© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Жизнь адвентистов седьмого дня в Таджикистане

Община адвентистов седьмого дня в Душанбе появилась в 1990 году, но появление адвентизма в Таджикистане относят к 1930 году. 


Подпишитесь на наш канал в Telegram!


English Тоҷикӣ
* Материал опубликован в рамках серии статей CABAR.asia, посвященной информированию аудитории о религиозном многообразии в странах Центральной Азии. Авторы не преследуют цель пропаганды той или иной религиозной конфессии.
Согласно данным книги «Исторический Словарь Адвентистов седьмого дня» Гэри Лэнда, 1929 году в Таджикистан были сосланы первые адвентисты, а в 1930-х годах ссыльные немцы-адвентисты сформировали первую общину.
Сегодня адвентисты седьмого дня – официально зарегистрированное религиозное течение в Таджикистане, где им принадлежат четыре церкви – в Гиссаре, Худжанде, Турсунзаде и главная – в столице. 
Всего же, по данным Комитета религии, в стране зарегистрировано около четырех тысяч религиозных объединений, 67 из них – неисламские.
«В Таджикистане все равны перед законом независимо от их отношения к религии и религиозной принадлежности. Статьи 5, 8 и 26 Конституции Таджикистана и Закон Республики Таджикистан «О свободе совести и религиозных объединениях» гарантируют всем одинаковые права независимо от пола, цвета кожи, расы или религии все равны по закону», – отмечает Афшон Муким, пресс-секретарь Комитета религии, регулированию национальных традиций, торжеств и обрядов при Правительстве РТ.
Церковь адвентистов седьмого дня в Душанбе. Photo: CABAR.asia
Василий Скрипкорь с семьей перебрался в Душанбе из Украины более пяти лет назад. Здесь он занимается строительством и помогает с ремонтом церкви. 
По его словам, на сегодняшний день в Таджикистане насчитывается около 800 последователей адвентизма, а на субботнюю службу в церковь в Душанбе приходит 120-130 человек. Но из-за миграции количество прихожан уменьшается и сейчас больше половины составляют этнические таджики и узбеки.

Читайте также: Как живут адвентисты в Узбекистане?

«Есть люди, которые болеют и не могут приходит церковь, и мы сами посещаем их. Раньше среди прихожан было много русских и немцев, но после войны большинство уехали. Мы видим, что в стране есть толерантность к верующим. Мы нормально относимся к мусульманам и готовы выслушать позицию других, но мы против проявления дискриминации: «вот мы лучше, чем вы, мы – хорошие, а вы – плохие, мы – правильные, а вы – не правильные», – говорит Скрипкорь.
Он отмечает, что основное отличие адвентистов в том, что богослужение у них проходит в субботу, а не в воскресенье как у других христианских течений. Как и мусульмане, они не едят свинину, а также не используют иконы и свечи для поклонения. 

Всемирный символ адвентистов седьмого дня используется с 1997 года. Photo: CABAR.asia
Адвентизм возник в США в 1830-х гг. Его основателем был про­по­вед­ник Уиль­ям Мил­лер. Это религиозное направление объединяет людей, которые верят во второе пришествие Иисуса Христа (лат. «adventus» — «пришествие»). 
Адвентисты седьмого дня – одно из ответвлений адвентизма. Они опираются на Библию как единственное правило веры и жизни, строго соблюдают 10 заповедей с акцентом на почитание субботы, а также не принимают участие в политической деятельности, отрицательно относятся к ношению и применению оружия.

Читайте также: Баптистская община Таджикистана: 90 лет надежд и мечтаний

Бахриддин Сангинов, пастор церкви адвентистов седьмого дня в Душанбе,  причисляет себя к этой конфессии с 18 лет. В детстве он с родителями жил в городе Турсунзаде, который находится в 60 км от столицы: 

– Я учился в шестом классе, когда мои родители развелись. После этого мой отец еще пять раз женился и некоторые вещи стали нормой для меня. 

В Турсунзаде находилась церковь адвентистов седьмого дня. Однажды проходя мимо нее, я увидел, что около нее стоит мой друг Руслан. Я удивился, что он ходит церковь, потому что прежде он был мусульманином.

Он пригласил меня войти в церковь и в тот день тема проповеди была про христианскую семью и то, какой она должна быть – одна жена, один муж и дети. Это стало одной из причин того, что я стал адвентистом седьмого дня.

К сожалению, у нас считают, что Библия – только для европейцев.

Да, сначала меня всегда преследовал страх того, что меня кто-то может увидеть там. Что они скажут по поводу того, что я хожу в церковь? В семье, конечно, возникли проблемы. Родители говорили: «Во что ты веришь? Эта книга для русских, для европейцев и американцев». К сожалению, у нас считают, что Библия – только для европейцев.

Но я начал читать Библию и предложил маме тоже почитать. Через какое-то время она заметила, что я изменился, стал вести другой образ жизни и сама начала ходить в церковь, стала адвентисткой. А через год сестра тоже уверовала. 

Зал, где проходят субботние богослужения. Photo: CABAR.asia
По словам Сангинова, этнические таджики и узбеки, которые меняют свою веру и становятся христианами сталкиваются с непониманием родителей и родных.

Читайте также: Сменившие религию таджики боятся говорить об этом

«У всех таджиков, которые стали адвентистами, сначала были проблемы с семьей. Но со временем они видят, что человек становится лучше. Например, мы не курим, не говорим ложь, не пьём, у нас одна жена, мы не изменяем. Поэтому со временем отношения с родственниками налаживаются», – говорит Василий Скрипкорь.


Данная статья была подготовлена в рамках проекта IWPR «Стабильность в Центральной Азии через открытый диалог».