© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Как решить проблему сиротства в Узбекистане?

Чтобы искоренить сиротство, нужно поддержать социально-уязвимые семьи, считают специалисты. 


Подпишитесь на наш канал в Telegram!


Проблемы детей сирот периодически встяхивают узбекское общество резонансными журналистскими материалами или скандалами, когда они попадают в социальные сети. Большинство экспертов считают, что детские дома следует закрыть, а детей отдавать в собственные семьи и поддерживать их.

 С помощью цифр разбираемся, сколько детей-сирот в Узбекистане, почему они остаются без родителей и легко ли усыновить (удочерить) ребенка.

Сколько детей-сирот в Узбекистане?

По данным Госкомтата республики, в 135 детских институциональных учреждениях воспитываются почти 30 тысяч социально уязвимых детей. 

В Узбекистане есть сеть учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей – это дома ребенка, дома «Мехрибонлик» (милосердия), детские городки, SOS-детские деревни и детские дома семейного типа.

 

Количество домов ребенка не меняется с начала 2000-х годов. Их  всего 13 по всей стране. Туда принимают здоровых детей до трех лет и детей с нарушениями психофизического развития, поступивших в возрасте до четырех лет и с возможностью пребывания до семилетнего возраста.

Помимо этих учреждений в стране также есть дома-интернаты «Мурувват», отрезанные от внешнего мира учреждения для детей с инвалидностью, неоднократно подвергались критике. Сегодня там находятся около 2000 воспитанников

Почему дети остаются без родителей?

Самая распространенная причина, по которой дети отправляются в детские дома, это когда родители не в состоянии или физически не могут воспитывать ребенка.

На втором месте – «другие причины». Чаще всего это случаи, когда, выезжая на заработки в другие страны, родители оставляют своих детей без надлежащего оформления опеки или попечительства бабушкам, дедушкам, родным и просто знакомым. А по законодательству Узбекистана, если в течение шести месяцев ребенок находится без попечения родителей, то над ним необходимо оформлять опеку (до 14 лет) или попечительство (14-18 лет).

 

В рамках реформы по деинституционализации детских домов, с 1 марта 2020 года, государство увеличило размер пособия, выплачиваемого каждому ребенку, принятому на воспитание в семью (патронат), в 1,3 раза. Сейчас она составляет до 820 тысяч сумов (около 80 долларов США) с последующим повышением, не ниже размера инфляции.

Также потенциальные родители теперь смогут принимать детей в патронат или в детский дом семейного типа только после того, как пройдут специальные курсы подготовки приемных родителей.

Учредителями этих курсов стали районные (городские) хокимияты. Негосударственные учреждения и физические лица тоже могут организовывать курсы подготовки, но только по согласованию с Министерством народного образования и местными хокимиятами.

Между тем, спрос на усыновление детей не падает. По информации замглавы управления при Министерстве народного образования Сухроба Халикова, только в Ташкенте 2500-3000 человек ждут своей очереди на усыновление (удочерение).

 

Легко ли усыновить ребенка?

Несмотря на высокий спрос, усыновить или удочерить ребенка в Узбекистане не так-то просто. Приемная мама Алина из Ташкента рассказала о том, с какими трудностями она столкнулась семь лет назад, когда после многократных и безуспешных попыток забеременеть решила удочерить девочку.

Обратившись в отдел опеки и попечительства (СПОН), ей предоставили список документов, которые ей нужно было собрать. Их было около 15. После сбора всех справок, ее поставили в очередь на усыновление.

Ожидание было долгим – около полугода. Затем опять сбор тех же справок, но уже для СПОН Юнусабадского района столицы, в котором находился дом малютки. После того, как районный хокимият дал разрешение, Алина отвезла полный пакет документов в дом малютки. В заявлении она указала, какого пола и возраста хочет ребенка, после чего ее поставили в очередь уже в этом учреждении.

После восьмимесячного ожидания ей позвонила директор и предложила приехать и посмотреть на ребенка. 

«Мне дали на руки младенца и сказали, что если малютка мне нравится, то могу оформлять документы. Раньше все разрешения выдавал хокимият, и все это занимало примерно неделю, но к моменту, когда усыновляла я, все поменялось. Решения начал выдавать гражданский суд. Это было ужасно!» – рассказывает она.

Ей пришлось ждать еще около пяти месяцев. Дальше были долгие ожидания заседаний, никто не знал, что и как делать, даже сам судья. Алина говорит, что долгие проволочки, были безосновательными, поскольку ее ребенок был «отказником».

После работы я ездила в дом малютки к своей доченьке и ждала, когда же все это закончится. Суд выдает решение и ставит одну печать, потом нужно ждать ещё 20 дней и только потом, когда ставят вторую печать, можно забрать ребенка. 20 дней давалось на оспаривание решения суда. Хотя я считаю, что в этом не было никакой необходимости. Мать от нее отказалась сразу после ее рождения. Когда я забирала ребенка из дома малютки, ей уже было 6,5 месяцев. 

В общем, после всех этих кругов ада я попала в тупик, из которого никто не знал, как выбраться. Но потом представители СПОНов договорились с судом, нам выдали решение, и я забрала свою дочку домой.

В июне 2020 года, во время видеоконференции Национальной комиссии по противодействию торговле людьми и принудительному труду, председатель Сената парламента Узбекистана, Танзила Нарбаева заявила, что в Узбекистане высокий показатель торговли младенцами.

В 2018 году такие правонарушения составляли 38% всех преступлений в области торговли людьми, в 2019 году — 43%. В 2019 году 72 человека пытались продать детей.

Некоторые полагают, что на это толкает слишком сложный и долгий процесс официального усыновления. Однако Николай Налитов, один из организаторов волонтерского движения приемных родителей в Ташкенте, считает, что нужно не упрощать систему усыновления, а сделать ее понятной и прозрачной.

Если вы не готовы тратить время на бумаги, значит, вы не готовы тратить время на приемного ребенка. Согласен, что сбор документов на усыновление и весь процесс нелёгкий, но это время подготовиться, набраться знаний, познакомиться с нужными людьми, которые в дальнейшем смогут быть вашей поддержкой.

Очень часто дети, которые попадают в семью из системы, пережили психологическую травму, насилие, пренебрежение нуждами, эксплуатацию. Этим детям нужна помощь, им нужны сильные, любящие взрослые рядом, которые знают, как им помочь. Но часто хорошие добрые люди становятся, как беспомощные слепые котята перед проблемами адаптации ребенка в семье.

Поэтому самое сложное – это не справки собрать, а жить с ребёнком, который придёт в вашу семью.

Как усыновить ребенка?

Иностранные граждане, государства которых имеют свои дипломатические представительства в Узбекистане, также могут усыновить (удочерить) ребенка. Для этого они должны лично присутствовать в стране при рассмотрении вопросов усыновления и предоставить ходатайство посольства или консульства, включающее в себя следующие сведения:

  • дата рождения,
  • место жительства,
  • фамилия, имя, отчество будущих усыновителей,
  • сведения о материальном положении,
  • медицинское заключение о состоянии здоровья усыновителей (справки из наркологического, психиатрического, противотуберкулезного и других учреждений),
  • морально-психологический климат семьи
  • характеристику на будущих усыновителей (от посольства или консульства)

Как же решить проблему сиротства?

«Самые эффективные решения проблемы сиротства мы видим в том, чтобы профессионально помочь семьям, которые находятся в кризисе, в зоне риска. Потому что семья, которая по разным причинам не в состоянии обеспечить заботу о своем малыше, является источником проблемы сиротства, «донором» этой проблемы. А замещающая семья должна быть исключением, а не правилом решения вопроса сиротства», – говорит Николай.

По его словам, семейные детские дома – это те же детские дома, только в миниатюре. Дети просто попадают среду, где нет директора, но есть люди, которые просто работают мамой и папой. Но проблема не в том, что в стране есть детские дома, а в том, что есть сироты.

«Есть маленькие граждане, которые остались без родителей. Причина этой проблемы в том, что у нас никто не занимается профилактикой социального сиротства. Необходимо помогать биологической семье воспитывать ребенка. Мать устроить на работу, отца вылечить от алкоголизма, поддержать семью материально», – говорит он.

Республиканский центр социальной адаптации детей объединил усилия с волонтерским движением родителей в Ташкенте, и помогают приемным родителям. Сейчас они организовывают встречи клуба приемных родителей, где оказывают им психологическую поддержку и делятся опытом, поднимают и обсуждают острые вопросы, касающиеся приемных детей.

В планах также создание Ассоциации приемных родителей, которая будет заниматься поддержкой семей и искоренением сиротства в стране.

«Эксперты по всему миру говорят, что ребенку лучше в биологической семье. В детский дом ребенок должен попадать только лишь в том случае, когда ему небезопасно находиться с биологическими родителями. Вторая среда, где ребенку лучше всего – это родственная опека. На мой взгляд, бабушки и дедушки, тети и дяди, воспитывающие приемного родственника, тоже имеют право на материальную помощь от государства и обучение. Потому что они принимают на себя обязательства, которые изначально не планировали», – считает Николай.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: