Статьи IWPR по ЦА Кыргызстан

Кыргызстан и Узбекистан пока далеки от конструктивного диалога по границе

25.03.2016

В то время, как Узбекистан демонстрирует свое превосходство в спорах на границе, Кыргызстан надеется на поддержку своего близкого союзника — Москвы.

Кыргызстан обвиняет Узбекистан в размещении войск на спорном участке общей границы в ответ на контроль Бишкека над ключевыми водными ресурсами.

С момента развала Советского между двумя странами союза наблюдаются трудные отношения, в частности, по вопросам борьбы за природные ресурсы.

003

Фото: Кыргызская служба RFE/RL.

18 марта Узбекистан разместил два бронетранспортера и 40 военнослужащих на дороге в спорной местности Чаласарт между кыргызскими селами Ала-Бука и Кербен в южной Джалал-Абадской области.

Кыргызстан ответил аналогичным перемещением собственных бронетранспортеров на эту часть границы.

«Узбекские пограничники говорят нашим водителям “Добро пожаловать в Узбекистан”, и водители дальше едут по территории Кыргызстана», — сказала IWPR Гульжан Алтымышбаева, кыргызская журналистка, посетившая этот участок сразу же после того, как на дороге был установлен блокпост.

Комитет по охране государственной границы СНБ Узбекистана заявил, что размещение было выполнено в рамках усиления границы по случаю праздника Навруз, отмечаемого 21 марта.

Однако Курбанбай Искандаров, представитель правительства Кыргызстана по приграничным вопросам, заявил в интервью новостному порталу Kloop.kg, что действие со стороны Узбекистана может быть связано с недавним отказом Бишкека разрешить узбекским специалистам проверить и отремонтировать Орто-Токойское водохранилище.

Это водохранилище, сданное в эксплуатацию в 1954 году, расположено в Кыргызстане, но было построено с помощью Узбекистана и, по словам Искандарова, Ташкент постоянно заявляет о своих правах на воду.

После продолжительных переговоров между руководителями пограничных служб Кыргызстана и Узбекистана, 26 марта утром Узбекистан вывел своих военнослужащих и военную технику с несогласованного участка границы. Официально это объясняется окончанием празднования Навруза в Узбекистане.

Представитель правительства КР по делимитации и демаркации границ Курбанбай Искандаров сообщил, что в ходе переговоров сторонам не удалось прийти к каким-либо дальнейшим соглашениям по спорному участку территории.

СИЛОВОЕ ПРОТИВОБОРСТВО

002

Фото: Кыргызская служба RFE/RL.

Пограничные зоны в Ферганской долине, которая охватывает восточный Узбекистан, южный Кыргызстан и северный Таджикистан, являются постоянным источником напряженности.

Транспортные узлы и водные ресурсы тесно взаимосвязаны, что является наследием Советского союза, когда регион был единым экономическим субъектом.

Узбекистан с населением 29 миллионов намного больше Кыргызстана с шестью миллионами жителей.

Однако Узбекистан расположен в низовье крупных рек региона, и ему не хватает оросительной мощности для нужд своего сельского хозяйства, тогда как Кыргызстан контролирует одну треть водных ресурсов Центральной Азии.

Электроэнергия, вырабатываемая ГЭС, считается основным национальным ресурсом Кыргызстана. (См. Стоимость приватизации энергосектора Кыргызстана)

Масштабный проект по ГЭС, который Кыргызстан планирует на реке Нарын, имеет особое значение для Ташкента.

Проект «Камбарата» предусматривает производство гидроэнергии на экспорт в соседние страны, что даст Кыргызстану существенный рычаг воздействия на Узбекистан.

Узбекистан долго был ярым противником проекта «Камбарата», поскольку опасается, что этот проект еще более ограничит приток поливной воды, необходимой для его сельскохозяйственной отрасли.

Эмиль Джураев, преподаватель политологии в Американском Университете в Центральной Азии, говорит, что недавний шаг Узбекистана явно сигнализирует превосходство и силу Узбекистана.

Он отметил, что президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев решил отстаивать энергетическую независимость, причем эта стратегия вызвала раздражение Ташкента.

«[Военное размещение] может говорить о разном.. например, это делается с тем, чтобы подчеркнуть, насколько Кыргызстан уязвим в вопросах границы перед соседом… Еще одной причиной могут быть проекты [кыргызских] гидроэнергостанций. Мы заявляем, что мы в любом случае хотим построить эту станцию [«Камбарата»], и Узбекистану это категорически не нравится», — сказал политолог IWPR.

Также напряженность существует и в вопросе других источников энергии.

После обретения независимости Узбекистан продавал газ южным областям Кыргызстана и использовал это в качестве эффективного средства влияния на переговоры по водным и другим ресурсам.

В конце 2013 года Бишкек продал свои акции государственного поставщика газа «Кыргызгаз» российскому монополисту «Газпром», передав ему ответственность за поставку газа в Кыргызстан. (См. Российский фактор меняет динамику кыргызско-узбекских отношений)

После вступления в силу данного соглашения летом 2014 года, Узбекистан прекратил поставки своего газа в Кыргызстан, объяснив это тем, что должен перезаключить соглашение с вновь образованной структурой «Газпром-Кыргызстан».

001

Фото: Кыргызская служба RFE/RL.

Пока северный Кыргызстан еще получает топливо из Казахстана, как и всегда, поставки в южные области пополнялись за счет газовых баллонов.

Андрей Грозин, завотделом Средней Азии Института стран СНГ в Москве, говорит, что маневр Узбекистана на границе был еще одним способом напомнить Кыргызстану о своих интересах.

«Соседей всегда надо держать в тонусе и периодически напоминать им о том, что узбекская армия сильнее, чем вооруженные силы Кыргызстана и Таджикистана вместе взятые», — сказал Грозин в интервью IWPR.

«Это силовое давление характерно для позиции Узбекистана по отношению к более слабым соседям в течение всех 25 лет», — добавил он.

В ответ Кыргызстан нашел способы использования дипломатического давления, чтобы призвать Узбекистан к ответу за последний инцидент на границе.

22 марта Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) под руководством Москвы приняла запрос Кыргызстана о проведении срочного совещания для обсуждения ситуации на границе.

Узбекистан вышел из постсоветского договора о региональной безопасности в июне 2012 года, но, по словам Джураева, Ташкент остался важным партнером для всех государств-членов договора.

Он предполагает, что Кыргызстан провел предварительную оценку того, сможет ли ОДКБ помочь в трудной ситуации, но члены блока ограничились заявлением о том, что они озабочены и продолжат следить за ситуацией.

«Заседание ОДКБ – это чисто технические вещи, обсуждение и сверка часов», — говорит Грозин, добавив, что Москва одобряет текущий прокремлевский политический режим в Кыргызстане. Ташкент хорошо это знает, добавил он.

В то же время, добавил Джураев, «несмотря на сложный характер лидера Узбекистана и его окружения, Россия старается выстраивать партнерские отношения [в Центральной Азии] так, чтобы без необходимости не раздражать узбекскую сторону и в принципе учитывает ее интересы в тех или иных вопросах, в том числе и связанных с гидроэнергетикой».

«Кремль местами даже больше ценит свои отношения с Ташкентом, нежели с Бишкеком, и [Кыргызстану] нельзя по этому поводу себя обманывать», — продолжил он.

В данном контексте договор о региональной безопасности вряд ли защитит Кыргызстан от Узбекистана.

«Единственное, что может сделать ОДКБ в данном случае, —  это выступить посредническим звеном», — подытожил Джураев.

Тимур Токтоналиев — редактор IWPR в Кыргызстане.

Данная публикация подготовлена в рамках двух проектов IWPR: «Формирование практики журналистских расследований для продвижения демократических реформ», финансируемого Европейским Союзом и «Усиление потенциала и налаживание мостов между народами Центральной Азии», осуществляемого при финансовой помощи Министерства иностранных дел Норвегии. 

Последнее

Популярное