Статьи IWPR по ЦА Кыргызстан

Кыргызстан: непотопляемая коррупция

06.08.2015

Разовые и показательные задержания чиновников не демонстрируют решительность властей серьезно и систематически бороться с коррупцией, считают правозащитники.

Арест двух высокопоставленных чиновников в подозрении в вымогательстве взятки не убедил критиков властей в том, что последние имеют серьезные намерения расправиться с систематической коррупцией.

Депутат парламента от оппозиционной фракции «Ата-Журт» Хаджимурат Коркмазов был задержан 15 июля после предположительно получении взятки в 100 тыс. долларов от дочери бывшего мэра Бишкека Наримана Тюлеева, которого обвиняют в мошенничестве с земельным участком.

Следователи говорят, что взятка предназначалась Данияру Нарымбаеву, тогда еще руководителю администрации президента Алмазбека Атамбаева. По их словам, Нарымбаев взамен предположительно обещал оказать содействие при рассмотрении дела Тюлеева.

16 июля Нарымбаев, считавшийся одним из влиятельнейших чиновников в стране, подал в отставку. Шесть дней спустя он был арестован по обвинению в вымогательстве взятки и злоупотреблении служебным положением.

27 июля президент Атамбаев сказал журналистам, что это он дал согласие на предъявление обвинения его бывшему помощнику.

«Я мог прикрыть это дело, но я не стал делать этого, — рассказал Атамбаев. — Я мог бы остановить это дело. Но я не сделал этого. Наоборот я хотел, чтобы это дело было возбуждено. Раньше говорили, что коррупция дошла до 7 этажа Белого дома. Надо очищать».

В мае правоохранительные органы, ответственные за борьбу с коррупцией, начали расследование относительно сделок с земельными участками, за которыми предположительно стоял тогдашний мэр Нариман Тюлеев. Тюлеев был осужден по другому коррупционному делу в 2013 году.

Его дочь Назгуль Тюлеева рассказала информагентству 24.kg, что в мае этого года она пришла в кабинет зампредседателя Верховного суда Канатбеку Турганбекову обсудить детали относительно дела ее отца, но тот посоветовал ей обратиться по этому вопросу к Нарымбаеву.

Она говорит, что по запросу Нарымбаеву она заплатила через Коркмазова 50 тыс. долларов за обеспечение положительного заключения по делу ее отца.

«Моя семья, находясь под давлением вот уже три года и опасаясь усиления давления, согласилась на это», — сказала она.

Но после, сказала она, у нее потребовали еще больше денег, иначе могло усилиться давление на ее отца и семью, и убедившись, что вымогательство на этом не закончиться, она обратилась с жалобой в Антикоррупционную службу ГКНБ.

После ареста Коркмазова, в тот же день Нарымбаев созвал пресс-конференцию, в которой подтвердил встречу с Назгуль Тюлеевой, но подчеркнул, что «никаких разговоров о деньгах не было».

Перед своим арестом Нарымбаев разослал заявление журналистам, сказав, что все это дело специально спроектировано, чтобы очернить власть.

Генпрокуратура сообщила, что в рамках расследования этого дела будут также допрошены лидер президентской социал-демократической фракции Чыныбай Турсунбеков и зампредседателя Верховного суда Турганбеков, которые присутствовали на встречах Назгуль Тюлеевой с Данияром Нарымбаевым.

СУДАМ НЕ ХВАТАЕТ НЕЗАВИСИМОСТИ И РЕШИМОСТИ

Правозащитники отмечают, что судебная реформа значительно не продвинулась после свержения в 2010 году президента Курманбека Бакиева, а обращение дочери Тюлеевой к представителю президента демонстрирует как на самом деле работает система.

Нарымбаев был вовлечен в процесс написания новой конституции, принятой в июне 2010 года, а также в реформу судебной системы, которая, как предполагалось, должна была стать независимой структурой вне всякого государственного контроля.

Директор Института общественного анализа Рита Карасартова говорит, что вместо этого «администрация президента создала такую судебную систему, которую независимой назвать нельзя».

Когда чиновники имеют влияние на суды, становится сложно предъявить обвинения на систематической основе, в отличие от некоторых лиц, которым не повезло быть уличенными в коррупции.

Карасартова говорит, что арест Нарымбаева стал возможным только после того, как президент дал персональное согласие, так как иначе правоохранительные органы никогда не осмелились бы самостоятельно встать против такой важной фигуры.

«То, что он [президент] не стал прикрывать его [Нарымбаева], — это правильно, но с другой стороны – Атамбаев оказался в безвыходном положении, потому что если он сейчас начнет защищать Нарымбаева, будет волна негодования у людей», — сказала она IWPR.
«Но раз Нарымбаев так низко плавал и облажался, то он должен отвечать за это», — добавила Карасартова.

Чолпон Джакупова, директор правовой клиники «Адилет» согласна, что арест Нарымбева был исключением, нежели чем обычной практикой.

«Если бы не поступил «заказ», дело бы даже не возбуждали. Навряд ли поимка Нарымбаева прошла без одобрения, поскольку у нас правоохранительные органы политизированы, а суды — подконтрольны власти», — сказала она газете «Вечерний Бишкек».

УСТОЙЧИВАЯ КОРРУПЦИЯ

Пресс-секретарь президента Жанар Акаев подчеркивает, что Атамбаев не будет делать никаких исключений для своего окружения, если они будут уличены во взяточничестве.

«Я узнавал мнение президента по этому поводу, и он сказал так: «Я никого не буду жалеть в борьбе с коррупцией. Ни одного человека. Даже если это будут близкие мне люди или те, с кем я вместе работаю — люди из моей команды и окружения», — сказал Жанар Акаев.

Джакупову не впечатлили слова Атамбаева: «Не может человек [президент] пять лет спать, а на шестой год правления приоткрывать веки и говорить о борьбе с коррупцией».

Адылбек Шаршенбаев, председатель правления местного отделения «Transparency International» сказал IWPR, что коррупция является второй наиболее острейшей проблемой в Кыргызстане после политической нестабильности.

В 2014 году Кыргызстан из 175 стран занял 136-е место в глобальном индексе коррупции «Transparency International», и наблюдались некоторые шаги для решения этой проблемы.

По мнению Шаршенбаева, усилия по сдерживанию коррупции были «неэффективны».

«На деле, всё так и осталось на уровне декларирования; государство не предприняло ощутимых шагов, направленных на создание реально работающих механизмов исполнения нормативно-правовых актов, организацию эффективной работы созданных структур и вовлечения общества в деятельность по противодействию коррупции», — добавил Адылбек Шаршенбаев.

Директор Коалиции «За демократию и гражданское общество» Динара Ошурахунова говорит, что несмотря на заявления о борьбе с коррупцией, на самом деле мало что реального было сделано в этом направлении.

«Чтобы система работала, надо, чтобы законы работали, чтобы они уважались и вообще уважалась сама Конституция; и была адекватная судебная система, адекватные правоохранительные органы, система государственная должна быть реформирована, чтобы уменьшить такие случаи», — отметила Ошурахунова.

На данный момент, говорит она о борьбе с коррупцией, «у нас это затрагивается местами, а целые пласты коррупции не трогаются вообще».

По мнению Карасартовой, «борьба с коррупцией превратилось в небольшое шоу»: «Да, бывают, громкие дела, когда со взятками задерживают чиновников, судей, прокуроров, но системная коррупция никуда не ушла».

Ошурахунова согласна с таким мнением и отмечает о ряде чиновников, которые погрязли в коррупции, но они никогда еще не были тронуты.

«Понятно, что там есть достаточно других людей, которые занимаются этим же – оказывают влияние на решение каких-то судебных вопросов через коррупцию. Мы знаем, что чистка избирательна», — добавила Ошурахунова.

«Ручная реакция и эпизодичные задержания – это и есть вся система борьбы с коррупцией. Вернее, отсутствие системы», — сказала Динара Ошурахунова.

Тимур Токтоналиев – редактор IWPR по Кыргызстану
 
 

Последнее

Популярное