© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Подростковая преступность в Казахстане: поправки в закон и опыт Грузии

С каждым годом несовершеннолетние казахстанцы становятся все агрессивнее, говорят эксперты.


Подпишитесь на наш канал в Telegram!


English

* Материал подготовлен в рамках летней программы стажировок журналистов аналитической платформы CABAR.asia в Грузии.

На учете у правоохранительных органов Казахстана состоят 7,5 тысяч подростков. Более 200 из них воспитываются в специализированных учебно-воспитательных учреждениях. Туда они попадают на срок от месяца до года за систематические административные правонарушения, антиобщественные действия, уход из семьи, злостное уклонение от получения образования и т.д.  

Также в стране функционируют 19 центров адаптации несовершеннолетних. Только за первые шесть месяцев этого года они приняли около 4000 детей. Прокуроры отмечают, что характерной чертой подростковых преступлений становится немотивированная агрессия и жестокость.

По данным МВД, за последние восемь лет в центры временной изоляции, адаптации и реабилитации помещены более 70 тысяч несовершеннолетних за безнадзорность и беспризорность. Из них 10 796 оформлены в детские дома и школы-интернаты.

Бекболат Шакиров. Photo: CABAR.asia

«В начале 90-х годов таких детей было гораздо больше. Основная категория, которая содержится, это за тяжкие и особо тяжкие преступления. Срок пребывания в колонии может быть продлен до достижения 21 года. Но в целом политика государства направлена на гуманизацию, так как в воспитательной колонии дети проходят образовательные программы», – говорит Бекболат Шакиров, начальник управления комитета уголовно-исполнительной системы МВД Казахстана.

По официальным данным, более 30% несовершеннолетних, совершивших преступления, нигде не учились и не работали. Причем наблюдается тенденция роста числа неработающих и не учащихся участников преступлений. Согласно статистике, большая часть правонарушений совершается в возрасте 16–17 лет.  

Жупар Токишева. Photo: CABAR.asia

Жительница Нур-Султана Жупар Токишева, воспитывает двоих подростков. По ее словам, одна из причин роста преступности среди детей – это то, что они предоставлены сами себе, отсутствуют моральные обязательства и уважение.

«Еще одна причина – недостаточность условий для развития молодежи, недостаток воспитания дома и в школе. Я считаю, что эту проблему нужно решать комплексно. Этот год объявили Годом молодежи в Казахстане, надеюсь будут результаты и сдвиг», – говорит Токишева.

«Нужны забота и внимание общества»

Третьеклассник из Нур-Султана Руслан Полянский и рад бы заполнить свое свободное время чем-то полезным, но доступных возможностей для этого практически нет:

Я в свободное время учу уроки и хожу на бокс. В Нур-Султане бесплатных секций бокса не много и они работают только в выходные дни. Из-за этого я тренируюсь только в субботу и воскресенье. В остальные дни играю во дворе. Мама не разрешает сидеть за компьютером больше 40 минут, у меня нету сотового телефона. Хотелось бы, чтобы открыли бесплатную спортивную школу и секции.

В прошлом году депутаты парламента Казахстана просили премьер-министра найти резервы и повысить доступность массового спорта и физкультуры, а также обустроить дворы, парки, скверы для занятий спортом. Среди предложений также звучало повышение квалификации школьных психологов, социальных педагогов, вожатых. Но пока безрезультатно.

Сергей Ершов. Photo: CABAR.asia

Депутат Сената парламента Сергей Ершов отмечает, что в воспитательной работе, особенно с родителями, акцент стоит делать именно на детей. 

«Дети должны быть окружены заботой и вниманием всего общества, тогда у них не останется ни времени, ни возможности посягать на права других своих сверстников и совершать неправомерные поступки. Надо оберегать детей от пороков всего нашего общества. Если кто-то думает, что отправив ребенка в 10 лет в тюрьму, мы получим назад адекватного взрослого, то он сильно ошибается», –  говорит Ершов.

Если кто-то думает, что отправив ребенка в 10 лет в тюрьму, мы получим назад адекватного взрослого, то он сильно ошибается.

Месяц назад президент Казахстана подписал закон, который предусматривает поправки в законодательство о защите прав детей. В частности, предусматривается создание и функционирование центров поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, а также включение данных центров в перечень организаций, осуществляющих функции по защите прав ребенка.

Ержан Жиренбай. Photo: CABAR.asia

«Согласно поправкам в законе, будут разработаны новые стандарты по защите прав детей. Планируется поменять названия специальных организаций для детей с девиантным поведением. Нужно усилить меры поддержки детей и быть ближе к международным стандартам», – говорит Ержан Жиренбай, главный эксперт управления по охране прав детей Министерства образования и науки.

По его словам, работать они будут не только с детьми, но и с их семьями. Это подразумевает оказание как психологической, так и материальной помощи.

В этом году Конвенции ООН по правам ребенка исполняется 30 лет. Как отмечает представитель ЮНИСЕФ в Казахстане Юрий Оксамитный, этот юбилей должен сопровождаться серьезной работой. 

«Дети не должны вырываться из своих семей, из своего контекста и окружения и должны иметь максимальную возможность вернутся в нормальную жизнь. То есть не через наказание, а через обучение, поддержку, разъяснение. Например, подросток украл телефон. Вместо того, чтобы отправлять его в изолятор, организации должны проводить большую психологическую работу, чтобы он сам вернул, и вернулся к семье», – отмечает Оксамитный. 

Гуманизация по-грузински

В 2016-18 годах несовершеннолетние в Грузии совершили порядка 1,2 тысяч преступлений, но наказание понесли только 377.  

У нас в стране при любом судебном разбирательстве в отношении несовершеннолетних всегда пытаются дать ребенку второй шанс.

С 2015 года в Грузии действует Кодекс о правосудии в отношении несовершеннолетних. Он изменил систему уголовного и административного преследования подростков. Теперь тюремное заключение в отношении несовершеннолетних применяется лишь в исключительных случаях, таких как преступления особой тяжести.

«У нас в стране при любом судебном разбирательстве в отношении несовершеннолетних всегда пытаются дать ребенку второй шанс. Помимо социальной службы, всегда работает психолог. Все специалисты закрепляются за каждым отдельным ребенком и его семьей», – рассказывает Нино Цецхладзе, старший социальный работник регионального филиала Агентства социальной службы Батуми.

Нино Цецхладзе. Photo: CABAR.asia

А с 2016 года в стране работает программа отвода уголовного наказания и медиация несовершеннолетних. То есть суд старается избегать заключения подростков под стражу. Вместо этого ребенка могут передать в приемную семью, сделать ему письменное предупреждение, отправить на принудительные работы, взыскать частичное или полное возмещение нанесенного ущерба и т.д. 

При этом несовершеннолетние, отбывающие наказания по программе отвода, не попадают в учреждения  по исполнению наказаний и не считаются судимыми. 

По словам директора центра по профилактике преступности Грузии Ладо Джавахишвили, отвод от уголовного наказания в 2016-18 годах получили 2500 подростков и лишь 9% из них пошли на повторное преступление.

Ладо Джавахишвили. Photo: CABAR.asia

«У нас только одно спецучреждение в системе уголовного правосудия для подростков. Там содержатся около 60 несовершеннолетних. Чтобы добиться таких результатов, в первую очередь, большую роль играет политическая воля, помощь НПО сектора и, конечно, органов правосудия», – отмечает Джавахишвили.

В Грузии работает несколько программ реабилитации трудных подростков, в рамках которых с ними работают психологи и социальные работники. Срок участия в проекте зависит от тяжести совершенного преступления и может занять от одного месяца до года. Также проводится встреча подростка с пострадавшим, где обе стороны излагают свою версию произошедшего.

Перед началом работы социальный работник предоставляет медиатору данные о несовершеннолетнем, в чем он нуждается, оценку его семьи, ее доходы и другие социальные факторы. Во время работы медиатор определяет , насколько несовершеннолетний понимает свою вину. Исходя из этого принимается решение, как помочь ему встать на путь исправления, на какие общественные работы отправить и какую литературу порекомендовать.

Но если подросток обосновано и агрументировано объяснит причину отказа, то его могут освободить от выполнения ряда необходимых условий программы или подобрать альтернативу. 

Правительственная программа Грузии по заботе о ребенке и его социальной реабилитации получила высокую оценку и в мировом сообществе. Она затрагивает не только трудных подростков, но также помощь детям с ограниченными возможностями, воспитание ребенка вне семьи по доверенности или в домах семейного типа. Не остались без внимания дети матерей, которым негде жить, а так же беспризорные дети.

Грузия успешно провела данную реформу за достаточно короткий срок и Казахстан заинтересован перенять опыт.

«В Грузии суть вопроса не только в детях, там в целом вся общественная политика построена на уважении человека. У нас этого пока не хватает. Несколько лет назад правительство Грузии внесло в парламент пакет законопроектов, предусматривающий временную передачу на воспитание в другую семью несовершеннолетнего, совершившего преступление, в качестве отвода от уголовной ответственности. Это очень правильный шаг», – говорит депутат Мажилиса парламента Казахстана Владислав Косарев.

Главное фото: prizyv.tv


Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project», реализуемого при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Норвегии. Мнения, озвученные в статье, не отражают позицию редакции или донора.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: