворума. Тем не менее его спикер Дастан Джумабеков подал в отставку.

Президент Сооронбай Жээнбеков в беседе с Кыргызской службой Би-би-си заявил, что он как легитимный президент продолжает исполнять свои конституционные обязанности, и готов к диалогу со всеми политическими силами и оказывать всемерное содействие, чтобы вернуть ситуацию в республике в правовое поле.

Эксперты, опрошенные аналитической платформой CABAR.asia, особо подчеркивают, что если основные политические силы в стране не смогут договориться и не вернут страну в легитимное поле, в стране может произойти куда более масштабный кризис, из которого выбраться будет сложнее.

Анар Мусабаева, политический аналитик: «Разношерстная компания политических группировок не может договориться»

CABAR.asia: В сложившейся ситуации какие есть риски, чего нельзя ни в коем случае допустить?

Политический аналитик Анар Мусабаева. Фото: CABAR.asia

Сейчас самый большой риск заключается в том, что страна может оказаться в пучине тотального беззакония. В стране сложилось фактическое безвластие.

Президент сделал видеообращение, призвал все политические силы вернуться в правовое русло. Но всем понятно, что он [президент] уже не вернется к власти. Такое в Кыргызстане невозможно. Но и никакого заявления о том, что он слагает свои полномочия, президент не сделал.

В сложившейся ситуации единственным выходом является заседание парламента 6 созыва, поскольку пока они еще легитимны, и попытаться решить ситуацию легитимным путем. Большой риск в том, получится ли созвать парламент быстро, пока в регионах не начались массовые мятежи. Мы имеем очень рискованную ситуацию сейчас.

Комментарий CABAR.asia: Жогорку Кенеш КР сегодня днем не смог собраться на внеочередное заседание из-за отсутствия кворума.

Мы теряем государство. На этом фоне есть другие риски – может быть раскачана проблема север-юг. Это может привести к гражданскому противостоянию, если так называемые оппозиционные партии все-таки не придут к консенсусу и не постараются войти в правовое поле.

Оппозиционные лидеры контролируют толпу, которую выводили на площадь? Какие ошибки вы усматриваете с их стороны на данный момент?

Лидеры политических партий, которые опротестовали выборы и вышли на митинг, никак не могут объединиться. Уже на данный момент (днем 6 октября) создано два отдельных оппозиционных координационных комитетов; они занимаются дележкой портфелей; есть уже те, кто назначил себя на посты в силовых структурах. По сравнению с ситуацией 2010 года (апрельские события 2010 года, в результате которого пал режим президента Курманбека Бакиева), ситуация гораздо тревожнее, тогда хотя бы была объединённая оппозиция. Сейчас разношерстная компания политических группировок не может договориться. Это не удивительно, у них разные интересы. Иначе они могли бы объединиться до выборов.

Эти политические силы сейчас понимают всю свою ответственность на данный момент?

Должны. Но, видимо, не совсем понимают. Они пребывают в эйфории, как и в предыдущих революциях. Но это очень опасно. Фактически, нет лидеров, харизматичных фигур, которые смогут как-то посадить всех за стол и договориться о дальнейших действиях.

Какие действия должен был предпринять президент Сооронбай Жээнбеков, чтобы не допустить такого кризиса? Понимал ли он, что ситуация может выйти из-под контроля до такой степени?

Он опоздал со своим приглашением ко всем партиям, которые были недовольны итогами выборов. Он это сделал уже когда протест расширился настолько, что трудно было контролировать, опоздал и со своим обращением, которое сделал уже после того, как Белый дом был захвачен протестующими. Он мог бы вовремя среагировать и избежать такого поворота событий, но, наверное, как и предыдущие президенты, понадеялся, что его пронесет и что силовым методом подавит восстание. В общем, повторение ошибок прошлого. 

Эльмира Ногойбаева, руководитель аналитического центра «Полис Азия»: «Время терять нельзя, могут появиться новые конфликтные очаги»

CABAR.asia: В стратегическом, долгосрочном плане для развития страны, какие выводы следует извлечь из сложившейся ситуации?

Руководитель аналитического центра “Полис Азия” Эльмира Ногойбаева. Фото из личного архива.

Нам нужно готовиться к переменам. Если мы хотим реальных перемен, мы должны относиться к этому прагматично и рационально. У нас сложилось столько групп в Кыргызстане – я не говорю партий, а просто групп, которые хотят реформ, изменений, развития Кыргызстана. Но просто хотеть мало; нужно понимать, что нужно предпринимать рациональные шаги.

Сегодня видно, что произошла фактически «третья революция», а общество опять растеряно, не знает, какие предпринимать последующие шаги. Такое было и в 2005, и в 2010 году. Не зря же в 2010 году точно такая же ситуация была: много лидеров, мужчин, а потом раз – и вытолкнули женщину. И то – только на один год. Поэтому нам нужно…

Я бы привела пример Польши, движение «Солидарность». Там люди год сидели в тюрьме, и там написали программу. У нас сегодня три вопроса: первый вопрос – программный план действий; второй вопрос – кто этим будет заниматься, кто будет нести ответственность; и третий – коммуникация. Как договариваться?

На сегодняшний день Кыргызстан на грани очень больших угроз, в том числе и гражданской войны. Вот как нам сейчас договариваться? Между кем договариваться? Все же идёт вокруг региональных делений!

Общество уже проходило через мартовские события 2005 года, апрельские события 2010 года, два этнических конфликта были. Как вы думаете, у общества выработался коллективный инстинкт самосохранения, который позволит быстрее вернуться в правовое поле?

Я не уверена, что у нас есть инстинкт самосохранения. Если бы он был, после такого цикла у нас бы были хоть какие-то изменения, какие-то подвижки. Мы же их на самом деле не видим, мы наоборот видим процессы со знаком «минус». Очевидно, необходима люстрация. Но мы уже видим, как в политику обратно приходят люди, «б/ушные» в политике. Я пока не вижу инстинкта самосохранения, такая дискуссия должна быть. Есть концепция, которая говорит, что дискуссии меняют жизнь, и нам нужно об этом говорить, фиксировать.

И еще нужно понимать политику преемственности. Я очень надеюсь, что произойдет люстрация. Но скорее всего, судя по тому, кто сейчас разбирает эту власть, там много не просто бывших чиновников-политиков, но и довольно криминальных лиц. Нам на каждого такого человека нужно поднимать досье.

Нужно садиться за стол переговоров. У нас люди просто не умеют дискутировать. Вот сейчас посадите семь человек за стол переговоров, они не смогут договориться. Это тоже процедура. Тогда нужно приглашать опытных модераторов, переговорщиков, медиаторов. Потому что этот процесс тоже займет много времени, а его терять нельзя, потому что за это время могут появиться новые конфликтные очаги.

Среди новых исполняющих обязанности в Бишкеке и регионах мы не видим настоящих профессионалов, грамотных специалистов в различных отраслях, хотя у нас их довольно много, в том числе среди молодого поколения. Что нужно сделать, чтобы на них обратили внимание, прислушивались к их профессиональному мнению, экспертизе?

Социальные лифты. Социальные лифты же работают не только в государственных структурах, они работают на локальном уровнях, в МСУ. В любой группе есть процедуры, через которые выступают эти социальные лифты. У нас они абсолютно атрофировались. У нас в основном идет «аксакальство». Причем «аксакальство» идет как некая группа людей, которая легитимизирует всех. Второе – криминальные структуры. У нас еще произошла подмена понятий. У нас авторитет прогрессивных и образованных подменен на авторитет силы. И опять у нас происходит такая же ситуация.

Да, у нас есть образованные и профессиональные, но их нужно сплачивать. Эти прогрессивные и образованные меньше всего коммуникабельны, меньше всего солидаризируются, меньше всего объединяются. Обратите внимание, как объединяются политические структуры – даже те, которые ругались и воевали между собой, моментально мобилизуются, и как рассыпана среда образованных.

Мне кажется, нужно на них формировать запрос. Вот сейчас важны юристы. У нас есть прекрасные юристы, которые знают, как это выстраивать. Но приглашены ли они, займут ли они свое место, будут ли они услышаны, дадут ли им такую возможность, или опять пригласят тех, кто 10 раз переписывали конституцию? Тоже большой вопрос.

В Кыргызстане должны понять: да, выборы были страшные, попрали достоинство людей и тому подобное, но если сейчас не договориться о правилах, попраний этих прав потом будет гораздо больше. Уже на физическом уровне.


Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: