Журналистские расследования Кыргызстан

Нескончаемый поток кыргызских беженцев в США

03.08.2016

Получение убежища для граждан Кыргызстана является наиболее распространенным способом легализации в США даже если им на самом деле в стране ничего не угрожает.

Автор: Тимур Токтоналиев

IMG_1311Наргизе 21, и она уже политический беженец. Когда несколько лет назад подвернулась возможность поехать в Америку по программе Work and Travel, она выложила солидную сумму своих сбережений, чтобы оказаться там. Через месяц после пребывания она решила остаться там навсегда и попросила политическое убежище.

«Это самый легкий способ остаться тут в Америке, и легализоваться. Там есть другие пути, но это самый быстрый способ», — говорит Наргиза, пожелавшая не идентифицировать себя.

«Как я знаю, почти все мои знакомые подавали на политическое убежище. Они не любят говорить об этом, но все тут знают друг о друге», — добавляет она.

Видеоинтервью. По просьбе героини лицо было скрыто, голос изменен.

По ее словам, после подачи заявки на убежище у мигранта уже появляется законное основание оставаться в стране, хоть и временное, до вынесения решения по его делу. Если исход будет положительным, то через год уже можно получить вид на жительство, а через пять лет постоянного проживания – подавать на гражданство.

Успех получения статуса беженца напрямую зависит от истории заявителя, в котором он должен написать, почему боится возвращаться на родину. Зачастую мигранты приукрашивают свои заявки несуществующими инцидентами и описывают все негативные тенденции в республике, которые имеют к ним опосредованное отношение. Нередки просто выдуманные истории.

«Есть адвокаты, которые сами придумывают истории либо заявители на политическое убежище самостоятельно сочиняют. Конечно, закон Америки запрещает это делать, но они делают, это правда жизни. Некоторые даже платят, чтобы кто-то написал хорошую историю для них».

IMG_1310

Наргиза подала на политическое убежище через полтора месяца после приезда в США по программе «Work and Travel»

Сама Наргиза родилась в Бишкеке, и проживала вполне благополучную жизнь: жила с мамой, училась в национальном университете им. Ж. Баласагына, работала в неправительственном секторе и для своих лет неплохо зарабатывала. Свое решение она объясняет большими возможностями для своего будущего, которое она увидела в США.

«У девушек больше шансов получить убежище в Америке, чем у мужчин, потому что в Кыргызстане есть кража невест, — делится она выгодными нюансами. – Девушки [кто указывают в качестве причины умыкание невест] на самом деле боятся возвращаться в Кыргызстан, потому что их украдут, и офицеры миграционной службы верят, потому что они это видят, слышат, читают через интернет, и они не хотят, чтобы у этих девушек была сложная судьба в Кыргызстане».

«Но моя история была связана чисто с политикой, не с кражей невест. Она была на 80 процентов правильная, на 20-25 – придуманная. Там нужно было что-то фантазировать. У меня уже были свои справки, что это на самом деле произошло в жизни», — рассказывает Наргиза.

Сейчас же, по ее словам, американские власти стали чаще отказывать в предоставлении убежища, так как они видят, что в стране ситуация относительно стабильная.

В 2010 году, согласно данным Департамента национальной безопасности США, 58 граждан Кыргызстана получили статус беженцев. Через год после смены власти в апреле 2010 года и межэтнического конфликта на юге страны, эта цифра резко возросла: в 2011 году статус был выдан 161 человеку, в 2012-ом – 152, 2013 – 114, а в 2014 году 132 гражданина стали официальными беженцами. До событий 2010 года предыдущие пять лет эта цифра ежегодно не превышала 35.

Количество же подавших прошение на получение статуса неизвестно. Вполне очевидно, что их намного больше реально получивших. Также до сих пор отсутствует точная информация о количестве мигрантов в США – в СМИ циркулирует информация об около 15 тысячах человек, но в то же время непонятно сколько из них проживают легально, а сколько – нелегально.

«Work and Travel» является не единственной возможностью, чтобы попасть в США. О различных ухищрениях кыргызов, чтобы получить американскую визу, проводились исследования и даже в WikiLeaks обнаружились секретные записки бывшего посла США в КР Татианы Гфеллер от 2009 года с подробным описанием, какие методы используют заявители, чтобы получить визу.

wikileaks

Подробнее ознакомиться с депешей Татианы Гфеллер можно на сайте WikiLeaks по данной ссылке

Tatiana_C_Gfoeller

Татиана Гфеллер работала послом США в КР в 2008-2011 гг. Фото: state.gov

«Мошенничества с визами в основном состоят из подделанных документов, таких как: ложные приглашения, ложные заявления банка или поддельные уведомления о принятии на работу. Многие просители открывали банковские счета за несколько дней до их собеседования в посольстве и временно брали кредит на крупную сумму», — говорилось в депеше Гфеллер в Вашингтон от 21 октября 2009 года.

Также посол США сообщала, что до них дошла информация о продаже мест в официальных делегациях, выезжающих в США, и обещала впредь тщательно анализировать подобные заявки на визы.

О жизни нелегальных мигрантов из Кыргызстана в Соединенных штатах пока известно только одно исследование, проведенное профессором Университета Содружества Вирджинии (Virginia Commonwealth University) Салтанат Либерт – тоже выходца из Кыргызстана.

На презентации своего исследования в Бишкеке в 2012-ом году она также рассказывала, что некоторые кыргызские мигранты приехали в Америку в составе официальных делегаций.

«В составе таких делегаций было два типа людей: некоторые действительно работали в том или ином министерстве, а некоторые платили деньги, чтобы их включили в список, а на самом деле они никакого отношения к министерству не имели», — сказала автор исследования Салтанат Либерт.

«Необходимо отметить, что когда официальная делегация подает документы в консульство на визу в США, то вероятность того, что они получат визу, гораздо выше, чем если бы кто-то подавал на туристическую визу. Мигранты платят большие деньги за то, чтобы попасть в состав таких делегаций».

Либерт отмечала, что такой прием также используется и по спортивной линии – «некоторые заплатили деньги, чтобы их включили в список в качестве тренеров или помощников [спортсменов]».

IMG_1311

Но программа «Work and Travel» пока остается единственным коридором, по которому большинство молодых мигрантов оказываются на американской земле, и они предпринимают любые попытки, чтобы остаться после ее окончания. Исходя из этой тенденции в последние годы Посольство США в Бишкеке ужесточило процесс отбора заявок и стало чаще отказывать студентам. Но это не дает ощутимых результатов – среди студентов, которые все же сумели пройти через сито, немало тех, кто так и не вернулись спустя три месяца после окончания программы. Это подтверждает и наша собеседница Наргиза.

«Где-то 10 процентов из них вернулись обратно в Бишкек, но многие, которые приехали со мной сюда [по программе Work and Travel], остались используя те же самые схемы. Многие остались и подали на политическое убежище», — сказала Наргиза.

Наргиза рассказывает о процессе получения убежища и жизни нелегалов. По просьбе героини голос был изменен. 

Она говорит  после ее потока многим студентам стали отказывать в визе, но в то же время уточняет, что их решение остаться не имело никаких последствий для них самих.

«Сложно получить визу по сей день именно из-за того, что многие люди, как я, летом приезжают и остаются. По контракту, который мы подписывали, если мы не вернемся мы должны были заплатить штраф в сумме 3000 долларов. Но никто даже не написал мне, никто не требовал эти штрафы», — рассказала она.

Сейчас она проживает на западном побережье США, работает по профессии – занимается составлением отчетности в небольшой финансовой организации. Она сама знает, что в плане работы ей в некоторой степени повезло, с другой – это был плод ее стараний. Но большинство «беженцев» или нелегалы начинают свою трудовую карьеру в Америке с куда скромных позиций на неквалифицированном рынке труда. Наргиза говорит, в этом отношении очень важно понимать, чего ты хочешь здесь и работать над собой, вкладываться в себя в соответствии с этим направлением.

«Наши нелегалы говорят, что им тут спокойно. Есть некоторые, которым на самом деле все равно. Большинство из них приехали сюда просто заработать деньги и уехать, — говорит Наргиза. – У многих тут нет цели оставаться или пойти в школу учиться, делать карьерный рост».

Статья подготовлена в рамках программы ICFJ «South and Central Asia Digital Media Co-op». 

Другая статья из серии «Американских записок» автора: Тилек Мамутов — о воздушном шаре с интернетом ( http://cabar.asia/ru/tilek-mamutov-o-vozdushnom-share-s-internetom/ )

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 × два =

Последнее

Популярное