© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Узбекистан: На пути к равенству

Узбекистан — единственное государство в Центральноазиатском регионе, где отсутствует закон о гарантиях равных прав и возможностей для мужчин и женщин. Но в конце апреля в стране на обсуждение общественности представили проект такого закона. Он вызвал неоднозначную реакцию среди населения.


Подпишитесь на наш канал в Telegram!


English

Противники принятия закона «О гарантиях равных прав и возможностей» утверждают, что в стране уже созданы условия для гендерного равенства и они закреплены в статье 18 Конституции:

Все граждане Республики Узбекистан имеют одинаковые права и свободы и равны перед законом без различия пола, расы, национальности, языка, религии, социального происхождения, убеждений, личного и общественного положения.
Де-юре все равны, но соблюдается ли равноправие фактически? По уровню гендерного равенства Узбекистан занимает 127 место в мировом рейтинге и последнее – среди стран СНГ. До сих пор в стране женщины меньше получают, менее образованны, менее равны. Доля женщин в управленческом персонале на уровне принятия решений – менее 2%.

По словам премьер-министра Абдуллы Арипова, «будущих руководящих кадров готовят <…> в Академии государственного управления при президенте, но кандидатуры для обучения предлагают министерства. Из 10 кандидатур в список попадает только одна женщина или не попадает вообще».

В опросе UReport среди молодёжи 66% респондентов считают, что девушки могут в полной мере реализоваться в качестве специалиста. По мнению опрошенных, наиболее острая проблема при трудоустройстве девушек – это гендерные стереотипы: субъективное разделение труда на женскую и мужскую работу и отсутствие поддержки общества. 43% опрошенных назвали проблемой отсутствие поддержки семьи, а 21% – нежелание самих девушек трудоустраиваться.

Уже много лет Узбекистан провозглашает ценность семейных отношений. Обратная сторона этой политики – нормализация бытового насилия. По данным опроса UReport, 83% респондентов признают существование бытового насилия, но 54% считают, что ради сохранения семьи можно не обращать внимание на побои, оскорбления, так как все зависит от ситуации, в которой это произошло.

При этом, именно мужчины более склонны предполагать подобное – 74%. А 52% женщин, признавших наличие этой проблемы, сказали, что в обществе предпочитают молчать о бытовом насилии.

Дискриминация мужчин?

В 1995 году Узбекистан присоединился к Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (CEDAW). Пятая статья Конвенции отдельно подчёркивает необходимость борьбы с гендерными стереотипами:

изменить социальные и культурные модели поведения мужчин и женщин с целью достижения искоренения предрассудков и упразднения обычаев и всей прочей практики, которые основаны на идее неполноценности или превосходства одного из полов или стереотипности роли мужчин и женщин.
А четвёртая статья Конвенции предписывает «принятие государствами-участниками временных специальных мер, направленных на ускорение установления фактического равенства между мужчинами и женщинами».

Такими специальными мерами является позитивная дискриминация (создание специальных программ, направленных на поощрение активности женщин), гранты и стипендии для девушек, различные квоты для женщин.Эти меры, согласно Конвенции, не считаются дискриминационными и должны быть отменены по достижению равенства возможностей и равноправного отношения.

Однако некоторые узбекистанцы посчитали нормы нового законопроекта таковыми. Вот несколько комментариев под обсуждением документа:

Скриншот с сайта: regulation.gov.uz
Танзила Нарбаева, вице-премьер и председательница Комитета женщин Узбекистана отметила, что негативные комментарии свидетельствуют о наличии гендерных стереотипов в обществе: 

Закон не направлен против мужчин — это отражено даже в самом его названии. Закон призван гарантировать обеспечение гендерного равенства мужчин и женщин, предоставление равных для обоих полов прав и возможностей. Конституция Узбекистана закрепляет равенство мужчин и женщин, во всех кодексах и законах гарантировано равенство граждан, независимо от пола. И этот принцип недискриминации ни у кого не вызывает негативной реакции.
Заседание комитетов верхней палаты Олий Мажлиса Узбекистана 2 мая 2019 г. Photo: gov.uz
Совещание по вопросам глубокой переработки сырьевых ресурсов и расширения производства экспортоориентированной продукции. Photo: president.uz
Сейчас на фотографиях правительственных заседаний в Узбекистане преобладают мужчины. Женщин в правительстве страны катастрофически мало. Аналогична ситуация в сферах экономики, науки, информационных технологий и т.д.

Даже на иллюстрациях женщины получаются вытесненными, отсутствуют. Что создаёт определенные стереотипные представления о «мужских» и «женских» сферах деятельности.

В проекте Закона указано, что «не допускается поведение, основанное на обычаях, традициях и культуре, противоречащих требованиям законодательства Республики Узбекистан и нормам международного права». Специальные меры призваны изменить традиционные представления о роли женщин в обществе. Они создают новые ролевые модели, стимулируют девочек и женщин принимать активное участие в общественно-политической жизни и меняют гендерные стереотипы.

Как будет реализовываться данный Закон

По словам вице-премьера Танзили Нарбаевой, проект закона должен быть разработан в двухмесячный срок, то есть до середины мая этого года. После чего он будет согласован со всеми заинтересованными министерствами и ведомствами и внесён на рассмотрение правительства, а затем в законодательную палату Олий Мажлиса. А уже затем будут внесены изменения и дополнения в ряд нормативно-правовых документов.

Танзила Нарбаева. Photo: xabar.uz
«Но об этих изменениях и в какие именно законодательные акты будут они внесены, можно будет говорить при формировании окончательного варианта проекта данного Закона. Очевидно, что [за нарушения] будут установлены административная и уголовная ответственности. Это будет учтено при внесении изменений и дополнений в другие НПА», – отметила Нарбаева.

Внесение изменений и дополнений — важный пункт, без которого закон не будет работать. Например, в действующем Кодексе об административной ответственности РУз нет статьи, регулирующей отказ в приёме на работу на основании пола соискателя.

Отдельного внимания заслуживает внедрение статьи 28 «Обеспечение равных прав и возможностей мужчин и женщин в сфере семейных отношений», в частности момент с домашним трудом:

Домашний труд не может быть основанием для дискриминации по признаку пола, он осуществляется в равной степени мужчинами и женщинами.
По словам Танзили Нарбаевой в рабочей группе по подготовке проекта была оживлённая дискуссия по поводу равного участия обоих полов в домашнем труде. Неудивительно, по данным исследования Международной организации труда, «80% населения [Узбекистана] предпочитает, чтобы в семье мужчина зарабатывал деньги, а женщина занималась домашними делами и детьми. 93% населения поддерживают мнение, что женщина должна выполнять большинство домашних обязанностей, даже если ее муж не работает».

Опыт Казахстана

Закон о государственных гарантиях равных прав и равных возможностей мужчин и женщин в Казахстане был принят в 2009 году. Три года спустя президент страны Нурсултан Назарбаев в своем послании народу сказал: 

«Мы должны вернуть безусловное уважение к женщине – матери, супруге, дочери. <…> Меня тревожит ситуация с ростом бытового насилия над женщинами и детьми в семьях.  Неуважительного отношения к женщине не должно быть».

Тогда он поручил «не допускать в стране дискриминации по половому признаку и на практике обеспечить гендерное равноправие и равные возможности женщинам наряду с мужчинами». Но и после ситуация не изменилась.

В 2012 году в Казахстане было зафиксировано 108 752 насильственных преступления против женщин, а от преступлений сексуального характера пострадали 1 905 женщин. В 2016 году насильственных преступлений зарегистрировано 124 298, а сексуального характера – 2 672. 

По словам Дины Смаиловой, директора общественного фонда «НеМолчиkz» уровень насилия в отношении женщин вырос в том числе благодаря принятию закона о декриминализации преступлений на бытовой почве:

«Закон дискриминирует права женщин в части преступлений против личности средней тяжести, где по-прежнему насильник имеет право примириться. 99% изнасилований в Казахстане совершено мужчинами, а значит подавляющее большинство имеют право насиловать и избивать, а потом откупаться. Это явная дискриминация, унижающая права и достоинства женщин».

При этом те, кто принимает решения, формирует жизненную среду в Казахстане, сплошь мужчины. Женщин катастрофически мало:

  • Заместителем премьер-министра в феврале 2019 стала Гульшара Абдыкаликова.
  • Всего одна женщина министр — Куляш Шамшидинова, министр образования и науки.
  • В Мажилисе по данным на середину 2018 года было 26 женщин из 107 депутатов, а в сенате из 47 – 5 женщин.
  • Ни одного руководителя-женщины области или города областного значения.

По словам Смаиловой, проведенная гендерная экспертиза конституционного, трудового, жилищного, социального, уголовного, уголовно-процессуального законодательства и практики его применения показывает распространенность в Казахстане фактов нарушений принципа равенства между полами как в законодательстве, так и при его применении:

Выше закона стоит мнение общества. И это мнение основано на патриархальных установках, которые за 10 лет после принятия Закона о равных правах и возможностях никуда не делись.

Что делать?

Дина Смаилова полагает, что для изменения мнения общественности нужна активность женщин, их участие в законотворческих проектах, присутствие в политических кругах, гендерная экспертиза нормативно-правовых актов и их изменение. 

Танзила Нарбаева убеждена, что закон станет эффективным инструментом по достижению гендерного равенства, если будет работать, а не останется просто на бумаге:

«Поэтому важно, во-первых, четко обозначить в законе его цели и задачи, применять точные формулировки, которые не будут иметь двусмысленный характер. Во-вторых, нормы закона должны иметь прямое действие. В-третьих, проводить разъяснительную работу среди населения, чтобы избежать искаженного толкования закона и неправильного применения его на практике».

Нарбаева отмечает, что если женщины занимают 10% мест в парламенте, это облегчает принятие законов в защиту детей, пожилых и других уязвимых слоёв населения. Если 20-30% мест — быстрее реализуются проекты и программы, направленные на решение социальных проблем, укрепление здоровья нации, преодоление бедности.

По ее словам, повышение уровня образования женщин и возможность их участия в управлении государством создадут необходимые условия для развития общества и экономического процветания государства. 

Главное фото: ca-portal.ru


Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project», реализуемого при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Норвегии. Мнения, озвученные в статье, не отражают позицию редакции или донора.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: