© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Кыргызстан: немного светскости для религиозного образования

Наряду с изучением религии в религиозных учебных заведениях в Кыргызстане хотят обязать преподавать светские дисциплины. На общественное обсуждение вынесен проект Положения о порядке предоставления религиозного образования.


Подпишитесь на наш канал в Telegram!


 Кыргызча

Бишкекчанка Гульназ окончила медресе прошлом году и сейчас собирается в Москву, на заработки. Будет работать в продовольственном магазине:

–  После окончания 9 класса я по собственному желанию поступила в медресе. Примером послужил старший брат, которого в свое время наша мама отвела учится в медресе. Она считала, что если он получит религиозное образование, то не попадет в плохую кампанию, не будет пить и курить. Так и получилось, он у нас очень заботливый, и я тоже поступила в медресе.

Нас учили таким предметам, как «история возникновения и развития религии», «жизнь пророка», «исламская этика», «разбор Корана». Кроме них нас учили кулинарии и основам кройки и шитья.

Контракт составлял 12 тысяч сомов ($171,8) в год. Большинство девушек, с которыми я училась, в данное время сидят дома, некоторые вышли замуж и пока не работают. Я тоже вышла замуж и с супругом мы собираемся к брату в Москву, где он уже нашел нам работу.

Согласно информации Госкомиссии по делам религий КР, на сегодня в Кыргызстане официально зарегистрированы 102 медресе и 9 высших религиозных учебных заведений. В феврале 2017 года в стране насчитывалось порядка 6 тысяч детей, которые учились в медресе. Но исследования неправительственной организации «Булан институт» показали, что количество учащихся намного больше, так как государственную регистрацию прошли не все медресе.

Студентки одного из медресе в Кыргызстане. Photo: rus.azattyk.org

Исследователи разделили медресе на две категории. Первая – официально зарегистрированные, имеющие отдельные здания и все условиями для обучения.

«Во второй категории в основном те медресе, которые были открыты при мечетях, типа худжры. В них практически отсутствуют условия для обучения. Они осуществляют свою деятельность исключительно за счет пожертвований – садака и других средств, поступающих в мечети, в виде благотворительности. Многие из этих самовольно открытых медресе не имеют регистрацию, отсутствуют условия для обучения детей, царит антисанитария», – говорится в докладе «Булан института».

Изменения учебной программы

Как отмечает заведующая аналитическим отделом Госкомиссии по делам религий (ГКДР) Гульназ Исаева, в Кыргызстане растет интерес к исламу и другим религиям. Вместе с этим растет и количество религиозных образовательных учреждений. Поэтому ведомство разработало проект Положения по регулированию религиозного образования.

«В нем указано: кто будет преподавать; каким условиям должна отвечать учебная программа; условия аудитории, где будут проходить занятия; какова будет форма; отвечает ли заведение техническим требованиям и кто будет его контролировать. Также наряду с этим, для лиц, которые желают получить информацию о религии, предусмотрены ускоренные краткосрочные курсы», – рассказывает Исаева.

Новое Положение ГКДР обязывает все средние религиозные учреждения, вне зависимости от религиозного толка, ввести в учебную программу такие предметы как «Человек и общество», «История религий», «Кыргызская литература».

Всего в программы высших учебных заведений обязательно должны быть включены 10 дисциплин: «История Кыргызстана», «Граждановедение», «Религиоведение», «Кыргызский язык», «Русский/иностранный язык», «География», «Социология», «Всемирная история», «Психология и педагогика», «Информационные технологии».

Новая попытка

Это не первая попытка навести порядок в сфере религиозного образования. В 2013 году депутат парламента Каныбек Осмоналиев разработал законопроект «О религиозном образовании и религиозных учреждениях», но дальше первого чтения он не продвинулся. Новый документ он оценивает положительно, но считает, что в идеале это должен быть закон, а не положение.

Никто за ними не следит, чему там учат никого не волнует.
Каныбек Осмоналиев. Photo: kloop.kg

«Вопрос в том, чтобы это положение не стало очередной профанацией для отвода глаз. Мы видим реальные масштабы проблем: никто не контролирует эту сферу. Пооткрывали религиозных школ будь то исламского или христианского толка, или какой-то секты. Все, кому не лень открыли школы. Никто за ними не следит, чему там учат никого не волнует», – говорит Осмоналиев.

Тем не менее религиовед Индира Асланова положительно оценивает новый документ. По ее словам, он более проработан в отличие от предыдущих и учитывает принципы светского государства и вводит определенные стандарты.

 «При этом государство не вмешивается в сам образовательный контент, только проверяет на наличие призывов к экстремизму и ставит условие что должны быть светские дисциплины. Это очень важно, потому что ряд исследований, проводимых в Кыргызстане показал, что сами ученики медресе заинтересованы в расширении образовательной программы, это лучше им поможет интегрироваться в общество. Одно из исследований выявило, что на вопрос «кто президент страны?», они отвечали: «муфтий», – рассказывает Асланова.

Интеграция в общество

Согласно новому документу, содержание общеобразовательных дисциплин утверждается совместным приказом уполномоченных органов по делам религий и образования в соответствии необходимым уровнем знаний учащихся.

«Почему мы требуем, чтобы эти предметы были обязательными? Да чтобы дети, учащиеся в религиозных учреждениях, не стали аутсайдерами общественной жизни страны. Поэтому включены такие предметы как «История», «Человек и общество», – говорит Исаева.

Акимжан Эргешов. Photo: catoday.org

В свою очередь глава учебной части ДУМК Акимжан Эргешов говорит, что медресе принимают учащихся после окончания 9 класса, а это значит, что они приходят уже с базой по общеобразовательной программе.

«Учебную программу утверждает Совет улемов Духовного управления мусульман Кыргызстана. В некоторых медресе кроме религиозного образования обучают разным профессиям. К примеру, девушки обучаются швейному делу, а мальчики учатся на сварщиков, сантехников и т. д.  Но это практикуется не во всех медресе. Кроме того, в некоторых медресе специально нанятые учителя обучают светским предметам -математика, кыргызский язык, физика, химия», – говорит Эргешов.

По его словам, среди учащихся медресе есть и те, кто параллельно учится в светских школах, чтобы по окончании получить аттестат. Несмотря на введение в программу 10 предметов медресе не смогут выдавать документ о получении среднего образования. Для этого, согласно положению минобразования, в учебной программе должно быть 16 светских дисциплин.

При этом средства на выплату зарплаты учителям светских предметов учебные заведения должны будут изыскивать самостоятельно.

«Многие ошибочно полагают, раз государство само предлагает вести светские предметы, то оно само и обязано платить им. Но надо учесть, что все религиозные учебные заведения являются частными, и они сами должны находить финансирование для зарплаты учителей», – отмечает Гульназ Исаева.

Что касается высших религиозных учебных заведений, то из девяти только Кыргызский исламский университет частично получил лицензию Минобразования.

«Выпускники только этого университета могут устроиться на государственную должность. Они получили лицензию от Министерства образования и науки по трем дисциплинам: «арабскому языку и филологии», «теологии» и по «введению религию», – отметил Эргешов.

Религиозные школы в приоритете должны ставить интерес и возможности детей.

Эксперт Муратбек Иманкулов отмечает, что введение светских предметов в программы религиозных учебных заведение – это хорошая инвестиция в будущее учеников.

«Мы говорим муфтияту, чтобы выпускники медресе наряду с выпускниками средних школ могли поступать в вузы или как-то продолжить учебу. Мы отмечаем, что религиозные школы в приоритете должны ставить интерес и возможности детей, чтобы в будущем они могли найти себе достойное место в социуме, трудоустроится и содержать свою семью», – говорит Иманкулов.


Данная статья была подготовлена в рамках проекта IWPR «Стабильность в Центральной Азии через открытый диалог».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: