Аналитические материалы

«Думаю, Россия будет крайне недовольна, если Китай решит расширить антитеррористический альянс Таджикистана, Пакистана и Афганистана до постоянного и продолжительного присутствия вооруженных сил. Проигрыш пока политический — Россия не участвует в данных переговорах», — отмечает в интервью эксперт по безопасности Максим Старчак (Центр международной и оборонной политики Университета Куинс, Канада), специально для CABAR.asia.

«Казахстан, который станет председателем Совета Безопасности ООН в 2018 году, конечно же, может и должен привлечь внимание мировой общественности к проблеме распространения религиозного экстремизма и международного терроризма, являющиеся крайне опасной угрозой для стабильности в Центральноазиатском регионе», — отмечает политический аналитик Султанбек Султангалиев в интервью, специально для CABAR.asia.

«Основная цель Узбекистана – добиться энергетической и водной независимости от Кыргызстана и от других стран ЦА. Однако, строительство такого объекта — это технически сложный процесс, для реализации которого потребуется от 5 до 10 лет», — отмечает президент Consultations on International Policy and Economy Фикрет Шабанов в интервью, специально для CABAR.asia.

«Это кризис модели постсоветской экономической интеграции. Потенциал огромный, но на мой взгляд, ее нужно было строить по модели ЕС — было бы быстрее и эффективнее. Пока мы все дружно уже начинаем жить в экономическом подбрюшье Китая», — отмечает политолог Денис Бердаков в интервью, специально для CABAR.asia.

«Новые усилия властей Узбекистана, в первую очередь, направлены на внешнюю аудиторию с тем, чтобы привлечь инвестиции в страну. Также в Ташкенте понимают, что объединённый регион, в котором проживает около 70 миллионов человек представляет более ценную площадку для бизнеса, нежели активность лишь в одной из его стран», — отмечает эксперт Зайнаб Мухаммад-Дост (Великобритания, Лондон) в интервью, специально для CABAR.asia.  

«Я думаю, что есть потенциал для того, чтобы страны Центральной Азии не застряли в тени России и Китая, и выработали свои «правила игры», если они будут эффективно использовать многосторонние институты, которые сейчас существуют для региона, такие как ЕАЭС и ШОС», — отмечает эксперт Джеймс МакХафии в интервью, специально для CABAR.asia.

«Ориентация на социальные медиа предлагает новую альтернативную перспективу для политического рекрутинга. Сейчас, социальные медиа способны генерировать и форсировать продвижение того или иного политика даже без определенного политического бэкграунда», — отмечает антрополог Руслан Рахимов (Кыргызстан, Бишкек) в интервью, специально для  CABAR.asia.

«Думаю, что Пакистан, Кыргызстан, Казахстан, Узбекистан могут стать в ближайшее время членами, либо наблюдателями в БРИКС. Те, страны, которые находятся под влиянием Бразилии, Южной Африки, Китая, Индии также смогут присоединить к БРИКС», — эксперт Института экономики и демографии Академии наук Таджикистана Рустам Бабаджанов, о перспективах БРИКС, специально для CABAR.asia.

«В среднесрочной перспективе БРИКС сохранит статус «клуба развивающихся стран» для обсуждения актуальных вопросов глобальной повестки дня и «сверки часов» относительно своей реакции на них. В долгосрочной же перспективе вероятно фактическое встраивание БРИКС в китайский проект ОПОП», – эксперт Института стратегического анализа и прогноза при Кыргызско-Российском славянском университете Надежда Таткало (Кыргызстан, Бишкек) анализирует перспективы БРИКС, специально для CABAR.asia.

«Важно знать, что обсудить, общую повестку, а самое главное, реализовать все поставленные задачи.  С5+1 в этом плане не решает всех вопросов и это не цель в себе, но она дает стимул для наращивания сотрудничества», — аналитик университета Нархоз и со-основатель виртуальной экспертной площадки Bilig Brains Данияр Косназаров (Казахстан, Алматы) делится своим видением американской стратегии США в регионе, специально для CABAR.asia.

Последнее

Популярное