© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Таджикистан: Пандемия и экономический кризис могут спровоцировать рост преступности среди несовершеннолетних

В Таджикистане ожидается рост использования детского труда, а также детской преступности из-за ухудшения социально-экономических условий семей, вызванных экономическим кризисом в период пандемии Covid -19.



Подпишитесь на наш канал в Telegram!

Эксперты считают, что снижение денежных переводов от трудовых мигрантов и экономический кризис в период пандемии вынудит оставшихся без средств к существованию подростков совершать кражи или идти работать, чтобы прокормиться.

Детская преступность всегда беспокоила таджикские власти. В последние годы довольно часто в средствах массовой информации обсуждались массовые драки школьников с применением холодного оружия. 

 

Авлиё Файззода, начальник организационно-аналитического отдела по предупреждению преступности среди несовершеннолетних МВД. CABAR.asia

Начальник организационно-аналитического отдела по предупреждению преступности среди несовершеннолетних МВД, Авлиё Файззода сказал, что в стране за первый квартал текущего года было выявлено 314 преступлений среди несовершеннолетних, в том числе мошенничество, грабежи, хулиганство и другие преступления.  Больше всего было зарегистрировано краж – 214 случаев.

И хотя по сравнению с тем же периодом предыдущего, 2019 года,  отмечается некоторое снижение преступности – на 6 случаев или на 1,8 процента – однако это связано в тем, что во время пандемии почти два месяца не работали рынки, а весной люди самоизолировались.

Ухудшение условий из-за экономического кризиса уже сейчас привело к тому, что в стране выросло количество работающих детей. Рынки и автостоянки полны подростками, предлагающими помочь перенести грузы, помыть автомобиль или оказать еще какую-то услугу за небольшую плату. 

Сино Джунайдов (имя изменено) должен бы учиться в 10-м классе, но бросил школу из-за плохих условий жизни. Когда ему было четыре года, его родители развелись. Сейчас он и его мать живут в одном из районов Душанбе. Уже более пяти лет он зарабатывает тем, что приглашает клиентов для посадки в такси по маршруту Душанбе-Вахдат и других пригородов столицы:

Целый день я кричу: “кому на Вахдат, на легковой машине по 5 сомони?”.  Это предложение, которое я повторяю, наверное, более 100 раз каждый день. Я сажаю четыре человека в такси, и водитель платит мне 1 сомони (около 0,1 долларов США) в обмен на мою работу.  Раньше я зарабатывал по 15-20 сомони (около 15-20 долларов США) в день. Сейчас университеты и институты закрыты, студентов нет – мало кто приезжает в столицу из районов. Я вынужден браться за любую работу. Мне не привыкать, с 6-го класса я продаю целлофановые пакеты на рынке, тяну тележки, мою машины и работаю от зари до зари. Правда, окружающие порой называли меня вором и аморальным человеком. Но это меня не волнует, у меня есть мать-одиночка, она больна и я должен заботиться о ней”,  – сказал он.
Дети вынуждены работать с утра до вечера, чтобы прокормить семью. CABAR.asia

Сино Джунайдов – один из многих мальчиков, которые работают во время пандемии, чтобы зарабатывать на жизнь, несмотря на то, что он уже несколько раз попадал в полицию в ходе специальных рейдов.

Маленький развозчик грузов на тележке зарабатывает на жизнь. CABAR.asia

«Несколько раз сотрудники правоохранительных органов доставляли меня в полицейский участок, моя мама приходила за мной, и они отпускали меня. Просто нет никого, кто бы заботился о моей матери. Если снова будут рейды, я снова буду убегать. Я думаю, что даже милиционеры устали от меня», – говорит он со смехом.

Многие из несовершеннолетних, которые работают в городах, зарабатывая на жизнь торговлей целлофановыми пакетами, перевозкой товаров на тележках на рынках, и т.д. – из бедных семей или не имеют отцов. В Таджикистане принято, чтобы мальчики обеспечивали свои семьи, даже если они еще не достигли трудового возраста.

По данным организационно-аналитического департамента по предотвращению административных правонарушений, среди несовершеннолетних и молодежи МВД, в целом, по республике, в нынешнем году рейды по задержанию несовершеннолетних, занимающихся бродяжничеством и попрошайничеством проводились 2 317 раз. 

Все эти дети начинают работать еще в возрасте 10–12 лет, а иногда и раньше.  Эксперты считают, что когда ребенок зарабатывает с раннего возраста и делает, что хочет, он привыкает к тому, что имеет деньги. Ранняя самостоятельность не всегда приносит пользу ребенку, его психика еще не устойчива, более взрослые люди могут  вовлечь его в преступления.

«Несовершеннолетние, которые плохо учатся в школе и не следуют школьным правилам, после 9-го класса изгоняются учителями. [В Таджикистане обязательное школьное образование предполагает обучение только до 9 класса. Полное школьное образование состоит из 11 лет]. Они выходят на улицу, чтобы встретить других аморальных молодых людей. И когда нет контроля со стороны родителей, один Аллах ведает, чем они занимаются!» – сказал Файзода.

Социолог Далер Бахромбеков, доцент кафедры социологии Таджикского национального университета считает, что дети, оставленные без присмотра взрослых, рано начинают самостоятельную жизнь и чувствуют свою ответственность за взрослых, что приводит к дисфункции.   

«Родители таких детей – в трудовой миграцию, они оставляют своих детей на попечение родственников, в основном, бабушек и дедушек. А бабушка и дедушка состарились и с трудом воспитывают своих внуков. Кроме того, их самые близкие родственники тоже рано начинали вести самостоятельную жизнь. Дети подражают взрослым», – говорит он.

Далер Бахромбеков, доцент кафедры социологии Таджикского национального университета. CABAR.asia

Еще одним из факторов этой дисфункции является сталкивание интересов института семьи и системы образования, считает Бахромбеков.

«Смотрите, семья, в лице родителей, видит свою роль только в материальном обеспечении детей. В школе говорят: “Мы обучаем, он учится для себя и своих родителей. Если не захочет учиться, то это их проблемы”. Скидывая, таким образом, проблемы воспитания ребенка друг на друга, в конечном счете, взрослые возлагают ответственность на самих детей», – сказал Бахромбеков.

По его мнению, преступность среди подростков, оставленных без надзора взрослых, возросла. По наблюдениям специалиста, основным фактором роста беспризорности является процесс трудовой миграции, который негативно отразился воспитании детей. Сейчас, когда доходы домохозяйств снижаются из-за того, что трудовые мигранты не могут найти работу в странах приема, ситуация будет ухудшаться.

По мнению этого эксперта, еще одной причиной того, что дети вынуждены рано начинать трудиться или бродяжничать, это менталитет многодетности, который ведет к бедности и безнадзорности детей.  В  таджикских семьях, в среднем, по 4 ребенка. И, несмотря на то, что в городах этот показатель ниже,  многодетные семьи, в которых от 5 и выше детей, не редкость для Таджикистана.  

На рост детской преступности влияет и доступность компьютерных игр с применением насилия, считают эксперты.

«Согласно нашему статистическому анализу, большинство групповых драк начинаются именно с просмотра в компьютерных центрах  игр, содержащих  фрагменты насилия. Эти игры влияют на детей. В последнее время увеличилось число драк с применением ножей. Таких драк в предыдущие годы не было», – сказал Файззода.

Бахромбеков согласен с этим заявлением и считает, что отсутствие контроля со стороны родителей за использованием интернета также влияет на детскую преступность. 

«Посмотрите, сколько семейных проблем вызвали мобильные телефоны. Дети опередили своих родителей в его использовании. То есть, больше нет социального контроля. Потому что социальное пространство подростков гораздо активнее их социальной реальности», – сказал он.

В 2011 году Таджикистан принял Закон «Об ответственности родителей за образование и воспитание детей». По данным Министерства внутренних дел, в 2020 году на родителей было наложено около 460 000 сомони (46 000 долларов США) в виде штрафов, размер которых составляет от 120 до 160 сомони (от 12 до 16 долларов США).

По словам Файззода, суды с пониманием рассматривали условия родителей, предупреждали их и освобождали большинство из них  от ответственности без штрафов, в зависимости от условий. Потому что есть неполные сироты, которые не имеют отца и обеспечивают семьи.

«Когда мы приводим этих несовершеннолетних в отделы, мы берем с них объяснительные в присутствии родителей или лиц заменяющих их. Мы отпускаем большинство из этих несовершеннолетних, когда видим, в каких условиях они живут», – сказал специалист МВД.

Этот представитель Министерства внутренних дел призывает всех родителей не оставлять детей без присмотра и создать условия для их обучения.

Сарвар Холикзода, начальник Управления законодательства и основы конституционной обороны и безопасности Министерства юстиции. CABAR.asia

 Между тем, Сарвар Холикзода, начальник Управления законодательства и основы конституционной обороны и безопасности Министерства юстиции, настаивает на том, что родители, обязаны заботиться о своих детях в соответствии с законом об ответственности родителей. Несовершеннолетним нельзя работать на улицах и собирать деньги, и закон ограничивает это, а родители несовершеннолетних привлекаются к ответственности.

В том случае, если ребенок остался без родителей или один из них жив, но лишен опеки, согласно Семейному кодексу страны, в каждом городе и районе существуют национальные комиссии по правам ребенка, которые обязаны следить за такими детьми.

“Задачами этих комиссий являются подготовка и предоставление информации по выявлению и регистрации беспризорных детей в течение трех дней в соответствии с Постановлением 419, принятой в 2016 году. Затем эти комиссии обязаны помещать детей в специальные учреждения или школы-интернаты, деятельность которых направлена ​​на предоставление детям государственных пособий. Затем они следят за тем, чтобы права детей не нарушались после того, как их забрали», – сказал Холикзода.

Для снижения уровня преступности и недопущения вовлечения несовершеннолетних в преждевременную трудовую деятельность, все министерства и ведомства, занимающиеся проблемами несовершеннолетних и молодежи, должны активизировать свою деятельность, считает Холикзода.  Потому что, когда дети уходят на каникулы, они не занимаются какими либо дополнительными занятиями, а просто гуляют по улицам.

Сегодня нам необходимо повысить эффективность работы центров дополнительного образования, спортивных клубов, библиотек и других учреждений, чтобы привлечь этих несовершеннолетних к своей работе. В этом случае мы сможем добиться успеха, – сказал он.

Согласно Гражданскому кодексу Таджикистана, любое лицо в возрасте до 18 лет считается несовершеннолетним.  Сино, которому через год исполнится 18 лет, хочет поступить в какой-нибудь вуз,  но говорит, что не умеет хорошо читать и писать.

«Я нигде не могу учиться, потому что у меня нет условий. У меня даже нет аттестата об окончании средней школы. На самом деле, мое будущее неопределенно», – сказал он.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: