© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Только после школы: в Казахстане введено новое условие для усыновления детей

Потенциальные усыновители теперь обязательно должны пройти школу приемных родителей. Ожидается, что эта мера уменьшит случаи возвратов детей в детские дома и в целом снизит социальное сиротство.


Подпишитесь на наш канал в Telegram!


1 июля 2020 года в Казахстане вступила в силу новая норма, внесенная в Кодекс РК «О браке (супружестве) и семье» в декабре прошлого года, – об обязательной психологической подготовке приемных родителей. Сертификат о ее прохождении теперь включен в список документов, необходимых для желающих усыновить ребенка.

Заниматься подготовкой приемных родителей наряду с госорганами могут некоммерческие организации по оказанию содействия в устройстве детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Введение этого понятия в глоссарий, а также регламентация деятельности таких организаций в сфере усыновления, к слову, тоже – новшества Кодекса. 

Анар Рахимбаева. Фото предоставлено фондом «Ана үйі»

Инициатором поправок выступил общественный фонд «Ана үйі» («Дом мамы»), который уже несколько лет проводит Школы приемных родителей (ШПР). Как пояснила учредитель фонда Анар Рахимбаева, они занимаются профилактикой социального сиротства. И на его предотвращение изначально был нацелен проект по созданию сети кризисных центров – «Домов мамы» по всей стране.

Сегодня их свыше 20 в 18 городах Казахстана. Благодаря им за семь лет, с 2013 по 2020 год, свыше четырех тысяч малышей не попали в детские дома. Молодые беременные и уже родившие девушки, собиравшиеся отказаться от детей из-за трудной жизненной ситуации, получили временный приют и оставили ребенка. Таким образом предотвращается около 70 % отказов матерей от своих новорожденных детей.

«Однако в последующем мы поняли, что это не решает проблему сиротства до конца, – продолжила Анар Рахимбаева. – Детские дома продолжают пополняться детьми разных возрастов. Поэтому следующим этапом работы фонда стал запуск в 2016 году Национального агентства по усыновлению, нацеленного на развитие культуры усыновления в казахстанском обществе и профессиональную поддержку приемных семей».

Зачем нужна школа для родителей?

В помощь им была организована бесплатная Школа приемных родителей (ШПР), главная задача которой – профилактика вторичных отказов – возвратов ребенка из приемной семьи обратно в детдом. По данным фонда «Ана үйі», в Казахстане они достигают до 18-20%. Причина – в недостаточной, прежде всего психологической, подготовленности родителей к приему ребенка из детского дома и завышенные ожидания.

«Когда семья берет ребенка, возникает ряд трудностей, к которым она зачастую оказывается не готовой. Первоначально родители представляют идеальную картину, а в реальности все иначе. Чтобы максимально безболезненно пережить период адаптации, усыновители должны знать до прихода ребенка в семью, как ему помочь, как реагировать на те или иные проблемы и ситуации, в чем особенности воспитанников детдомов и т.д.», – говорит Рахимбаева.

Карта фонда «Ана үйі»

За четыре года работы Нацагенства ШПР прошли около 1700 семей, 800 – взяли детей. Анар Рахимбаева считает это очень важным показателем:

В этом и есть суть. Когда человек проходит школу, он начинает до конца осознавать большую ответственность. Каждая вторая семья еще раз задумалась, еще раз проверила свою мотивацию: а сможем ли мы, справимся ли?

Опыт работы фонда показал, что из подающих заявку кандидатов лишь 30-40% действительно могут принять ребенка в семью. Поэтому здесь уверены: лучше отсеять несостоявшихся усыновителей в начале, чем потом они вернут ребенка. Потому что повторный отказ для детей – сильнейшая психологическая травма, еще большая, чем в первый раз. 

Бибигуль Асылова. Photo: МОН РК

Повторное попадание детей в детские дома в Министерстве образования и науки (МОН) РК назвали основной нынешней проблемой в сфере усыновления. Для ее решения, как подчеркнула вице-министр образования и науки Бибигуль Асылова, и вводятся обязательная психологическая подготовка приемных родителей, сопровождение этих семей и детей после приема в семью.

«Не все граждане готовы воспринимать и принимать ребенка со всеми присущими ему особенностями и недостатками. Это обусловлено как малой информированностью приемных родителей о психологических особенностях ребенка, пережившего разлуку с кровными родителями и воспитывающегося в учреждении интернатного типа, так и спецификой развития этих детей», – отмечает она.

В результате, как заключила Бибигуль Асылова, у приемных родителей возникают мысли о непреодолимости проблем, нарушается контакт с ребенком, появляется чувство раздражения и разочарования.

Обязательное прохождение потенциальными усыновителями Школы приемных родителей, убеждена вице-министр, поможет снизить повторное попадание детей в детские дома. Также это позволит приемным родителям иметь четкое представление о необходимых им воспитательских компетенциях – ценностях, знаниях и умениях.

Вслушиваться в каждое слово

Выпускница ШПР и приемная родительница Наталья Исмаилова считает такое обучение очень нужным.

«Со многими аспектами, о которых говорилось на занятиях, я сама столкнулась, – поделилась она. – Было всякое – и агрессия, и другие проблемы. Могу подтвердить: когда человек принимает для себя решение взять в семью ребенка, он на самом деле витает в облаках, видит жизнь в розовых очках. На самом деле он не осознает на 100 процентов с чем может столкнуться».

Наталья Исмаилова. Фото предоставлено фондом «Ана үйі»

Поведение приемного ребенка в адаптационный период, которое может показаться ненормальным, на самом деле, считает собеседница, вполне обычное. Но, чтобы откорректировать его, придется набраться терпения. Поэтому Наталья Исмаилова советует всем будущим усыновителям максимально впитывать на занятиях все.

«Нужно вслушиваться в каждое слово и предложение. Анализировать пройденный материал, придя домой, еще раз его перечитать. Еще раз прокрутить рассматриваемые ситуации и искать ответ: а как бы я себя повел, если, к примеру, ребенок упал на пол, крутится и орет как сумасшедший. Посмотреть на себя в зеркало и спросить: а я вообще смогу справиться со своими эмоциями?!» – говорит она.

Правда, приемная мама добавила, что пройдя школу и забрав ребенка, потом нужно быть готовым к «ягодкам».

«Потому что реальная жизнь только начинается, – пояснила она. – Каждый ребенок ведет себя по-разному. Невозможно описать в тетради для занятий (которую выдают в школе родителям – прим. авт.) все, что может вас ожидать».

Анар Рахимбаева признает, что школа – не панацея.

«Это теория, не все вопросы можно охватить и предугадать, – говорит учредитель фонда. – Потом на практике жизнь может показать совершенно другие аспекты. Могут возникнуть непредвиденные сложности в семье, определенные проблемы в процессе адаптации».

Чтобы помочь с ними справиться, и предусмотрено также обязательное сопровождение семьи после школы. В трудный момент усыновители могут рассчитывать на профессиональную помощь специалистов-психологов обучавших их организаций.  

Таким образом, внесенные изменения дают негосударственным агентствам по усыновлению и организациям, содействующим устройству детдомовцев в семьи, законное право заниматься обучением потенциальных родителей, оказанием им правовой помощи, а также психологических и психолого-педагогических консультаций.

Сообща против сиротства

Тем самым фактически произошла легализация работы НПО по устройству детей в семьи, которой до внесения поправок они занимались добровольно по собственной инициативе. К слову, с прошлого года «Ана үйі» ведет ее в рамках совместного с местными исполнительными органами пилотного проекта в девяти регионах Казахстана.

Разумеется, никакой «монополии» нет. Помогать государству устраивать детей в семьи, организуя ШПР и сопровождение, могут любые организации, прошедшие аккредитацию в Комитете по охране прав детей Министерства образования и науки. В общей сложности, согласно закону, их должно быть не больше 20.

На сегодняшний день, как нам сообщили в Комитете, еще никто не получил аккредитацию, на рассмотрении находятся документы только одного НПО. Какого именно, называть не стали. 

К слову, ШПР, помимо «Ана үйі», проводили и другие организации. К примеру, общественный фонд «Сообщество приемных родителей Казахстана». По информации сайта фонда, благодаря этому сообществу к 2019 году нашли свои семьи 299 приемных детей.

В профильном министерстве позитивно оценивают взаимодействие с НПО в этой сфере и придание организациям по содействию в устройстве детдомовцев официального статуса. Но при этом подчеркивают: учет детей-сирот и детей, оставшихся без родителей, принятие решения по их устройству в семьи, учет кандидатов в усыновители, а также контроль за переданными в семьи детьми остается за государством.

Галия Жусипова. Фото предоставлено фондом «Ана үйі»

Специалист по семейному устройству фонда «Ана үйі» Галия Жусипова, в прошлом много лет возглавлявшая управление по защите прав детей Южно-Казахстанской, ныне Туркестанской, области, как бывший работник госорганов сетует, что раньше не было такого уровня партнерства и поддержки со стороны НПО.

Выступая теперь от неправительственного сектора она отмечает эффективность совместной командной работы негосударственного агентства по усыновлению с органами опеки.

Галия Жусипова подчеркивает, что сам факт внесения поправок в законодательство стал свидетельством того, что власть услышала гражданское общество. Собеседница считает, что обращаться в НПО за помощью, делегировать им часть своей работы сейчас в интересах самих госорганов. Потому что НПО реально имеют больше возможностей, времени и ресурсов.

«Мы мобильные, мы не зависим от государства, потому что наш фонд существует не на бюджетные средства, а на деньги меценатов, – аргументирует Галия Жусипова. – Органы опеки сильно загружены, не всегда имеют возможность выехать и сопровождать семьи, решать проблемы, возникающие в процессе адаптации. У нас такие возможности есть».

Специалист добавила, что готова с любой трибуны заявить о необходимости и важности школ приемных родителей. Потому что они предотвращают горькие ситуации, когда приемная семья хочет вернуть ребенка обратно в детдом, так как у них не сошлись характеры, мальчик им разонравился и т.д.

«Школа приемных родителей – конечно, не панацея и не может решить все проблемы, но это мощная профилактика возвратов», – уверена Жусипова.

Такого же мнения придерживается Жандос Калтаев, руководивший упраздненным в июне этого года управлением по делам семьи, детей и молодежи Шымкента.

Если люди после прохождения школы признаются, что не готовы принять ребенка, этому можно только радоваться, – говорит он. – Потому что они не нанесут еще одну душевную травму. 

Привлекать бывших детдомовцев

Президент Ассоциации выпускников детских домов Казахстана Рафаэль Гасанов поддерживает введение обязательной подготовки приемных родителей. Более того, он считает, что прохождение ШПР нужна не только при усыновлении, но и при других формах устройства детей в семью – патронате и опеке. 

Рафаэль Гасанов. Фото взято с личной страницы в Facebook

Гасанов также предлагает проводить предварительный отбор кандидатов на обучение, выявляя в первую очередь мотивы потенциальных усыновителей. Кроме того, он поднял вопрос: а учителя кто?

«Готовить родителей к приходу ребенка в семью должны подготовленные коучи-профессионалы, – считает глава ассоциации. – Нужно привлекать мам, которые сами прошли этот путь. И в первую очередь – самих выпускников детдомов».

Он убежден, что по всем вопросам, связанным с детдомами, их проблемами, нововведениями, нужно обязательно обращаться за помощью, поддержкой и консультациями к бывшим детдомовцам. Потому что никто другой не может знать лучше о переживаниях, испытаниях и трудностях детей этой категории.

В целом специалисты и эксперты единодушны во мнении о важности и нужности Школы приемных родителей и уверены в эффективности введения требования об обязательном их прохождении. Основанием служат результаты работы того же фонда «Ана үйі». Число возвратов детей из семей выпускников ШПР, в которой они занимались исключительно по собственному желанию, в среднем в два раза ниже общеказахстанского показателя.

По данным Анар Рахимбаевой, у них было 36 случаев возврата.

«Это меньше 10 %, – комментирует она. – В принципе это на уровне среднемирового показателя. Даже в развитых европейских странах и США возвраты в среднем составляют 8-10 %. К сожалению, нигде не бывает стопроцентных результатов».

Между тем, в Министерстве образования и науки Казахстана констатируют, что в последние годы наблюдается динамика снижения как сиротства, так и количества воспитанников детдомов и самих детдомов.

Если в 2015 году общее количество детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, составляло 29 666, то в 2019 году оно сократилось до 24 529. Количество воспитанников детских домов сократилось за 10 лет (2010-2020 годы) на 70% – с 14 052 до 4 193 человек. При этом число детдомов уменьшилось с 210 до 101 – на 52%.

Главное фото: 7sisters.ru


Данный материал подготовлен в рамках проекта IWPR «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: