© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Эксперимент свободных экономических зон в Кыргызстане провалился

В Кыргызстане из пяти свободных экономических зон действительно работает только одна. Но ее вклад в экономику страны крайне минимален.


Подпишитесь на нашу страницу в Facebook!


Особые зоны появились в Кыргызстане в период с 1991 по 2011 годы. За пример был взят успешный международный опыт: особая экономическая зона в Джебель-Али, которая перевернула экономику Дубая, и СЭЗ в Китае, превратившие беднейшие прибрежные районы страны в процветающие территории. 

Свободные экономические зоны (СЭЗ) работают в особом налоговом режиме. Преференции устанавливаются в зависимости от их целей и задач. В Кыргызстане их создавали для повышения конкурентоспособности страны на международных рынках. Предполагалось, что субъекты СЭЗ будут работать преимущественно на экспорт, поэтому их деятельность, согласно законодательству, освобождается от всех видов налогов.

В редакции закона «О свободных экономических зонах на территории КР» от 16 декабря 1992 года в статье 8 было четко прописано, что:

Экспорт произведенной в свободной экономической зоне продукции освобождается от квотирования, за исключением экспорта на таможенную территорию Кыргызской Республики, объем которого не должен превышать 30% от общего объема произведенной продукции в СЭЗ, в течение года и лицензирования.

Таким образом, одним из главных условий нахождения предприятия на территории особых зон, было то, что 70% произведенной продукции должно уходить на экспорт в третьи страны.

Однако в процессе внесения изменений в закон «О СЭЗ», а поправки в него вносили как минимум девять раз, пункт про четкие пропорции экспорта/импорта продукции был исключен. Директор аналитической компании Central Eurasia Transboundary Research Network Денис Бердаков считает, что это было большой ошибкой правительства.

«Норма 30 на 70% была правильная, но при условии, что туда [на СЭЗ] зашли технологичные, промышленные производства. Однако за неимением спроса у таких предприятий, по факту, пришлось брать всех подряд. Для них эта норма была невыгодна, как и для экономики Кыргызстана. Поэтому изначально пускать туда не экспортоориентированные компании было не совсем правильно. В итоге норму отменили, а это дискредитировало саму идею СЭЗ», — говорит Бердаков.

В случае если компания не экспортирует свою продукцию в третьи страны, а поставляет на внутренний рынок Кыргызстана, для нее отменяются все налоговые послабления. Ее деятельность подлежит налогообложению на общих основаниях. Соответственно и смысл ее нахождения на особых территориях теряется.

Особые зоны и плата за нахождение на их территории

Оплата за право осуществления деятельности на территории СЭЗ устанавливается в размере 0,5-2% с выручки от реализации товаров, работ и услуг.

Условия пребывания в разных свободных экономических зонах Кыргызстана отличаются. Например, в СЭЗ «Бишкек» оплата за право осуществления деятельности устанавливается в размере 2% с выручки от реализации товаров, работ и услуг на территории страны и 1% с выручки от реализации произведенных товаров, работ и услуг за пределами республики.

В СЭЗ «Каракол», «Лейлек», «Маймак» и «Нарын» оплата за право осуществления деятельности устанавливается в размере 1% от реализации товаров, работ и услуг как на территорию республики, так и за ее пределы.

Из пяти свободных экономических зон в Кыргызстане самой крупной по числу действующих компаний является СЭЗ «Бишкек». По мнению отдельных экспертов, она является единственно работающей и концентрирует основную часть от общего объема производства.

«Там производится 99% в денежном объеме всей продукции. Такие свободные экономические зоны как «Лейлек» вообще полностью провалились из-за отсутствия инфраструктуры», — констатирует Бердаков.

По факту, говоря о свободных зонах Кыргызстана, все подразумевают СЭЗ «Бишкек». К ней сегодня привлечены все взгляды.

Инвестиции и рабочие места

На территории СЭЗ «Бишкек» работают инвесторы из 17 стран. Только за 9 месяцев 2019 года бишкекская СЭЗ привлекла инвестиции в размере почти 17 млн долларов США. 

В масштабах страны СЭЗ «Бишкек» привлекла 3,13% от всех инвестиций, поступивших в страну. По данным Нацстаткома, в январе-июне 2019 года инвестиции в Кыргызстан составили 393,73 млн долларов США.

Тем не менее инвестиции идут в гору, чего нельзя сказать о количестве субъектов, число которых за пять лет сократилось. Вместо 357 компаний, осуществлявших деятельность в 2014 году сегодня работают только 310.

Стабильный рост интереса бизнеса к бишкекской СЭЗ отмечался с 2014 по 2017 годы, а средний ежегодный прирост субъектов свободной зоны составляет +14 компаний. 

При этом число действующих предприятий не всегда напрямую связано с числом рабочих мест. Пик количества работников на бишкекской СЭЗ приходится на 2016 год, когда деятельность осуществляли 377 компаний. В то же время 399 предприятий в 2018 году создали всего 2,9 тысячи рабочих мест. 

Если рассматривать в масштабах всего Кыргызстана, то по рабочим местам СЭЗ внесла незначительный вклад – чуть более 0,1% от всего работающего населения (по данным Нацстаткома, в 2018 году таких насчитывалось 2,54 млн человек). 

Наибольшее количество компаний, одновременно осуществлявших деятельность на СЭЗ пришлось на 2017 год – 399 предприятий. Резкое снижение субъектов свободной зоны отмечалось в 2018 году, тогда прекратили работу сразу 101 предприятие. Причиной этого Денис Бердаков называет то, что с 1 января 2019 года должны заработать новые правила работы. 

«Они касаются того, что те компании, которые нарушают пропорцию продажи своей продукции на внешний и внутренний рынок должны были покинуть свободные экономические зоны», — говорит эксперт. 

Если проанализировать, чем занимаются работающие в СЭЗ предприятия, то можно сделать вывод, что высокотехнологичного производства там немного. 

 

Если сравнить данные по объемам произведенной и отправленной на экспорт продукции, то можно сделать вывод, что большая часть товаров и услуг оседает на внутреннем рынке.

Это провал

Идея о том, что свободные экономические зоны станут концентрацией промышленных производств, где будут что-то собирать, комплектовать и продавать в соседние страны, провалилась почти в самом начале, констатирует Денис Бердаков. По его мнению, причиной этого стала слабая инфраструктура, в развитие которой вкладывают мало денег. 

Экономист Искендер Шаршеев также считает СЭЗ неудачным экспериментом. Предполагалось, что туда можно будет беспошлинно завозить сырье и продавать его за рубеж. Но после того как Кыргызстан стал членом Таможенного союза возникла правовая коллизия.

«Сырье уже так дешево не завести и не продать. Так как Таможенный кодекс не предусматривает специальные условия для СЭЗ. Сегодня субъекты этих зон несут практически те же расходы что и обычное ОсОО на территории Кыргызстана, разница – 1,5-2%. В связи с чем существующую структуру СЭЗ можно назвать неэффективной и непонятной», — поясняет Шаршеев. 

Не последнюю роль сыграла и частая смена правил и законодательства. Эксперты отмечают, что это нивелировало ценность самой СЭЗ. 

Исправить ситуацию взялись депутаты, они предлагают очередные правки в закон. Принципиальных изменений документ не предусматривает. В частности, предлагается дать возможность работать в СЭЗ фирмам, которые оказывают услуги. Однако уже сегодня 7,1% субъектов СЭЗ — компании по оказанию услуг.


Данный материал подготовлен в рамках проекта IWPR «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: