© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Трансграничные воды Центральной Азии: место Кыргызстана в деятельности по спасению Арала

Представления Кыргызстана о том, как следует распоряжаться водными ресурсами формирующихся на ее территории расходятся с положениями, которые определялись Фондом по спасению Арала.


Подпишитесь на наш канал в Telegram!


С начала своей независимости Кыргызстан начинает формировать политику по управлению водными ресурсами находящихся на его территории. В сложном клубке трансграничных проблем и конфликтов, республике приходилось выстраивать достаточно непростую «водную дипломатию» со своими соседями. Важнейшим шагом в направлении урегулирования трансграничных вопросов стало подписание в 1992 году соглашения о создании Межгосударственной координационной водохозяйственной комиссии. Это событие знаменует собой начало новой политики по управлению трансграничными водами между странами Центральной Азии.

Водная политика и дипломатия стран постсоветской Центральной Азии базировалась на принципах и механизмах, которые были заложены в СССР. Советское управление водными ресурсами имело иной механизм и центр принятия решений существующих проблем. Но вместе с тем некоторые принятые нормы и механизмы управления водными ресурсами того времени сохраняются и сегодня.

Во времена СССР вопросами распределения водных ресурсов между союзными республиками занималось Управление региональной водной инфраструктуры, которое решало задачи деления воды рек Сырдарья и Амударья через Министерство мелиорации и водного хозяйства СССР. Компетентным государственным органом была утверждена система лимитированного вододеления (то есть квот), которые применяются и по настоящее время[1]. Одним из основных упущений в деятельности по использованию рек, впадающих в Аральское море, была непродуманность долгосрочных последствий, связанных с развитием сельского хозяйства. Хотя в 60-х и 70-х года прошлого века советскими учеными рассматривался вопрос о повороте сибирских рек Оби и Иртыша для снабжения и сохранения Арала, они не были реализованы из-за смены политического курса «Перестройки». Разработаны были и другие способы по сохранению Аральского моря. Вместе с тем единый центр принятия решений за распределением водных ресурсов существовавший в СССР, способствовал тому, что трансграничные воды рассматривались как общегосударственную собственность, за которую не надо платить.

Построенные еще в советский период межгосударственные водохранилищные гидроузлы (Токтогульское, Кайраккумское, Чардарьинское, Нурекское, Чарвакское водохранилища) работали исключительно в ирригационном режиме – аккумулировали воду в осенне-зимний период и сбрасывали ее в весенне-летний. Увеличивающееся использование на сельскохозяйственные нужды рек, впадающих в Аральское море, приводило к его постепенному высыханию, минерализации почвы и распространении вредных веществ на территории Центральной Азии[2]. Частицы, поднимаемые с высохшего дня Аральского моря, стали способствовать росту опустынивания земель. Более того частицы соли обнаруживались на ледниках, которые питают Амударью и Сырдарью, ускоряя тем самым процесс их таяния. Исчезающее море вызвало снижение уровня увлажнения климата Приаралья. В Центральной Азии на 1-1,5°С повысилась максимальная температура воздуха, так же возросло на 10-12 число дней с температурой около +40°С. Местами стала фиксироваться температура +49°С. Под воздействием осушения Арала исчезли азиатский гепард, туранский тигр, устюртский баран, сайгаки и туркменский кулан. Под угрозой исчезновения оказались среднеазиатский длинноигольчатый еж, джейран, туркменский каракал, желтая цапля, розовый и кудрявый пеликаны, серый варан и прочие виды. Высыхающее море также способствовало появлению серьёзных заболеваний у жителей Приаралья (болезни дыхательной и пищеварительной систем, рак вследствие вдыхания и заглатывания сдуваемой ветром соли, пестициды и пыль, плохое питание, и прочие факторы).

Активный антропогенный фактор влияющий на снижение уровня воды в море привел к тому, что в 1979 году прекратилось морское судоходство, а в 1984 году море полностью потеряло хозяйственное промысловое значение.

Google Timelapse: Спутниковые снимки высыхания Аральского моря по годам 

Ответом на ухудшающее положение Аральского моря стало создание в 1993 года в Ташкенте Международного Фонда спасения Арала (далее Фонд) на основании решения глав государств Центральной Азии. Первостепенной задачей Фонда является финансирование и кредитование действий, программ и проектов для спасения Арала, экологического оздоровления Приаралья и бассейна Аральского моря с учетом интересов государств региона. Учредителями фонда являются Кыргызстан, Казахстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан на официальном уровне. Деятельность Фонда поддерживается такими международными влиятельными организациями как: ООН, ОБСЕ, Всемирный банк, Германское общество по техническому сотрудничеству и другие. Все они оказывают помощь в снижении негативных последствий осушения Арала.

Как известно, регион Центральной Азии местами достаточно густо заселен. Из всех стран больше всего проживает в Узбекистане (около 45% всего населения региона или около 33,9 млн. человек[3]). Плотность населения в регионе зависит от благоприятных условий ведения сельского хозяйства. При этом, Узбекистан потребляет около 77% водных ресурсов, которые поступают извне. С начала 2000-х годов Узбекистан построил около 30 различных водохранилищ на пути к Аральскому морю, которые использовались в сельскохозяйственных нуждах. Это стало способствовать более интенсивному высыханию Арала. Отсюда, ввиду детально невыработанных механизмов использования и применения водных ресурсов, а также последствий, связанных с ростом потребности пресной воды, ухудшается жизнь сообществ, поживающих в приаральской зоне.

Вода как правило, не считается чем-то ценным, больше оценивается как бесплатный ресурс. В реках бассейна Аральского моря формируется 115,6 км3 водных ресурсов, из которых на Кыргызстан приходится около 25,3% (29,3 км3). Объем потребления водных ресурсов в Кыргызстане ниже по сравнению с соседями – 1321м3 на человека в год (максимальное составляет приблизительно 4044м3 на человека в год в Туркменистане). В целом в бассейне Аральского моря на душу населения приходится 2524 м3 что является наибольшим среди различных регионов планеты.

Наиболее остро проблема распределения и использовани трансграничных водных ресурсов обозначилась в бассейне Аральского моря. Поверхностные водные ресурсы этого бассейна оцениваются в 116,5 км3/год, на Амударью приходится 79,3 км3 (68%), Сырдарью – 37,2 км3 (32%). Долевое участие государств Центрально-азиатского региона в формировании водных ресурсов распределяется так: Казахстан – 2,1%, Кыргызстан – 25,1%, Таджикистан – 43,4%, Туркменистан – 1,2%, Узбекистан – 9,6%, Афганистан и Иран – 18,6%.

Между тем для Кыргызстана соотношение долей участия в формировании и использовании трансграничных водных ресурсов складывается следующим образом: по бассейну р.Сырдарьи 74% и 10,5%, по р.Амударье – 2,0 и 0,3%  соответственно. Отсюда мы можем увидеть, что существует структурная несбалансированность использования и потребления водных ресурсов странами Центральной Азии, а также покрытие издержек за использования водных ресурсов странам, где они формируются.

Водная политика Кыргызстана

Центральная Азия достаточно богата на различные полезные ресурсы. Казахстан, Узбекистан и Туркменистан обладают сравнительно большими запасами нефти, газа и угля, а в высокогорье Таджикистана и Кыргызстана формируется основная масса поверхностного стока пресной воды региона (что составляет более 80% стока бассейна Аральского моря).

Как формируются водные ресурсы аральского бассейна. Источник: cawater-info.net

Вода на сегодняшний день является недооцененным и в условиях неразумного управления конфликтогенным ресурсом, которым Кыргызстан, еще не научился пользоваться. Для республики основное назначение пресной воды – энергетические, бытовые и хозяйственные нужды. Около 80% водных нужд идут на сельское хозяйство. На орошаемое земледелие приходиться около 25% от ВВП страны. Именно здесь в большей степени имеются неоправданные потери от использования пресной воды[4].

Политика Фонда не учитывает гидроэнергетических интересов Кыргызстана.
Ввиду того, что у Кыргызстана до настоящего времени не было выработано действенной стратегии развития страны, политика в области управления водными ресурсами не сформировалась в качестве системной и последовательной. В условиях возрастающей внутренней потребности к пресной воде, Кыргызстан вынужден был делить часть своих ресурсов в рамках договоренностей с Фондом по спасению Аральского моря. Как мы можем понимать, представления Кыргызстана о том, как следует распоряжаться водными ресурсами формирующихся на ее территории расходились с положениями, которые определялись Фондом.

Кыргызстан как правило отражал свои разногласия в заявлениях, что политика Фонда не учитывает гидроэнергетических интересов Кыргызстана. Например, если республике нужна вода из водохранилищ в зимнее время для увеличения гидроэнергетических мощностей, то для Узбекистана и Казахстана она необходима в весенне-летний период, то есть во время поливного сезона. Предложения кыргызской стороны по данному вопросу как правило оставались без внимания со стороны коллег. Это послужило поводом в 2009 году (и повторно в 2016 году – прим.ред) к заморозке участия Кыргызстана в этой организации. Такой шаг к сожалению, не вызвал реакции со стороны других стран-участниц Фонда. Более того, такое решение Бишкека даже не было отражено в официальных документах организации[5].

МИД КР неоднократно заявлял, что без реформы данной организации, участие Кыргызской Республики в Фонде не видится возможным[6]. Это безусловно ставило под сомнение авторитет самого Фонда. Кыргызстан не устраивает то, что основными выгодополучателями являются Узбекистан и Казахстан.

МИД КР неоднократно заявлял, что без реформы данной организации, участие Кыргызской Республики в Фонде не видится возможным.

Страны, находящиеся ниже по течению рек Амударья и Сырдарья как, правило не участвуют в реконструкции и технической поддержке гидротехнических и водохозяйственных сооружений, которые так или иначе обслуживают интересы этих государств.

После изменения ситуации, в 2018 году[7] удалось провести встречи и предпринимались шаги по вовлечению Кыргызстана в дальнейшую работу Фонда и разморозке его участия в данной организации. Кыргызстан все также отмечал, что большая часть воды тратиться на нужды Узбекистана и Казахстана. И всего 12% вод, аккумулирующихся в водохранилищах, идет на решение внутренних потребностей.

Во время саммита глав государств-учредителей Международного фонда спасения Арала в 2018 году в Ашхабаде.

Нормативные правовые и международные акты по спасению Арала

Созданная в 1992 г. Межгосударственная координационная водохозяйственная комиссия[8] сразу же принимает «Соглашения о сотрудничестве в сфере совместного управления водными ресурсами из межгосударственных водных источников». При посредничестве МКВК был создан некоторый инструмент регионального сотрудничества по возможности управления трансграничными водными ресурсами. На основании работы МКВК государства-члены разработали и приняли ряд нормативно-правовых документов, а на их основании разработали программу действий по решению вопроса высыхания Аральского моря. В документе определялось суверенное право распоряжаться водными ресурсами. Вместе с тем, сохранялось советское право на общее распоряжение водными ресурсами каждой страной, в результате не было уточнено, на что распространяются принятые международные нормы: на внешние или внутренние водные ресурсы. И тут проявились противоречия, между кыргызским национальным законодательством, где воды формирующиеся на территории страны расценивались как собственность Кыргызстана и межгосударственными правовыми нормами, где правом использованием водных ресурсов также обладали Узбекистан и Казахстан (это, например, выражается в соглашениях, какое количество воды и в какой сезон, республика может сбрасывать из водохранилища или пропускать в соседние страны).

Как правило в Центральной Азии водные ресурсы используются на основании технико-экономических обоснований, которые были сформулированы еще в советский период и далее легли в Нукусскую декларацию, подписанную в 1995 году. По согласованию в данном документе указываются, объемы водных ресурсов, которые складываются из поверхностных, подземных и повторно используемых сбросных и коллекторнодренажных вод (всего их объем составляет около 133,64км3) в процентном отношении распределены следующим образом: Казахстан – 11,4% (15,29 км3), Кыргызстан – 3,97% (5,3 км3), Таджикистан – 10,69% (14,29 км3), Туркменистан – 20,26% (27,07 км3), Узбекистан – 53,64% (71,69 км3).

На уровне национального законодательства водные ресурсы страны регулируются Конституцией, законом «О Межгосударственном использовании водных объектов, водных ресурсов и водохозяйственных сооружений Кыргызской Республики» (2001) и закон «Об основах внешней политики Кыргызской Республики в области использования водных ресурсов рек, формирующихся в Кыргызстане и вытекающих на территории сопредельных государств» (1997). В данных законах установлены положения государственной политики в области использования водных ресурсов рек, формирующихся в Кыргызстане и вытекающих за его пределы. Эти два закона позволяли определять воду как ресурс имеющий свою стоимость, что вызвало негативное восприятия со стороны Узбекистана и Казахстана, которые расценивают поступающую воду как бесплатный ресурс.

Проблемы спасения Аральского моря, как условия для напряженности между странами

Следует оговориться, что проблема высыхания Аральского моря не актуальна для Кыргызстана и не входит в его политическую повестку. Кыргызстан волнуют политические, экономические и экологические последствия от высыхания водного бассейна моря.

Помимо этого, концептуальной проблемой в политическом вопросе сохранения Аральского моря является традиционное отношение к воде как бесконечному ресурсу, имеющего отсюда невысокую ценность. Как пишут Маматканов Д. М. и Бажанова Л. В.: «По международной оценке, «Вода имеет свою экономическую стоимость при всех ее конкурирующих видах использования и должна являться экономическим товаром», поскольку именно «бесплатность» водных ресурсов приводит к их нещадной эксплуатации, истощению и экологическим катастрофам…»[9]. Более того, у кыргызского политического руководства не сложилось определенного национального видения и стратегии в водной политике, которая касалась бы вопросов управления трансграничными водными ресурсами. Кыргызское политическое руководство к сожалению, пока что не научилось воспринимать поставляемую воду как товар и на этом основании пока еще немного стесняется выставлять счет за ее поставку соседям.

Основной организационно-управленческой проблемой на сегодняшний день остается вопрос совместного управления процессом поддержания и восстановления Аральского моря. По мнению Сооронбая Жээнбекова в данном вопросе необходимо упразднить филиалы Фонда во всех пяти странах. Вместо этого необходимо централизовать работу, путем создания единого центра принятия решений (исполнительный комитет), где будут представлен все участники процесса. Помимо этого, президент Кыргызстана предложил вывести Межгосударственную координационную водохозяйственную комиссию и Межгосударственную комиссию по устойчивому развитию из структуры фонда, а вместо них создать более эффективные органы, в работе которых будут учитываться в том числе и потребности республики в гидроэнергетики[10]. Очевидно, что сохраняющаяся и качественно не совершенствуется система квотирования при распределении водных ресурсов что в конечном итоге служит основанием для разногласий между странами в вопросе решения проблемы Арала.

Также управленческо-организационной проблемой остается режим работы Токтогульского водохранилища. Нескоординированность графика сбросов воды в осенне-зимний и весенне-летний периоды приводит к ущербу от работы водохранилища[11]. Около половины воды Токтогульского водохранилища, для обеспечения дополнительной электроэнергией страны, можно было бы сбрасывать в зимний период.

Вместо заключения

Полное восстановление Арала в границах до 1960 года в ближайшем будущем, не представляется возможным. Для этого потребуется около ста лет (при этом восстановление акватории на 90% потребует около 43 лет) и сброс около 53 км3 водных ресурсов в него[12].  Чтобы восстановить полностью море необходимо сократить потребление воды на орошение, которое забирает около 90% от изъятой воды. Для поддержания так называемого Малого Арала требуется около 5,3 км3 водных ресурсов. В данном случае чтобы повышать сброс воды в море, необходимо улучшать эффективность ведения сельского хозяйства.

Другие важным моментом являются экономические подсчеты тех выгод, которые приносят водохозяйственные и гидротехнические сооружения, которые находятся на территории Кыргызстана для Казахстана и Узбекистана. И в этой связи они также могут принимать участие в их техническом обслуживании.

На основании выгод для кыргызской стороны должны быть предложены такие альтернативы со стороны стран соседей, которые смогут компенсировать затраты на решение Аральского вопроса. Разработка действенного экономического механизма или модели при межгосударственном водопользовании в рамках решения аральского вопроса, позволит каждой из стран иметь более четкую позицию в трансграничной водной политике. Республике необходимо понимать какой она несет комплексный урон от высыхания Аральского моря. Кыргызстану исходя из своих национальных интересов необходимо в рамках мягкой дипломатии продвигать новое отношение к воде, как к товару, который должен оплачиваться. С этой целью должно прорабатываться соответствующая законодательная база, основанная на скрупулезных подсчетах.

Совместная скоординированная работа государств, доработка национального, а также международного законодательства должно стать важным приоритетом в решение аральского вопроса в ближайшей перспективе.


Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project». Мнения, озвученные в статье, не отражают позицию редакции или донора.


[1] Стоит отметить что до 2005 года существовал механизм компенсации Кыргызстану за беспрепятственное предоставление водных ресурсов вниз по течению в летний период. Соглашение было подписано в 1998 году. По этому соглашению Узбекистан поставлял Кыргызстану по льготным тарифам газ, а Казахстан мазут.

[2] Если в 1960 площадь орошаемых сельскохозяйственных земель за счет вод, впадающих в Арал, составляла 5 млн. Га, то в 2010 уже 8,2 мл. Га

[3] По состоянию на январь 2020 года (источник: Стала известна численность постоянного населения Узбекистана, 27 января 2020 года, Спуник. Узбекистан https://uz.sputniknews.ru/society/20200127/13306112/Stala-izvestna-chislennost-postoyannogo-naseleniya-Uzbekistana.html)

[4] В стране, лишь 77% жителей имеют доступ к чистой питьевой воде.

[5] Татьяна Зверинцева. Моря много не бывает. Фонд по спасению Арала пришел в полную непригодность, ИА Фергана, 27 августа 2018 года, https://www.fergananews.com/articles/10145

[6] Э. Усубалиев, ВОПРОС УЧАСТИЯ КЫРГЫЗСТАНА В МЕЖДУНАРОДНОМ ФОНДЕ СПАСЕНИЯ АРАЛА И НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ СТРАНЫ, 21 июля 2016 год, ANALYTICAL CENTRE «PRUDENT SOLUTIONS» https://prudentsolutions-analitika.org/2017/05/18/вопрос-участия-кыргызстана-в-междуна/

[7] К этому времени на реализацию трех основных программ Фонда было израсходовано 15 млрд. долларов. В 2018 году президент Кыргызстана С. Жээнбеков раскритиковал деятельность Фонда, где в том числе отметил и непрозрачность распределения поступивших в данную организацию средств (источник, Азаттык). На этом саммите участники склонялись также к тому, чтобы аральский вопрос передать на решение международным организациям.

[8] Далее как МКВК

[9] Маматканов Д. М. и Бажанова Л. В. ТРАНСГРАНИЧНЫЕ ВОДНЫЕ РЕСУРСЫ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ И ПРОБЛЕМЫ ЭФФЕКТИВНОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ, Институт водных проблем и гидроэнергетики НАН КР, http://ecogosfond.kz/wp-content/uploads/2019/07/CA.D.236-Transgranichnye-vodnye-resursy-Centralnoj-Azii-i-problemy-jeffektivnogo-ispolzovanija.pdf

[10] Татьяна Зверинцева. Моря много не бывает. Фонд по спасению Арала пришел в полную непригодность, ИА Фергана, 27 августа 2018 года, https://www.fergananews.com/articles/10145

[11] Маматканов Д. М. и Бажанова Л. В. ТРАНСГРАНИЧНЫЕ ВОДНЫЕ РЕСУРСЫ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ И ПРОБЛЕМЫ ЭФФЕКТИВНОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ, Институт водных проблем и гидроэнергетики НАН КР, http://ecogosfond.kz/wp-content/uploads/2019/07/CA.D.236-Transgranichnye-vodnye-resursy-Centralnoj-Azii-i-problemy-jeffektivnogo-ispolzovanija.pdf

[12] В настоящий момент в Арал сбрасывается около 11 км3 вод

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: