© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Эксперты: Краснокнижный статус животных Казахстана не помогает повышению их численности

Факт нахождения животного в Красной книге Казахстана далеко не всегда положительно сказывается на его сохранении, считают эксперты.  


Подпишитесь на наш канал в Telegram!


6 июля 2020 года в Мангистау отдыхающие забили тюленя. По информации свидетеля, группа взрослых людей заметила тюленя у берега и начала бить его палками и камнями.

«Это было сделано просто ради забавы, чтобы сфотографироваться и показать тюленя детям. После этого они выкинули его назад в море. Жив ли он остался, к сожалению, я не знаю», – сообщил очевидец.

Это второй подобный инцидент за последнее время. Ранее отдыхающие закидали камнями детеныша тюленя, который подплыл близко к берегу. 

25 июля Комитет лесного хозяйства и животного мира МЭГПР РК сообщил, что межведомственная зоологическая комиссия по вопросам рыбного хозяйства рассмотрела вопрос о включении каспийского тюленя в Красную книгу.

«По результатам заседания в целом одобрено включение данного водного животного в перечень редких и находящихся под угрозой исчезновения видов растений и животных. Это будет дополнительной мерой, которая будет способствовать его сохранению, а также одним из важных аргументов для создания особо охраняемой природной территории в будущем», — отмечается в сообщении (цитата по liter.kz). 

Миргали Баймуканов. Фото взято с личной страницы в Facebook

Но по мнению директора учреждения «Института гидробиологии и экологии» Миргали Баймуканова, просто ввести его в перечень редких и исчезающих видов животных и придать статус «краснокнижного» вида – очень мало. 

«Без предварительного совершенствования законодательства в области краснокнижных видов животных поспешное принятие решения грозит тем, что мы потеряем возможность не только продолжать исследования, но и сохранять вид. Боюсь, что каспийский тюлень повторит судьбу тех многих видов из Красной книги, о которых мы уже не знаем», – говорит Миргали Баймуканов.

Красная книга – не панацея

В 1999 году было опубликовано третье издание первой части Красной книги Казахстана, посвященной позвоночным животным.

В нее занесено 129 видов и подвидов позвоночных, 18 рыб и круглоротых, 3 земноводных, 10 пресмыкающихся, 58 птиц и 40 млекопитающих.

Эксперты считают, что сам факт нахождения того или иного вида животного в Красной книге, по крайней мере, в современных реалиях природоохранной системы Казахстана, далеко не всегда положительно сказывается на его сохранении.

Также, по словам председателя совета региональной ассоциации НПО Западного Казахстана «Табиги орта» Адильбека Козыбакова, к примеру, антилопа джейран, дрофа джек и сокол балобан десятилетиями не покидают страницы Красной книги. Но их численность не только не восстанавливается, а, на его взгляд, наоборот, наблюдается тенденция ее понижения.

Адильбек Козыбаков. Фото взято с личной страницы в Facebook

«В отношении балобана это как-то можно объяснить спросом со стороны браконьеров-контрабандистов (хотя и это не оправдание), переправляющих соколов в арабские страны. Но с джейраном наглядно демонстрируется неспособность природоохранных структур обеспечить надежную охрану. К джейрану нет коммерческого интереса на теневом рынке», – говорит Адильбек Козыбаков.

Если изучить официальные данные, которые приводит Комитет по статистике МНЭ РК, то  динамику численности краснокнижных животных тяжело проследить. По мнению экспертов, это связано с тем, что не проводятся планомерные исследования, которые могли бы характеризовать численность, изменение возрастной и половой структуры. Иногда только возникают какие-то сведения о тех или иных видах. Но без постоянных наблюдений судить улучшается состояние вида или ухудшается никто не может. 

«Ведь и квалифицированные специалисты, которые могут исследовать редкие виды, сами редки и исчезают. Как ни прискорбно это звучит. Следовательно, невозможно и разрабатывать эффективные мероприятия по их охране. Надо сохранять преемственность поколений исследователей, разрабатывать и совершенствовать специфические прижизненные методы исследований, которые надо применять для изучения редких видов животных. Нет исследований – нет рекомендаций по сохранению», – отмечает Миргали Баймуканов.

Эксперты обеспокоены тем, что именно краснокнижный статус мешает проводить различные мероприятия, направленные на повышение численности того же джейрана. Это связано с жесткими бюрократическими барьерами на пути получения разрешительных документов, сопровождающих любые действия в отношении животных, внесенных в Красную книгу. Например, научные исследования, реабилитационные мероприятия в случае нахождения раненных животных в природе, реакклиматизация внутри Казахстана и даже в пределах одной области и т.д. Поэтому необходимо разработать четкие критерии, по которым виды должны вноситься в Красную книгу.

Одними штрафами ситуацию не исправить

6 ноября 2019 года в Казахстане ужесточили наказание за браконьерство, теперь срок максимального наказания увеличили с пяти до 12 лет лишения свободы. А также  увеличены штрафы за браконьерство. Наибольшая сумма возмещения предусмотрена за уничтожение снежного барса и архара – более 7,5 млн тенге (17 819 долларов США).

Эксперты считают, что одним увеличением штрафов ситуацию не исправить. По их мнению надо учитывать и социальные факторы, правовую защищенность, материальную и финансовую обеспеченность инспекторов.

Всего за 5,5 лет по официальным данным Комитета правовой статистики было зарегистрировано 2086 дел по 337 и 339 статьям УК РК.

Помимо штрафов Адильбек Козыбаков предлагает публиковать имена браконьеров в СМИ и в социальных сетях. По его мнению, состоятельный браконьер не испугается никаких штрафов: он с лёгкостью оплатит их, либо подкупит егеря, инспектора, следователя или судью, и будет дальше продвигать свой положительный имидж бизнесмена-патриота, а то и вернется к своему преступному занятию. 

«А вот если о его нелицеприятной наклонности по уничтожению родной фауны узнает широкая общественность, то это означает конец его непререкаемому авторитету и положительному образу, складывавшимся в течение многих лет. Плюс к этому пресловутый казахский “ұят” сделает свое “черное” дело», – считает Козыбаков.

Всего за 5,5 лет установленная сумма материального ущерба за браконьерство составила 5 746 900 тенге (13,7 тыс. долларов США). 

Эксперты предлагают начать материально стимулировать простых граждан, особенно местные сельские сообщества для охраны животного мира. По их мнению, для этого не обязательно закладывать в бюджет миллиарды для выплаты вознаграждений общественных инспекторам. Достаточно из исковой суммы за незаконную добычу дикого животного, которая выплачивается из кармана браконьера, определенную часть распределить между участниками поимки этого самого браконьера. При этом исковую сумму возмещения причиненного вреда не следует путать со штрафом, который налагается судом в виде наказания и перечисляется в доход государства.

«Одним словом, государство от этого в финансовом отношении не проиграет, зато однозначно выиграют природа и местные сообщества. И этот механизм исправно работал в советское время, и вот уже лет пять как внедрен в Кыргызстане, в результате чего численность диких животных у наших соседей начала восстанавливаться. У нас, почему-то, ни чиновники, ни депутаты в этом не заинтересованы», – отмечает Козыбаков.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: