© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Как бороться с дезинформацией в Кыргызстане?

«Уязвимость Кыргызстана к проблеме дезинформации указывает на несколько факторов, как слабая отечественная журналистика, неразвитый домашний телевизионный контент, спрос на “бульварную” прессу и отсутствие образовательных программ по медиаграмотности для подрастающего и старшего поколения» – отмечает в своей статье Эрмек Байсалов, редактор аналитических материалов CABAR.asia.

Материал подготовлен в рамках программы стажировки участников Школы аналитики CABAR.asia в Тбилиси (Грузия).


Подпишитесь на наш канал в Telegram!


Краткий обзор статьи:

  • Кыргызстан остается в рамках постсоветского информационного поля и зачастую попадает под влияние пропаганды, которая адресована, например, для российской аудитории;
  • Нынешняя негласная стратегия борьбы против дезинформации в Кыргызстане заключается в раскрытии недостоверной информации и обучению журналистов, однако более масштабного, обязательного курса по медиаграмотности в школах и вузах пока еще нет;  
  • Все больше разговоров о законодательном регулировании борьбы против “фейк ньюс”. Однако благие намерения против недостоверной информации могут иметь обратную сторону;
  • Кыргызстану мог бы быть интересен опыт Грузии по противодействию дезинформации и развития медиаграмотности.

Страны Запада обратили внимание на проблему дезинформации и начали предпринимать серьезные меры только после президентских выборов в США в 2016 году. Разные аналитики и комментаторы считают, «фейковый» контент был широко распространен во время избирательной кампании. По оценкам администрации социальной сети Facebook, 126 миллионов пользователей этой платформы видели статьи и сообщения, опубликованные, как утверждается, российскими источниками. Twitter обнаружил 2752 учетных записи, созданных якобы российскими группами, которые опубликовали  1,4 миллиона постов ( или “твитов”) в 2016 году[1].

Современный Кыргызстан, как и другие страны, будучи частью глобального информационного пространства, все чаще сталкивается с проблемой дезинформации, растущим влиянием социальных сетей и новыми формами коммуникации. Однако проблема “фейк ньюс” не совсем нова в медиапространстве страны. Общество периодически бурлит после распространения недостоверной информации как, например, о фруктах с кровью ВИЧ-инфицированных людей или китайских куриных яйцах из пластика.

В данной статье мы взглянем на медиапривычки кыргызстанцев, постараемся найти ответ на вопрос как бороться с дезинформацией, какие подводные камни могут ожидать и сделаем краткий обзор опыта Грузии по аналогичной проблеме.

Дезинформация в Кыргызстане

Несмотря на возрастающую популярность интернета, телевидение все еще остается главным источником информации у большинства кыргызстанцев, особенно в сельской местности. Государственные и частные телеканалы, в зависимости от интересов и повестки, могут предоставить недостоверную информацию или новость под нужным для них углом.          

Если говорить о новостях и процессах из различных стран мира, жители страны из-за слабого финансирования, низкого уровня отечественной журналистики и языковой ограниченности получают информацию в переводе из «вторых рук». Это ограничивает доступ к первоисточнику, сужает доступ к информации и дает повод различным манипуляциям.

В силу исторической, языковой и культурной общности, а также интеграционных процессов, Кыргызстан остается в рамках постсоветского информационного поля и зачастую попадает под влияние пропаганды, которая адресована, например, для российской аудитории.

Феномен «fake news» не нов для кыргызской прессы. В республике существует множество частных газет и интернет-ресурсов, которые специализируются на распространении дезинформации под видом народных новостей и слухов. Непроверенная новость под видом сенсации, информационный “вброс” или очерняющая заказная статья без автора – все это находит своего читателя. Существуют веб-сайты и группы в социальных сетях, которые собирают подобного рода материалы.

Тем не менее на телевидении и в прессе все же существует некая самоцензура. Редакции и журналисты могут понести реальную ответственность за публикации и репортажи. Известны случаи многомиллионных исков против изданий и авторов[2]. Поэтому сегодня большая часть дезинформации и недостоверной информации распространяется в интернете.         

За последнее десятилетие ландшафт средств массовой информации в мире сильно изменился. Благодаря цифровым источникам значительно расширился охват журналистики, социальных сетей и взаимодействия с общественностью. Однако вместо того, чтобы использовать цифровые инструменты для информирования людей и активизации гражданской дискуссии, некоторые люди используют социальные и цифровые платформы для обмана, введения в заблуждение или нанесения вреда другим путем создания или распространения поддельных новостей и дезинформации.

Ложные новости или “фейк ньюс” генерируются агентствами, которые маскируются под серьезные информационные агентства или интернет-издания. Также активно действуют «фабрики троллей» – группы интернет-пользователей, которые занимаются формированием и манипуляцией общественного мнения в определенном ключе.

Когда эти действия переходят от случайных к организованным и систематическим усилиям, то они превращаются в кампании по дезинформации, которые могут повлиять на некий протестный потенциал, результаты выборов и решения властей.

Хотя и в меньших масштабах, эти процессы присущи и Кыргызстану.

Что делать?

Нынешняя негласная стратегия борьбы против дезинформации в Кыргызстане заключается в раскрытии недостоверной информации. Пока что больше всего внимания уделяется профессиональным и гражданским журналистам. Для них проводятся тренинги, где их обучают инструментам “фактчекинга”, медиаграмотности; запускаются веб-сайты, на которых публикуется опровержение недостоверной публикации.   

Возможно, на нынешнем начальном этапе борьбы с дезинформацией это правильный шаг. Однако журналисты не должны брать на себя чрезмерно большую роль в данной борьбе, монополизируя движение исключительно на своей профессии. Профессиональные медиа больше не играют главенствующую роль в определении информационной повестки, и, соответственно, следует вовлекать в обсуждение и подталкивать к действиям широкую общественность, включая педагогов, политологов, социологов, историков, аналитиков по данным, специалистов по безопасности, представителей гражданского общества и т.д.      

Разоблачению дезинформации отдается большое значение.
В обществе укореняется мнение, что если «вывести на чистую воду» недостоверную новость, то можно говорить о победе. Журналист превращается в некоего полицейского, который борется с преступником-дезинформатором в сети. Однако разоблачитель обычно находится в роли догоняющего и зачастую дезинформация бежит впереди семимильными шагами увеличиваясь в количестве. Поэтому нужны более кардинальные меры, следует приобщать широкие массы к решению проблемы. Нужно научить потребителя информации самому «ловить рыбку».    

Сегодня молодое поколение и люди среднего возраста получают новости в основном из интернета. Лавина информации в сети создает «цифровой шум» из-за которого появляется перенасыщенность, привычка беглого просмотра, теряется концентрация и способность к анализу.  Несмотря на то, что молодое поколение на «ты» с гаджетами и интернетом, они могут стать жертвой экстремисткой идеологической вербовки и различных манипуляций благодаря общению в сети. Поэтому сегодня растет потребность обучения молодежи навыкам критического мышления, навыков распознания дезинформации и проверки информации на достоверность.

В Кыргызстане, как и во всем мире, все чаще звучат разговоры о необходимости введения обязательного урока, курса по медиа и информационной грамотности для школьников и студентов. Уже были проведены экспериментальные проекты в школах Бишкека по инициативе доноров, также периодически проходят медиатуры, лагери для школьников, студентов и учителей[3]. Для более масштабного введения данного предмета в школах и вузах требуются средства на обучение преподавателей и оснащении необходимым ИКТ оборудованием, что является проблемой для страны с дефицитным бюджетом. При таких ограниченных ресурсах можно ограничиться введением небольшого курса основ медиаграмотности в уже имеющиеся стандартные дисциплины, например, информатика или Человек и Общество.  

Люди старшего поколения чаще других могут попасть в “лапы” мошенников, стать жертвой дезинформации. Фото: sputnik.kg

Тем не менее большая часть молодежи чувствует себя комфортно в интернете, зачастую владеют одним или двумя иностранными языками, что повышает их потенциал против “фейк ньюс”, что не скажешь о более старшем поколении. Сегодня все больше пожилых людей становятся интернет пользователями, активно пользуются социальными сетями, почтой и мессенджерами. При этом они чаще других могут попасть в “лапы” мошенников, стать жертвой дезинформации. Из-за доверчивости люди старшего поколения принимают недостоверную информацию за “чистую монету”, спешат поделиться дальше ссылкой, при этом невольно становясь распространителями недостоверного сообщения. На данный момент нет заметных инициатив по повышению знаний о кибербезопасности, медиаграмотности для представителей старшего поколения страны, что, конечно, является большим упущением.

Запретить нельзя публиковать

Никто не спорит, что дезинформация как умышленное распространение ложной информации представляет угрозу обществу. Сегодня отдельные голоса все чаще говорят о законодательном регулировании борьбы против “фейк ньюс”. Однако благие намерения против недостоверной информации могут иметь обратную сторону.

В Кыргызстане, где ситуация со свободой слова обстоит немного лучше, чем в других странах региона, наложение штрафов или блокировка веб-сайтов в интернете может ограничить доступ к информации и иметь печальные последствия для независимых медиа. Закрыть, заблокировать, наложить штраф всегда легче чем бороться, опровергнуть или обучить. Государство не должно иметь монополию на определение истины. Подобного рода законы в недемократических странах являются инструментом для подавления свободы слова, инакомыслия и критически настроенных СМИ.

Поэтому существует тонкая грань между борьбой с недостоверной информацией и цензурой против независимого мнения, которую следует учесть.

Fake news в Грузии

Хотя Кыргызстан и Грузия находятся в разных регионах, эти страны имеют немало общего, например, общую историю в составе Советского Союза, смену власти в результате массовых протестов, несырьевую экономику, относительную свободу слова и т.д. Однако, в отличие от Кыргызстана, прежним властям Грузии удалось провести масштабные реформы, и страна занимает в различных рейтингах лидирующие места среди СНГ. Таким образом, интересно рассмотреть и изучить грузинский опыт по противодействию дезинформации и развития медиаграмотности (хотя эта тема заслуживает отдельного большого материала).

Грузия столкнулась с агрессивной кампанией по дезинформации после революции в 2003 году, особенно после вооруженного конфликта с Россией в 2008 году. Параллельно, с традиционной военной мощью, Россия все чаще использует инструменты мягкой силы для поддержки своих внешнеполитических интересов. Эти инструменты эффективно используются для распространения идеологии и ценностей Кремля.

Кремлевская информационная машина оказывает влияние на СМИ, политические организации и гражданское общество. Основным источником политики мягкой силы в России является пропагандистская, агрессивная, антизападная информационная кампания. В отличие от прокремлевской пропаганды, непредвзятые информационные агентства, работающие в плюралистической среде СМИ в Грузии со сравнительно небольшими ресурсами, не могут должным образом противостоять массовому потоку дезинформации.

Кремлевская пропаганда имеет несколько столпов в Грузии. В один из них входят ультранационалистические движения, которые под влиянием Кремля манипулируют вопросами национальной и религиозной идентичности. Российская дезинформация оказывает значительное влияние на население людей среднего и старшего возраста, которые жили в советское время, могут хорошо говорить по-русски и иметь экономические и другие связи с людьми, живущими в России. Существуют также серьезные проблемы в отношении этнических меньшинств. Языковой барьер является серьезным фактором в регионах, населенных этническими меньшинствами, поскольку он подвергает их уязвимости дезинформации и их интеграции с остальной частью Грузии.

Основным источником информации о политических процессах и текущих новостях в Грузии являются телевидение и интернет. Согласно некоторым исследованиям, процент информации, получаемой из традиционных средств массовой информации, значительно выше по сравнению с объемом информации, получаемой из интернет-источников. Тем не менее, согласно данным за 2017 год, доля информации, полученной из интернета, увеличилась, возможно, за счет сокращения просмотра телевидения. По данным 2016 года, 77 процентов населения рассматривали телевидение в качестве основного источника информации, в 2017 году этот показатель снизился до 72 процентов, а использование интернета увеличилось с 14 до 21 процента[4].

В 2008 году грузинские компании кабельного телевидения прекратили вещание российских каналов по устной инструкции правительства. Все российские каналы также были удалены из пакетов кабельного телевидения. Однако, после смены правительства, в 2012 году вещание российских каналов возобновилось.

В целом в Грузии широкий и разнообразный медиа-ландшафт и самые либеральные законы о СМИ во всем регионе Южного Кавказа. Практически отсутствует прямая государственная цензура, хотя в некоторых случаях частные СМИ отражают политическую ориентацию владельцев медиа-компаний, от которых они зависят как в финансовом, так и в политическом плане.

В Грузии есть неправительственные организации, которые борются с дезинформацией, пропагандой и распространением мифов посредством мониторинга СМИ. Одной из организаций, осуществляющих постоянный мониторинг медиа, является Фонд развития СМИ (MDF), созданный в 2008 году группой профессиональных журналистов[5]. Миссия MDF – поддерживать свободу слова, этическую журналистику, подотчетность, медиаграмотности и разнообразие. Веб-сайт «Myth Detector[6]» – это один проектов MDF, который занимается выявлением мифов, распространяемых в СМИ, и проверкой поддельной информации.

Короткий ролик MDF и Mythdetector.ge о “фабрике троллей”, которые пытаются манипулировать общественным мнением с помощью разлиыных фальшивых аккаунтов в соц.сетях. 

Сегодня в Грузии нет государственной программы поддержки развития медиаграмотности, но есть медиаорганизации, работающие над этим вопросом. Тот же MDF разработал программу медийной грамотности, которые направлены на оказание помощи потребителям СМИ в проверке поддельной информации и борьбе с дезинформацией. Организация при поддержке Akademie Deutsche Welle (Академия «Немецкой волны») предлагает курсы по медиаграмотности, которые включают теоретические и практические занятия по методам противодействия пропаганде[7]. Подобного рода мероприятия, спонсируемые международными донорами, регулярно проводятся различными организациями.

В целом, несмотря на активное сотрудничество между организациями гражданского общества и действующими правовыми актами, в грузинском медийном пространстве ложная и неточная информация целенаправленно распространяется в огромном количестве. Пока что в образовательных учреждениях страны, так же, как и в Кыргызстане, нет предмета или курса по медиаграмотности. Большая часть раскрытия дезинформации и наращивания потенциала происходит неправительственными организациями за счет международных доноров.

Выводы

В целом уязвимость Кыргызстана к проблеме дезинформации указывает на несколько факторов, как слабая отечественная журналистика, неразвитый домашний телевизионный контент, спрос на “бульварную” прессу и отсутствие образовательных программ по медиаграмотности для подрастающего и старшего поколения.

Определенная часть людей требуют законодательного регулирования и введения контроля в местном сегменте интернета, где сегодня распространяется большая часть недостоверной информации. Однако следует не забывать о том, что интернет является всего лишь инструментом, общей площадкой и цензура прежде всего может повлиять на свободу слова и свободу выражения в интернете, к которому привыкли пользователи кыргызского интернета.

Пока что большая часть усилий по раскрытию дезинформации являются “фактчек-публикациями” местных журналистов. Тем не менее эстафету борьбы с дезинформацией должны перенять и представители других профессий; помимо журналистов следует привлечь более широкий слой экспертов. Также у молодежи в образовательных учреждениях следует повышать потенциал к критическому мышлению и навыкам работы с информацией.

Существует несколько альтернатив для борьбы с ложью и дезинформацией, которые могут быть предприняты различными организациями. Многие из этих идей представляют собой решения, которые борются с поддельными новостями и дезинформацией, не подвергая опасности свободу выражения мнений и журналистские расследования.

1) Одна из самых важных вещей, которые могут сделать власти Кыргызстана – это поощрение независимой профессиональной журналистики. Широкая общественность нуждается в репортерах, которые помогают им разобраться в сложных событиях и имеют дело с постоянно меняющимся характером социальных, экономических и политических событий.

2) Государственным органам следует избегать цензуры контента и привлечения к ответственности СМИ и онлайн-платформ за дезинформацию. Это может ограничить свободу слова, заставляя людей колебаться, разделяя их политические взгляды, опасаясь, что это может быть подвергнуто цензуре как фальшивые новости. Такое чрезмерно ограничительное регулирование может создать опасный прецедент и непреднамеренно побудить авторитарные режимы ослабить свободу выражения мнений.

3) Финансирование усилий по повышению медиаграмотности должно быть приоритетной задачей. Это особенно актуально для людей, которые выходят в интернет впервые. Для этих людей трудно отличить ложные от реальных новостей, и им нужно научиться оценивать источники новостей, а не принимать за чистую монету все, что они видят в социальных сетях или на цифровых новостных сайтах. Помочь людям стать лучшими потребителями онлайн-информации крайне важно, поскольку люди все глубже погружаются в “цифровой мир”.


Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project», реализуемого при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Норвегии. Мнения, озвученные в статье, не отражают позицию редакции или донора.


[1] Russian content on Facebook, Google and Twitter reached far more users than companies first disclosed, congressional testimony says, The Washington Post, https://www.washingtonpost.com/business/technology/2017/10/30/4509587e-bd84-11e7-97d9-bdab5a0ab381_story.html?noredirect=on&utm_term=.5a2a578de1e0

[2] Самые громкие иски и суды против СМИ — примеры из Кыргызстана и мировой практики. Sputnik Кыргызстан,  https://ru.sputnik.kg/society/20190508/1044262173/smi-zhurnalisty-isk-razbiratelstva.html

[3] В 13 школах Бишкека и Чуйской области учеников учат медиаграмотности, Билим Акипресс, 

http://bilim.akipress.org/ru/news:1445454

[4] Results of December 2017 survey carried out for NDI by CRRC Georgia. https://www.ndi.org/sites/default/files/NDI%20poll_December_2017_POLITICAL_ENG_final.pdf

[5] http://www.mdfgeorgia.ge/eng/home

[6] https://www.mythdetector.ge/en

[7] Myth Detector Lab for Media Literacy, http://www.mdfgeorgia.ge/eng/view_actives/61

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: