© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

В Казахстане хотят ужесточить наказание за скотокрадство

Ежедневно в стране происходит 26 краж скота и в лучшем случае только половина возвращается владельцам. 


Подпишитесь на наш канал в Telegram!


Согласно данным МВД, за 2015-2017 годы в Казахстане похитили более 65 тысяч голов скота. Владельцам возвращено около 30 тыс.  

В январе 2019 года жители трех поселков Алматинской области вышли протестовать против скотокрадов и неоперативной полиции. 

«Все участковые инспектора проживают в райцентре, а в своих округах бывают наездами. Потому в нужный момент сельчане не могут обратиться к ним за помощью»,- говорит житель села Енбек Серик Айтуганов.

Арман Ботанов. Photo: CABAR.asia

Арман Ботанов – житель села Коянды, которое расположено недалеко от Нур-Султана. Он окончил аграрный университет в столице, а после вернулся в родное село и начал разводить скот. Последние три года это его единственный источник доходов.

В прошлом году у него украли трех коров, которых он готовил к согыму (заготовка мяса на зиму – прим.ред.) для своей семьи и родственников.

«А еще весной прошлого года украли 10 баранов и быка из сарая. Участковый инспектор бездействует, боимся выпускать скот на улицу. У моего знакомого украли скот на 6 млн. тенге (15,5 тыс. долларов), находившийся на выпасе похитили, целый табун. Они могли сделать это только на грузовой машине. Банда скотокрадов орудует каждую неделю», – рассказывает Ботанов

В Генпрокуратуре сообщили, что анализ данных за последние три года показывает, что 72 процента краж скота происходит именно с мест бесконтрольного выпаса. Чаще всего пропажу хозяева обычно обнаруживают через неделю после угона, когда и следов уже не сыскать. Вычислить, куда сбывают украденную скотину, непросто – слишком много рядом мясных торговых точек в стране.

Photo: CABAR.asia

По словам жительницы Нур-Султана Гульмиры Рустемкызы, мясом украденных животных торгуют, что называется «из под прилавка» при этом никто не проверяет его на наличие каких-либо болезней. 

«Мне недавно знакомые звонили, предлагали мясо по хорошей цене. У меня сразу появились сомнения.  Проверять цеха санитарные врачи по закону не могут – защита бизнеса. Из- за этого и растет число краж скота, а сейчас ведь много болезней», – рассказывает Рустемкызы.

Жетикей Жалель. Photo: CABAR.asia

Жетикей Жалель 87 лет. Она живет в селе Бигаш Алматинской области и месяц назад у нее украли корову, которая была единственной кормилицей.

«У нас в поселке похитителя коровы найти труднее, чем убийцу человека. Я уже и не надеюсь что найдут. Я ходила к гадалке, она говорит что украл родственник. Но так просто ведь к родственникам не пойдешь. Корова – единственный источник дохода в семье, потому что пенсию мою получает внучка, она студентка первого курса. Я думаю мою Маю уже сдали на убой, а деньги давным-давно истратили», – сетует Жалель.

Недостаточность принимаемых правоохранительными и иными государственными органами мер по предупреждению скотокрадства вызывает недовольство граждан и фермеров. По данным комитета по аграрным вопросам, особенно тяжелой остается ситуация в приграничных областях, когда скот табунами перегоняют в соседние страны.

Ужесточить наказание

Фермеры просят ужесточить наказание. Например в Узбекистане за повторную кражу скотины наказывают лишением свободы сроком до 8 лет, а в далекой Аргентине дают 6-8 лет. В Казахстане скотокрадство сейчас наказывается условным сроком на один год или штрафом до 500 тысяч тенге (1288 долларов). При этом, по данным Минсельхоза, цена одной лошади составляет около 600 тыс. тенге (1548 долларов США).

По статистике, 25 процентов уголовных дел прекращается за примирением сторон и только 14 процентов дел направляется в суд. А 43,3 процента задержанных за скотокрадство ранее уже совершали это преступление.

В июле президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев указал на необходимость ужесточения наказания за скотокрадство. И соответствующий законопроект сейчас на рассмотрении нижней палаты парламента.

Ерлан Тургумбаев. Photo: CABAR.asia

По словам министра внутренних дел Ерлана Тургумбаева, сейчас кража скота рассматривается как и любая другая кража согласно статье 175 УК РК. Теперь этот вид преступлений предлагают выделить в отдельную статью и перевести в категорию тяжких. 

«В  уголовном законодательстве появится отдельная статья, устанавливающая ответственность за кражу скота – статья 188-1 «Скотокрадство». При этом к категории тяжких будут отнесены кражи скота, совершаемые «с проникновением в помещение», т.е. из загонов и хозпостроек», – говорит Тургумбаев.

Таким образом, если поправки вступят в силу, то примирение сторон уже будет невозможно, как и условный срок. Сроки лишения свободы и сумму штрафа вероятнее всего повысят, однако точные цифры пока еще не известны. 

Чья корова?

Впрочем одним ужесточением наказания не обойтись. В МВД считают, что необходимо обязать владельцев домашних животных обеспечить собственное поголовье ветеринарными паспортами и опознавательными бирками. Их наличие на перевозимых животных должны проверять на трассах, а акиматы должны организовать пункты для временного содержания задержанной живности до выяснения ее принадлежности.

В ведомстве говорят, что сейчас в некоторых регионах  учет животных осуществляется формально, без подворного обхода. Поэтому есть расхождения по количеству имеющегося скота на учете акимов сельских округов с фактическим поголовьем. 

Около пяти лет назад полиция инициировала биркование домашнего скота. Изначально это было платной услугой и фермеры отказывались, затем бирки начали раздавать бесплатно.

«С начала года местным исполнительным органам передано 9 858 203 штук ушных бирок для идентификации сельскохозяйственных животных. Дальше отвечают акиматы», – отмечает министр сельского хозяйства РК Сапархан Омаров.

Акиматы в свою очередь говорят, что бирок хватает не всем, а за свои деньги фермеры закупать их не хотят.

Помимо поправок в Уголовный кодекс также предлагается разработать правила выпаса домашнего скота, а также совместно с акиматами прорабатываются вопросы создания стационарных ветеринарных постов. Кроме того планируется усилить работу по идентификации – системе учета животных с включением сведений о поле, породе, масти, возрасте, владельце и т.д. в специальную базу данных. Каждому животному присваивается идентификационный номер и выдается ветеринарный паспорт.

По информации Минсельхоза, в базе данных по идентификации сельскохозяйственных животных зарегистрированы более 8 млн голов крупного рогатого скота, 22 млн голов малого рогатого скота, почти 762 тыс. свиней, 2,6 млн. лошадей и почти 218 тысяч верблюдов. И это лишь малая часть домашнего скота в Казахстане. Более 70% до сих пор не паспортизированы. 


Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project», реализуемого при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Норвегии. Мнения, озвученные в статье, не отражают позицию редакции или донора.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: