© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Кыргызстан: официальные цифры по усыновлению детей не отражают реальную ситуацию

Ежегодно около 700 кыргызстанцев берут приемного ребенка в семью. Это официальные данные, но эксперты говорят, что цифры гораздо выше. Часто семьи стараются обойти бюрократию и усыновляют/удочеряют детей незаконно. 


Подпишитесь на наш канал в Telegram!


После замужества Ажар (имя изменено) никак не могла забеременеть. Врачи диагностировали ей множество заболеваний, но продолжительное лечение не привело к желаемым результатам.

Вопреки многочисленным уговорам и вмешательствам родственников, семья не разошлась и после 13 лет брака решила усыновить ребенка. Но обращаться в госорган Ажар не захотела — отпугивал длительный и бюрократический, на ее взгляд, процесс. Тогда ее знакомая нашла молодую девушку, которая должна была вот-вот родить. Она не собиралась воспитывать ребенка, так как забеременела вне брака.

Ажар уговорила девушку отдать ей ребенка после родов. За оплату. Та написала отказную, а врачи привели документы новорожденной «в соответствие».

Так семья обрела малышку. В этом году ей исполнится шесть лет. Она не похожа на своих родителей, но когда люди открыто говорят об этом, Ажар их просто игнорирует.

«В начале это меня ранило. Люди совершенно не задумываются, как я могу воспринять их высказывания, — делится Ажар, — но сейчас это меня меньше всего волнует, я просто ничего не отвечаю им».

В дочери она с мужем души не чают и делают все, для того, чтобы у девочки было счастливое детство. Семья планирует в будущем принять в семью еще и мальчика.

Иллюстративное фото. © CABAR.asia

В законодательстве Кыргызстана не предусмотрено отдельной статьи за незаконное усыновление. По словам юриста Елены Гавриловой, каждый случай индивидуален.

«Если следовать истории Ажар, в случае, если биологическая мать ребенка решила отказаться в пользу других лиц, если усыновители вели ее во время беременности, если заплатили, чтобы она выносила ребенка, не сделала аборт, то это можно рассматривать, как устное соглашение донорства или суррогатного материнства», – говорит Елена Гаврилова.

Юрист отмечает, что в данном случае имело место злоупотребление должностными полномочиями и подделка документов, когда врачи выписали историю родов лицу, который фактически не рожал. По сути, произошла подмена ребенка. Но есть ньюанс –  при подмене ребенка новорожденного, совершенной из корыстной или иной личной заинтересованности, есть потерпевшая сторона, чьи права были нарушены. Если женщина добровольно отказалась от ребенка в пользу других лиц, потерпевшей стороны нет.  

«Однако, если деньги заплатили маме за ребенка, не за вынашивание, если она взяла и продала или если заведомо вынашивала, чтобы продать, то это торговля людьми, это уголовно наказуемая статья», – говорит Гаврилова.

Согласно Уголовному кодексу КР, это наказывается лишением свободы на срок от двух лет шести месяцев до пяти лет.

Бюрократия — барьер или защита?

По данным ОО «Альянс по репродуктивному здоровью», в Кыргызстане 38 % супружеских пар сталкиваются с проблемой мужского или женского бесплодия. Но далеко не каждый решается законным путем обзавестись детьми.

Семья, предпочитающая остаться анонимной, сообщила CABAR.asia, что с момента подачи заявки на усыновление прошло более двух лет – процесс затянулся. За это время пара уже передумала брать ребенка в семью.

Порой такие случаи приводят к тому, что люди самостоятельно начинают заниматься поисками кандидатов на усыновление.

В 2013 году в Бишкекском перинатальном центре одна из пациенток украла из реанимации новорожденную девочку. 

В 2015 году житель Нарынской области пытался обменять свою пятимесячную дочь на одного барана. В Таласе отец хотел продать своего двухлетнего сына. А в Иссык-Кульской области мать продала трехлетнего сына.

В 2016 году было зарегистрировано пять фактов продажи детей. Причем всех продавали родители или близкие родственники.

В 2017 году в Бишкеке задержали женщин, которые пытались продать трехмесячного ребенка.

В марте 2018 года жительница Оша пыталась продать свою новорожденную дочь и даже нашла покупателя. А в сентябре того же года в одном из роддомов Бишкека милиция выявила шесть фактов продажи младенцев. 

В конце 2019 года Министерство труда и социального развития Кыргызстана сообщило, что процесс усыновления/удочерения немного упрощен. Сейчас для этого необходимо:

  • пройти онлайн-регистрацию либо обратиться в районное отделение министерства,
  • собрать перечень документов,
  • пройти бесплатные курсы обучения по подготовке приемных семей,
  • написать заявление на усыновление/удочерение,
  • получить разрешение на посещение ребенка,
  • обратиться в суд и получить свидетельство о рождении.

Пакет необходимых документов для усыновления/удочерения выглядит следующим образом:

  1. заявление по установленной форме;
  2. копия паспорта;
  3. свидетельство о браке (если состоят в браке);
  4. нотариально заверенное согласие супруга (если состоят в браке);
  5. справка с места жительства о составе семьи;
  6. выписка из домовой книги с места жительства или документ, подтверждающий право собственности на жилое помещение;
  7. справка органов внутренних дел об отсутствии, снятии или погашении судимости;
  8. медицинское заключение государственной лечебно-профилактической и медико-социальной организации о состоянии здоровья лица, желающего взять ребенка на воспитание в приемную семью, и членов его семьи, об отсутствии заболеваний, согласно перечню, определяемому правительством Кыргызской Республики, при наличии которых лицо не может быть признано опекуном (попечителем), приемным родителем, усыновителем ребенка;
  9. характеристика с места работы либо с места жительства;
  10. полная автобиография заявителей;
  11. письменные рекомендации от не менее трех поручителей. Поручителем может быть любой гражданин Кыргызской Республики, не состоящий с кандидатом в приемные родители в родстве и знающий его не менее одного года. Письменные рекомендации собираются сотрудниками территориальных подразделений путем письменного интервьюирования выбранных поручителей;
  12. справка или сертификат о прохождении обучения (тренинга, семинара), выданные уполномоченными органами и соответствующими учреждениями, обучающими приемных родителей.

Согласно Кодексу о детях, усыновление/удочерение —  это мера защиты прав и законных интересов ребенка, который лишен родительской заботы в своем семейном окружении. По закону у ребенка, который подлежит усыновлению и опеке, обязательно должен быть статус, что он круглый сирота, либо его родители должны быть лишены родительских прав.

Усыновление и коррупция

Елена Франк. Фото из личного архива

Проект «Школа ответственных родителей» занимается подготовкой приемных семей, проводит обучающие тренинги и консультации для потенциальных усыновителей. Его руководитель, психолог Елена Франк отмечает, что если у кандидатов в приемные родители всё в порядке с документами (есть официальный заработок, в порядке документы на жильё и нет проблем со здоровьем), то сбор документов не занимает много времени и не составляет трудностей.

По ее словам, сложности могут возникнуть на двух этапах. Первый – когда у родителей не в порядке документы и им приходится решать связанные с этим проблемы. 

«Иногда сотрудники соцслужб, видя проблему в этой области и некомпетентность кандидатов в этом вопросе, начинают запрашивать всё новые и новые справки, тем самым порой вынуждая родителей заплатить за то, чтобы им выдали заключение о том, что они могут быть усыновителями», – говорит Елена Франк.

Находчивые работники соцслужб говорят, что могут подобрать им за определенную сумму нужного ребёнка

Второй этап наступает, когда все документы собраны, родители имеют на руках заключение и начинается поиск ребёнка. Часто проблемы возникают как со стороны родителей, так и со стороны сотрудников отдела поддержки семьи и детей (ОПСД). По словам Франк, часто кандидаты хотят новорожденного младенца определённого пола, национальности, цвета волос, разреза глаз – чтобы все были уверены, что он их биологический ребёнок. 

«А таких детей не так уж и много, и находчивые работники соцслужб говорят, что могут подобрать им за определенную сумму нужного ребёнка. Или когда родители находят того самого, с них требуют деньги, чтобы оформить все документы. В моей практике было даже такое, когда родителям давали на руки младенца, возможность провести с ним время, привязаться к нему, а потом говорили, что если они хотят его забрать, то должны заплатить», – рассказывает психолог.

Она добавляет, что не все родители на самом деле уверены в том, что готовы усыновить или имеют неправильные мотивы. Такие годами ищут и выбирают детей, ходят по разным детским домам, знакомятся с детьми, водят их по больницам и психологам, чтобы проверить на «бракованность», но никак не решаются.

Что говорит статистика?

По данным Министерства труда и социального развития на июнь 2020 года в Кыргызстане зарегистрировано 140 детских учреждений интернатного типа, где воспитываются 10,3 тысячи детей. Из них 4% являются сиротами.

Несмотря на различные мнения в обществе, по статистике официальное усыновление/удочерение ребенка далеко не редкое явление для Кыргызстана. При этом иностранцы, которые берут кыргызстанцев в свои семьи, занимают небольшую долю в общем количестве.

Чолпон Жумакунова, главный специалист отдела по развитию социальных услуг семьи и детям сообщила CABAR.asia, что усыновленные иностранными гражданами дети встают на учет в посольстве или консульском учреждении КР, аккредитованном в государстве проживания усыновителей. Представительства аккредитованных иностранных организаций предоставляют отчеты об условиях жизни воспитания и содержания усыновленных детей.

Однако, по словам Елены Франк, из-за незаконного усыновления эта цифры занижены.

«На самом деле кыргызстанцы не так уж мало детей берут в семьи. Проблема в том, что чаще всего это делается незаконно и люди не говорят, что у них есть приемные дети. Они берут детей в младенческом возрасте, стараются найти новорожденных и платят деньги в больницах или беременным женщинам, которые хотят отказаться от детей», – поясняет она.

Согласно официальной статистике усыновлений/удочерений в Кыргызстане, большинство приемных родителей выбирают детей младшего возраста.

Конфликт интересов

По словам экспертов, нынешняя ситуация по усыновлению в Кыргызстане не совсем корректна и порождает конфликт интересов. Министерство труда и социального развития ведет процесс усыновления от начала до конца: соответствующий отдел ведет базу данных родителей, он же ставит детей на очередь и в то же время ведет коммуникацию с потенциальными родителями.

Таким образом, ведомство ответственно за все. А это конфликт интересов — поставщик и контролер в одном лице, говорит Назгуль Турдубекова, директор ОФ «Лига защитников прав ребенка».

«Во всем цивилизованном мире государство дает аккредитацию общественным организациям, платит им, чтобы они искали детей-сирот и подыскивали им родителей. Государство при этом четко контролирует и мониторит, чтобы не было торговли, злоупотребления, некачественного размещения детей или плохого отбора родителей. И если организации нарушают законодательство, плохо справляются со своими обязанностями, их просто лишают аккредитации», – отмечает Турдубекова.

Жизнь после усыновления

В Кыргызстане тайна усыновления охраняется законом. Однако эксперты считают, что именно эта норма является препятствием в адаптации приемных детей в новых семьях.

«Тайну усыновления необходимо отменить, чтобы родители могли открыто показывать свои лица. Открыто говорить о том, что они потенциальные усыновители и проходить обучение вместе с другими усыновителями, — говорит Турдубекова. —  Усыновлять — это значит брать чужого ребенка в семью, относится к нему как к родному, но не каждая семья на самом деле готова к этому».

Назгуль Турдубекова. Photo: CABAR.asia

Правозащитница считает, что семья должна реально оценивать свои возможности, пройти оценку психолога, так как трудности в воспитании даже собственных детей будут возникать всегда. А когда речь идет о чужом ребенке, важно делиться опытом с теми, кто в такой же ситуации, проводить совместные форумы и не молчать о проблемах.

«Родители, взявшие в семью чужих детей должны быть партнерами и откровенно говорить о трудностях, выстраивать отношения на доверии. Из-за отсутствия этих вещей, фиксируются случаи возврата детей. Что касается нашего общества, люди боятся осуждения окружающих, усыновление в некоторых семьях – это тайна за семью замками. Некоторые женщины даже имитируют беременность, боясь стигматизации общества», – говорит Турдубекова.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: