© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Что думают эксперты Кыргызстана о Садыре Жапарове

В случае, если нынешний и.о. президента возглавит страну, не стоит ожидать позитивных реформ, говорят аналитики.


Подпишитесь на наш канал в Telegram


Садыр Жапаров (слева) и уже экс-президент Сооронбай Жээнбеков. Фото автора

Спустя три дня после освобождения у Дома правительства Садыр Жапаров пообещал своим сторонникам две вещи: действующий президент Сооронбай Жээнбеков уйдет в отставку, а бывший зампред таможни Раим Матраимов, превратившийся в последние несколько лет в символ коррупции в Кыргызстане, отправится в тюрьму. Спустя неделю Жээнбеков действительно подал в отставку, хотя только накануне заявлял, что не собирается делать этого до проведения повторных выборов в парламент. Спустя еще почти неделю СМИ сообщили новость, показавшуюся еще более невероятной – Раим Матраимов был задержан. Однако последовавшее почти сразу за задержанием освобождение по решению суда под домашний арест Матраимова заставило многих усомниться в искренности Садыра Жапарова. Впечатление не сгладило и сообщение о том, что Матраимов заявил о намерении сотрудничать со следствием и возместить в бюджет государства 2 миллиарда сомов (25 млн $). В ответ на недоумение в обществе Жапаров попросил, раз уж ему было оказано доверие, поддержать его до конца.

Большие полномочия

В должности премьер-министра 51-летнего Садыра Жапарова парламент утвердил 14 октября, со второй попытки, когда депутатам удалось собрать кворум. Спустя два дня, после того, как также новоизбранный Торага Жогорку Кенеша Канат Исаев отказался исполнять обязанности президента, хотя этого требует закон, полномочия исполняющего обязанности главы государства были возложены на Жапарова. Случай – беспрецедентный в истории Кыргызстана. В своем обращении к народу на следующий день Жапаров поблагодарил за оказанное доверие и поддержку и обозначил действия, которые он намерен предпринять на этом посту. Каких-то неординарных приоритетов у нового главы государства среди них отмечено не было. Как осужденный, по его мнению, по политическим мотивам, Жапаров говорил о намерении восстановить справедливость в судах, о прекращении гонений оппонентов власти правоохранительными органами, о нещадной борьбе с коррупцией, привлечении инвестиций и молодежи к управлению государством и сокращении чиновничьего аппарата. Первоочередной мерой он назвал необходимость стабилизации экономической ситуации в стране. В связи с этим Жапаров заявил о начале «ревизии по кредитам, взятых на борьбу с COVID-19. И это только верхушка айсберга. Главные задачи, которые нам предстоит решать в ближайшие дни».

Чолпон Джакупова. Фото автора

В своем выступлении на церемонии принесения отставки Сооронбая Жээнбекова 16-го октября автор действующей Конституции Кыргызстана Омурбек Текебаев отметил, что не завидует положению Садыра Жапарова и напомнил о том, что от любви до ненависти народа, возложившего на него очень большие надежды – один шаг. О жесточайших тисках, в которых сейчас находится Жапаров, говорит и глава общественного фонда “Правовая клиника “Адилет” Чолпон Джакупова.

«Сейчас он подвергается страшному давлению со всех сторон, – говорит Джакупова. – С одной стороны народ ждет от него чуда, с другой стороны экономическая ситуация просто аховая, а с третьей – у него есть ограничения по времени в осуществлении своих властных полномочий. Ограничений в полномочиях у него сейчас нет, вся полнота власти у него, но есть ограничения по времени».

Вопрос лишь в том, насколько умело он сможет использовать эти возможности, говорит Джакупова. Сложность, по ее мнению, заключается и в том, что у Жапарова нет команды, которой он мог бы доверять.

«Человек был в местах заключения, вышел на свободу и сразу сел в кресло премьера, а потом и президента. Думаю, что для него это тоже был эффект неожиданности, что он занял такие высокие позиции. Но кроме политической мотивации ему нужна хорошая команда, – продолжает директор правовой клиники «Адилет». – Кадровые назначения вызывают множество вопросов. У части общества уже есть нарекания. С одной стороны, он вынужден привлекать своих сторонников, потому что он никому не доверяет. Или он действительно не знает кадровый потенциал на госслужбе и т.д. С другой – у него есть определенные обязательства перед сторонниками. С третьей – он безусловно должен доверять тем людям, которых он ставит. А он не знает, он был отлучен от политики. Поэтому у него в этом смысле тоже тяжелая ситуация».

Пока Жапаров, по мнению Джакуповой, демонстрирует решимость, но насколько это будет доведено до логического конца во многом будет зависеть от кадров, которых он назначит.

Асель Доолоткельдиева. Фото взято с личной страницы в Facebook

«Кроме очень сжатых сроков, мы не знаем подготовленность минздрава ко второй волне Сovid-19, сколько и на какую сумму пострадало горнорудных объектов. Поэтому очень сложно говорить при существующем дефиците бюджета, какие вещи он может сделать, – говорит доктор политических наук Асель Доолоткельдиева. – Естественно, ожидать от него каких-то реформ будет очень наивно, потому что при отсутствии средств никаких реформ провести нельзя. Если он хотя бы сможет провести страну через зиму и провести выборы честно – это уже будет большим достижением».

По словам Доолоткельдиевой, в отличие от Бишкека, где от Жапарова ожидают в первую очередь проведения честных выборов, в регионах от него ждут экономической стабилизации. Причины, по которым народ поддержал Жапарова, по мнению эксперта, на самом деле были экономическими: пандемия, карантин, мигранты, которые не могут вернуться на работу в Россию. Зимой все эти проблемы обострятся намного сильнее, чем сейчас, говорит она.

«Один из главных вопросов сейчас: где искать ресурсы. Они уже начали обращаться к международному сообществу, в Евросоюз. Попытки найти внешние источники будут продолжаться, но внешняя помощь уже прекратилась летом. Европа, Запад сами очень пострадали от Сovid-19. Поэтому не вижу, как сейчас они смогут существенно помочь Кыргызстану, – продолжает Асель Доолоткельдиева. – С Китаем мы видим, что они не захотели даже отсрочить выплату долга, поэтому помощь от них тоже сложно представить. Россия пока выжидает. Будет очень сложно, внешних источников поддержки будет очень мало, и если она будет, то минимальная. Скорее всего только на проведение выборов. Но на поддержку бюджета, проведение каких-то реформ в этом году мне кажется нам ожидать не стоит».

По мнению Доолоткельдиевой, остается единственный другой источник, где можно изыскать необходимые ресурсы – это реальная, а не показная борьба с коррупцией, возвращение всех выведенных денег из офшорных счетов. Трудно сказать, хватит ли ему политической воли для этого, заключает эксперт. На его заявление о том, что в борьба с коррупцией – это не​ переполненные тюрьмы, не​ вседозволенность​ правоохранительных органов, а понятные и исполнимые законы, работающие одинаково для всех, Джакупова заметила, что действующее законодательство позволяет бороться с коррупцией в полной мере.

«Эти полномочия были и при прежних президентах, законодательство никак не ограничивает эту борьбу. Проблема заключается в кадрах. И в политической мотивации», – говорит Джакупова

Лицо новое, обещания старые

Арзу Шеранова. Фото взято с личной страницы в Facebook.com

Несмотря на то, что Жапаров пришел к власти через требование протестующих новых лиц в управлении государством, ничего нового в обращении Жапарова к народу не прозвучало, считает кандидат в докторы политических наук Арзуу Шеранова. Он лишь перечислил уже давно существующие проблемы. Резюмируя итоги передачи власти, Жапаров, по словам Шерановой, отмечает новый политический курс или обновление в своем недавнем интервью для Al Jazeera, под которым он понимает усиление института президента, возвращение к одномандатному округу и уменьшение роли парламента, а также введение нового органа Курултай. Опыт парламентаризма в Кыргызстане Жапаров оценил как поспешный. По его словам, менталитет и культура народа еще не доросли до этого. Но этот курс Жапарова скорее напоминает «возвращение к прошлой системе» нежели новые реформы или курс на «обновление», считает Шеранова. 

«В преддверии досрочных президентских и повторных парламентских выборов, озвученные планы Жапарова, в том числе «громкое» задержание Матраимова и объявление им об экономической амнистии не могут не рассматриваться как попытка демонстрации Жапарова как сильного и решительного главы государства, что даст ему и его команде определенные политические очки перед выборами. Иными словами, предвыборная агитация команды Жапарова уже началась. Поставленные правительством тотальные задачи и краткие сроки их выполнения с учетом нынешних реалий: политического и экономического кризиса, дефицита в бюджете, пандемии и на фоне возвращения мигрантов из РФ и других стран, звучат больше как предвыборные обещания, а не как конкретная программа правительства», – считает Шеранова.     

Еще более категорична в своей оценке высказываний Жапарова магистр в области государственной политики Оксфордского Университета Чынара Темирова. По ее словам, Жапаров – не более чем популист, умело использующий конфликты в обществе для увеличения своей популярности.

«Считаю никаких конкретных планов у него нет. Он приобрел большую популярность через заявления о национализации Кумтора. Говорил, что доход от него –миллиарды долларов. Там нет никаких миллиардов, но все запомнили его слова. Когда он говорит такие вещи, это настораживает, привлекает внимание, вызывает злость. Недавно он сказал, что национализировать Кумтор уже нет смысла, потому что там уже нет золота. Это тоже оказалось неправдой. Недавний анализ показал – золота там предостаточно. Теперь, когда он приводит какие-то факты, я ставлю их под большое сомнение», – отмечает эксперт по вопросам государственной политики Чынара Темирова.

Обещания Жапарова, по словам Темировой, напоминают приемы работы маркетологов, которые анализируют настроения людей и дают им то, что они хотят в конкретный промежуток времени.

«Не думаю, что у него есть какой-то план, программа что-то реформировать, – продолжает Темирова. – Он говорит только о вещах, которые сейчас очень популярны у народа. Например, люди не понимают, что такое парламентаризм, надо возвращаться к президентской форме правления. Какие бы недовольства были у людей, эти обещания Жапаров и дает. Он просто как бы отвечает на чаяния простого народа. Люди, разбирающиеся в политике, экономике понимают, что чтобы решить все эти чаяния нужен комплексный подход. Это сложные решения, которые не всегда просто объяснить людям. Но популисты, как Жапаров, дают людям очень легкие решения проблем».

Аида Алымбаева. Фото: Facebook.com

Политолог Аида Алымбаева разделяет точку зрения коллег, не заметивших особенных отличий Жапарова от своих предшественников.

«Мы не увидим реформ ни в секторе безопасности, ни в судебной системе и в целом в госуправлении, – считает Алымбаева. – Для Жапарова сейчас главное – удержаться у власти и потом укрепить ее. С этой целью он предложил внести изменения в конституцию. Действующая конституция предоставляет огромные полномочия президенту, но Жапаров желает создать супер-президентскую форму правления, сделав парламент еще более подручным и, возможно, через введение одномандатных квот. Думаю, что в Кыргызстане будет происходить то же, что мы видели после предыдущих переворотов – передел собственности. Возможны какие-то косметические изменения, громкие задержания, чтобы имитировать кампанию по борьбе с коррупцией, но не более того. Как то, что мы недавно увидели – задержание Матраимова. Его вынудят передать долю собственности, то есть произойдет “распил” его средств, но никакого процветания, никакой реформы госуправления при Жапарове мы, к сожалению, не увидим».

Тандем

По мнению некоторых политологов, тандем Жапаров-Ташиев, слаженно сработавший на волне общественного недовольства после парламентских выборов 4-го октября, имеет уже десятилетнюю совместную историю двух политиков и в ближайшее время сохранится. По мнению Доолоткельдиевой, возможна даже их рокировка в случае если Жапаров по каким-то причинам не сможет баллотироваться на пост президента страны.

«Они разделяют очень многие взгляды, на какие-то националистические программы, на конституционные изменения, стратегически очень глупо сейчас им становиться соперниками, – говорит Доолоткельдиева. – Их сила именно в том, что они сейчас идут вместе, в тандеме. Если, например, Жапарову конституция не позволит выдвигаться в президенты, скорее всего это сделает Ташиев».

Однако большинство политологов сходятся в том, что дружба в политике – непозволительная роскошь.

«Еще Черчиль говорил, что в политике не бывает друзей, а бывают только интересы. До поры до времени. У них был один интерес, они хотели власть – они ее получили. Сейчас их интересы, думаю, разойдутся, – считает Чынара Темирова. – В новейшей истории у нас есть примеры, как разругались Атамбаев и Жээнбеков, которые вроде тоже сильно дружили и пережили много чего вместе. Они боролись за власть. Не думаю, что Жапаров и Ташиев так мирно будут работать вместе. С одной стороны, Ташиев думает, что Жапаров ему должен. С другой, Жапаров понимает, что многим обязан Ташиеву, но это чувство обычно ни к чему хорошему не приводит. Потому что в политике очень важно быть независимым. Продвигать свои идеи. В первые месяц-два нас ждут очень интересные политические события по поводу Жапарова, Ташиева, президентские выборы, нас ждет конституционная реформа, хотя многие говорят, что делать этого не нужно».

Конституционная реформа

Мораторий на изменение Конституции действовал до 2020 года. Изменения вносить уже можно, но «я бы не советовала это делать», говорит Чолпон Джакупова. По ее словам, это не тот документ, который можно менять в угоду текущим политическим интересам. Такие попытки, по ее мнению, могут вести только к дестабилизации положения в стране.

«Даже сейчас мы все время сталкиваемся с тем, что не бывает идеального документа, – говорит Джакупова. – Действующая конституция проходила все обязательные процедуры, было время для внесения изменений, а мы сталкиваемся либо с пробелами, либо с противоречиями внутри этого документа. Например, спикер отказался от исполнения полномочий президента. А по конституции, в случае невозможности исполнения президентом своих обязанностей либо его отставки, до следующих выборов их исполнять должен Торага. Отказаться по логике вещей он не может. Прямого запрета нет, но по умолчанию это есть. Это проблема толкования норм конституции».

Между тем 22 октября почти абсолютным большинством голосов депутаты 6-го созыва отменили решение ЦИК и перенесли дату повторных выборов в парламент. Точную дату обещают назначить до 1 июня 2021 года. До них парламентарии планируют провести референдум по внесению поправок в Конституцию. Речь идёт о выборе формы правления в Кыргызстане – президентской или парламентской. Инициировать такие поправки по закону могут только народные избранники. Садыр Жапаров, подписавший законопроект о приостановлении действий двух статей конституционного закона, поспешил сообщить, что на самом деле выборы в Жогорку Кенеш пройдут до марта. Время было указано «с запасом». Депутаты свое решение объяснили сложной общественно-политической, эпидемиологической ситуацией в стране, но главное – отсутствием средств на мероприятие, которое потребует около полумиллиарда сомов затрат. А вот точную дату досрочных президентских выборов ЦИК определил в субботний день 24 октября – 10 января 2021 г. Согласно закону досрочные выборы главы государства должны состояться не позднее 3-х месяцев с момента отставки предыдущего президента.

 «Использование негосударственных агентов преследования для прессинга политиков добром не заканчивается, – предостерегает Джакупова. – Независимо от того, заявляет об этом человек или нет, информация об этом просачивается. Боюсь, такими темпами, если будем принимать конституцию или реализовывать ее нормы под давлением, мы попадем в разряд просто нерукопожатных государств. А это для нас не просто нежелательно, это смертельно для государства – оказаться в полной изоляции».

Ошибки Сооронбая Жээнбекова

Финальную точку растущего недовольства Жээнбековым как президентом поставили массовые нарушения при парламентских выборах 4-го октября. Метод решения проблем, никак не реагируя на них, который Жээнбеков за три года президентства демонстрировал не раз, здесь, по словам респондентов, послужил триггером объединенного массового протеста. После абсолютного бездействия главы государства в ответ на обнаруженные журналистами факты коррупции на таможне авторитет Жээнбекова упал в еще бОльшей степени во время разразившейся летом эпидемии коронавируса в стране, когда все заявления о готовности к этому оказались очередной ложью. Массовые призывы к объявлению импичмента президенту начали звучать именно тогда. Однако никаких уроков из этого извлечено не было.

«Жээнбеков не учел важность пандемии, – говорит Доолоткельдиева. – Выборы стали лишь конечной точкой всего недовольства. Безработица, исчезли источники заработка, особенно это сильно ударило по селам. С марта люди все это копили в себе, для них честные выборы были той надеждой мирной смены власти, конституционным способом. И когда у них отобрали последнюю надежду, получилось то что получилось. Жээнбеков не умерил свои аппетиты. Люди бы проглотили, если бы одна партия власти прошла. Но когда уже три партии проходят, а остальные, так скажем народные не проходят ,это явилось катализатором этого недовольства».

«К таким явным массовым нарушениям избирательных прав граждан привела его самонадеянность, – считает Чолпон Джакупова. – Власть всегда стремится к злоупотреблениям, но есть такие, которые носят столь злостный и массовый характер, что народ не выдерживает. Надо знать меру. В идеале надо соблюдать все как положено. Но если ты уж не можешь и пытаешься злоупотребить, ну есть же рамки. И, конечно, нерешительность. Считаю, что у него была возможность до начала октября, если бы он среагировал своевременно на сигналы, поступавшие от гражданского сектора, от СМИ, от участников избирательного процесса. 3-го октября, 4-го, даже 5-го еще была возможность, если бы он быстрее среагировал с утра. Сел бы за стол переговоров и начал разговаривать, у него была возможность повернуть историю в другое русло. Он на это не решился. А не решился скорее всего потому, что окружил себя командой трусливых лизоблюдов, сидящих на чемоданах».

Кадровая политика по признакам личной преданности, а не профессионализма, по словам Джакуповой, привели к тому, что в «час икс» Жээнбеков остался совершенно один. Отсутствие воли при борьбе с коррупцией, которая имела избирательный и больше декларативный характер, по словам политологов, довершили падение президента Жээнбекова.


Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: