© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Угрозы социальных сетей в интернете. Каково решение проблемы?

Низкий уровень религиозных знаний и неосведомленность о культуре использования социальных сетей специалисты считают основными факторами вербовки хатлонской молодежи в ряды экстремистских и террористических групп. Эта точка зрения нашла своё подтверждение также и по результатам нашего исследования, проведенного с апреля по сентябрь 2017 года.

Тоҷикӣ

Борьба на высшем уровне

В ходе своего рабочего визита в Дангаринский район в начале мая месяца текущего года Президент Таджикистана Эмомали Рахмон, отметив, что молодежи следует жить благодарной и созидательной жизнью в условиях мира и стабильности своей родины, пожаловался на то, что несмотря на растущие инициативы государства, ситуация с преступлениями экстремистского и террористического характера в Хатлонской области всё еще остается удручающей. В аугсте месяце, расширив круг рассматриваемых вопросов перед жителями одного из наиболее густонаселенных районов страны – Бохтара выразил обеспокоенность тем, что только из одного этого района 95 человек находятся на территории зарубежных стран, объятых войной, из которых 17 человек уже погибли.

В Дангаринском районе было отмечено, что на начало 2017 года число жителей области, присоединившихся к террористическим группам, уже перевалило за 500. Если быть более точными, то 70 семей в составе 84 мужчин, 76 женщин и 92 несовершеннолетних.

По данным, полученным нами – авторами статьи на основе изучения материалов множества уголовных дел и бесед с бесчисленными представителями судов, прокуратуры и МВД, 90 процентов этих семей были завербованы для дальнейшей переправки на территории, находящиеся под контролем террористов, именно через социальные сети. Наиболее склонными к участию в боевых действиях оказались жители Курган-тюбе, районов Джалолиддини Балхи, Кубодиён, Вахш, Бохтар, Шахритус, Куляба, Фархора, Восеъского района и М.С.А. Хамадони. По словам президента страны, на данный момент известно о гибели 60 человек.

Всего с 2012 по март 2017 гг. на территории области было выявлено 1 198 преступлений, носящих террористический и экстремистский характер и

Существование «подобных нежелательных явлений и унижающих честь нации» (слова Эмомали Рахмона) вынуждает президента страны на каждой встрече с населением и госслужащими отмечать важность работ по информированию и правильном воспитании молодежи.

Репер хотел стать джиахдистом

Однако, к сожалению, агенты экстремистских и террористических организаций также не сидят сложа руки. Несмотря на то, что у них нет возможности приехать в Таджикистан и пропагандировать свои идеи, но они пользуются возможностями информационных сетей, интернета и радио. И, конечно же, в их сети попадают те люди, которые не могут самостоятельно определить разницу между черным и белым.

История несовершеннолетнего парня, чье имя и место жительства по просьбе его самого и его законного представителя мы не можем разглашать, является одной из сотни историй заблуждений тех людей, о которых мы говорим. В 2015 году он вместе с отцом уезжает в Россию и продолжает обучение в одной из общеобразовательных школ Москвы.

– Я не читал намаза и никогда ничего не изучал у какого-нибудь муллы об исламе. Увлекался чтением репа и поэтому разместил в своем профиле в «Одноклассниках» одну из своих работ, – вспоминает те дни этот молодой человек. – С того момента начался период моего заблуждения.

Через несколько дней некий пользователь под ником Холид ибни Валид написал на моей странице, что «Певцы являются псами Даджаля (аналог антихриста в Исламе – прим. переводчика). Ты совершаеш грех. Ты будешь гореть в Аду!».

… Я не вытерпел этого и очень сильно обматерил его. Однако он напротив всегда общался в спокойном тоне и говорил о Судном дне и на другие темы и, так сказать, «проповедовал» мне. Эти беседы продлились две недели.

Как-то подумал, чего же он от меня хочет. Чтобы понять это, начал общаться с ним более мягко. Холид посоветовал мне зарегистрироваться в интернет-радио «Zello», чтобы я смог узнать, с какими трудностями и лишениями живут мусульмане.

Когда полсушал радио, услышал таджикскую речь. В другой группе говорили на русском языке с кавказским акцентом.

Через некоторое время некто по имени Абудовуд написал мне что-то в “Zello”, несколько раз приглашал меня к ним. Я прогнорировал его сообщения. После этого другой человек по имени Абуяхьё начал писать мне. Это общение продилось два месяца.

… Они так общаются, что человек без сомнений поддается эмоциям. Например, говорят, что «Давай, посмотри, как мусульманские матеря и сестры оказываются в заточении, как оскверняют их честь. Если вы мусульмане, то приезжайте и помогите им. Джихад остался со времен нашего Пророка (с) и продолжается по сей день».

В итоге мне предложили поехать в Сирию. В указанный день в декабре 2016 года в семь часов утра я должен был вылететь в Баку, а оттуда в Турцию. Через интернет мне купили билет. Обманув отца, я вышел в путь.

Когда началась регистрация пассажиров, сотрудники Федеральной службы безопасности России проверили мои документы, открыли телефон, проверили мои аккаунты в «Одноклассниках» и «Вконтакте». Однако ничего не заподозрили, потому что я заранее стер с памяти телефона телефонные номара и другую информацию. В моём сердце появилась какая-то сила и я сам рассказал им подробности своего знакомства с террористами и цель поездки. Они передали меня в распоряжение таджикских властей, – рассказал наш 17-летний собеседник.

История молодого человека из Бохтарского района – Парвиза Касымова, который после 9 месяцев скитаний в Сирии, раскаявшись вернулся в Таджикистан, похожа на путь, проделанный нашим первым собеседником. Он тоже поддался на уговоры интернет-имамов и начал думать о «джихаде».

– У меня товарищ, с которым я познакомился в России. Мы переписывались через «Одноклассники». Поддавшись его обману, я оказался в Сирии.

Тоджихон Бобиева, мать Парвиза, уверена, что ее сына завербовали именно через интернет. «Парвиз много пользовался интернетом. Я ничего не понимала в интернете и поэтому не проверяла, чем он там занимается. Я думала, что он там занимается уроками и именно это и делал. Однако, как выяснилось, он находил время, чтобы общаться с теми экстремистскими вербовщиками», – добавила госпожа Бобиева.

Виртуальный полигон террористов в Таджикистане

Анализ, проведенный правоохранительными органами страны также подтверждают гипотезу о том, что большинство молодежи, что с территории Росии, что Таджикистана попадают в сети экстремистских и террористических группировок через интернет.

– Представьте, молодые люди 20-21 летнего возраста используют интернет в своих смартфонах! Вербовщики экстремистских групп сначала ведут сними беседы на элементарные исламские темы, затем привлекают их внимание к себе и берут под контроль, – сказал Сайфиддин Мухиддинзода, заместитель председателя суда Хатлонской области, не скрывая озабоченности неустойчивостью надзора над интернет-имамами.

Кстати, была опубликована информация, что рассмотрением уголовного дела в областном суде в отношении Акобирова Мухсина Абдулазизовича, жителя Джайхунского района, который 28 мая 2012 года создал в социальной сети «Одноклассники» группу под названием «Учитель улемов Таджикистана домулло Мухаммади», а также аккаунт под псевдонимом «Одинаи Муллобойзода», нанес сокрушительный удар по делу экстремистов и террористов. Акобиров, публикуя материалы религиозного характера, называл в них правительство Таджикистана «кафирами и злодеями» (цитата из уголовного дела) и в конце призывал к ворруженному джихаду. За это он был осужден в рамках норм Уголовного кодекса Республики Таджикистан на 8 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строго режима и запрета на деятельность в религиозных организациях сроком до одного года.

Несмотря на это, Саидкадам Зоирзода, руководитель отдела по борьбе с экстремизмом и терроризмом Прокуратуры Хатлонской области отметил, что анализ информационного пространства Таджикистана показывает рост этой угрозы.

– Большинство молодежи, находящейся в трудовой миграции, заходят в социальные сети через смартфоны. Там их вовлекают в религиозные беседы и промывают им мозги, – говорит Умарджон Сафаров, главный специалист отдела по делам религии и упорядочению традиций и обрядов хукумата Хатлонской области.

Завкибек Саидамини, независимый эксперт и активный пользователь социальными сетями придерживается мнения, что по причине того, что экстремистские группировки не могут свободно осуществлять свою деятельность на территории Таджикистана, превратили интернет в свою основную платформу по вербовке таджикской молодежи. «Те, кто занимается вербовкой посредством интернета, не являются ни муллами, ни представителями религии. Если покопаться в их прошлом, то выяснится, что они были обычными преступниками. Они стремятся призвать нас к тому исламу, который только в их воображении. Будто бы мы не знаем, что на самом деле представляет собой Ислам!», – добавил он.

– В некоторых случаях, в различных уголках мира эти технологии становятся причиной убийства людей. В частности, это наблюдается в отношении социальных сетей. Развитие науки и технологий, с одной стороны, дает нам возможность получения большого объема информации, а с другой стороны, мы становимся свидетелями того, как социальные сети служат для призыва людей к вступлению в экстремистские и террористические группировки, – говорит Махрамбек Махрамбеков, сотрудник Центра религиоведения при Президенте Республики Таджикистан.

Кто становится жертвой экстремистов?

Все наши собеседники сходятся во мнении, что причину легкости вербовки нашей молодежи в различные экстремисткие партии и движения следует искать в отсутствии хотя бы базовых знаний религии.

– Большинство молодежи не знают даже простейшие дуа, которые следует знать для чтения намаза, – говорит Сайфиддин Мухиддинзода. – На одном из судебных процессов я захотел проверить исламские знания человека, который хотел выставить себя жертвой войны в Сирии. Я спросил у него «Знаешь ли ты перевод суры Аль-Ихлас или можешь хотя бы зачитать саму суру наизусть?». Оказалось, что он не знал.

– Несведующая молодежь думает, что истинным исламом является то, что проповедуют вербовщики…, – говорит Умарджон Сафаров.

Однако по мнению Махрамбека Махрамбекова не стоит воспринимать то, что молодежь поддается на вербовку экстремистов, как нечто простое. «Прежде чем начать пропагандировать свою идеологию, они готовят подробные и полноценные программы. Эти программы доведены до совершенства со стороны специалистов, что с точки зрения религиозной, что политической, что экономической или психологической составляющих. Они составлены настолько искусно, что уже после двух-трех онлайн-бесед могут обмануть и заманить молодых людей в дискуссии», – отмечает этот эксперт по вопросам религии и добавил, что некоторые группировки с целью скорейшей вербовки большого числа молодежи не гнушаются даже придумыванием ложных хадисов от имени Пророка Ислама (с).

– Сегодня мы живем в эпоху борьбы цивилизаций, идеологий и, на ряду с этим, противостояния мировых держав. Чтобы искоренить или расколоть какую-то нацию, спецслужбы и специальные институты незаметно получают доступ к мышлению людей исламского мира, в том числе и граждан нашей страны, через манипуляции религиозными чувствами людей, – говорит Умарджон Сафаров.

Террорист общается по заранее подготовленному плану

Какими методами воздействия пользуются пресловутые «интернет-имамы» для вербовки молодежи в экстремисткие и террорические группировки? Какова риторика их бесед? На эти вопросы на условиях анонимности ответил один из сотрудников правоохранительных органов Таджикистана, находящийся в отставке. Он сказал, что агенты террористов для пополнения своих рядов ищут молодых людей в возрасте от 16 до 35 лет. Причина проста — именно в этом возрасте человек считает себя устоявшейся личностью в самом расцвете сил, иногда борется с проблемами в жизни, а иногда хочет изменить весь мир одним махом. И наоборот, редко можно встретить человека осторожного и созидательного или рассудительного и дальновидного в таком возрасте. Агенты террористов находят таких людей среди тех, кто не обладает критическим мышлением. Поскольку такие люди не могут подвести четкую черту между правильным и неправильным или черным и белым и быстро попадаются «на крючок».

По мнению нашего собеседника, 90 процентов тех, кто попал в ряды ИГИЛ из числа граждан Центральной Азии, подверглись промывке мозгов именно через социальные сети. «Порядок действий так называемых «интернет-имамов» таков: сначала они анализируют вашу страницу. Стараются получить информацию о вашем семейном положении, месте работы, принадлежности к какой-нибудь социальной группы: с кем дружите, что «лайкаете», то есть, что вам нравится и к каким темам вы тяготеете. Словом, они всесторонне изучают вас. Все это зачастую происходит уже после того, как вы вступаете в дискуссию к незнакомыми и полузнакомыми людьми по каким-либо социальным или религиозным вопросам. Вначале эти агенты вступают с вами в спор, однако потом потихоньку принимают созидательную позицию, в некоторых случаях принимают сторону собеседника, поддерживают его слова, и таким нехитрым психологическим ходом налаживают связь.

Если же эти агенты не показывают себя верующими или радикалами и вы, зная или нет, добавляете их в список своих друзей, стиль общения меняется. В дни религиозных и светских праздников наравне с другими будут поздравлять вас. В другие дни пару раз справятся о ваших делах, здоровье и осторожно, чтобы не отпугнуть вас, спросят ваше мнение о какой-либо проблеме, существующей в обществе. Это станет фундаментом для начала псевдоисламских бесед.

Если вы склоняетесь к беседе, сначала обсуждаете с этим агентом, скрывающимся под маской обычного человека (иногда они притворяются даже женщинами), общественную проблему, а затем и личные. Он, конечно же, станет вашим другом и советчиком. Когда поймет, что его слова начали действовать на вас, тогда предлагает «Чем помочь?», ищет пути подружиться. Конечно, такие беседы не могут принести им желаемого результата за один-два дня. Но вы должны знать, что для достижения своих целей они не будут жалеть времени», – добавил бывший сотрудник спецслужб.

Он также отметил проблемы, которые, вероятно, могут стать инструментом в руках агентов террористов в вербовке граждан, основные из которых, по его мнению: якобы существующие религиозные ограничения в обществе, смерть близкого для обманутого молодого человека члена семьи или родственника посредственно или непосредственно по вине какого-нибудь ведомства, наличие социального неравенства, ограниченные финансовые возможности, отсутствие работы, религиозная и политическая неосведомленность.

– Другим чувствительным моментом является то, что как только вербовщик показывает себя неравнодушным к вашей проблеме, будто бы между делом говорит, что такие же проблемы сейчас существуют в Сирии и Ираке, – отмечает наш собеседник. – Делится с вами видео и фотографиями, показывающими зверские убийства, якобы совершенные сторонниками Башара Асада. Таким образом он помещает в вашем сознании идею, что мир раскололся на две части — добро и зло и наступил момент, когда вы должны уже решиться встать на защиту мусульман. Когда они понимают, что вы уже готовы, они перестают скрывать, что являются «джихадистами» и говорят с вами о прямом пути — сират-аль-мутаким, гордости за то, что являются уммой пророка (с) и месте шахидов в раю.

Последним во многих случаях шагом вербовщиков могут быть расспросы о чтении намазов, посещении мечети и пятничной молитвы, отращивании бороды и ношении хиджаба, чтении Корана родителями и теми близкими, которые живут с вами в одном доме или могут оказывать на вас влияние. Они стараются найти в поведении и образе жизни ваших родных какие-либо «недостатки» и превратить их в ваших глазах в мунафиков (лицемеров) или даже кафиров (неверующих). Делается это с целью того, чтобы вы разочаровались в своей среде и начали думать, что только в рядах террористов находятся ваши братья по вере и судьбе. В этом случае жертва вербовки начинает ненавидеть ту среду, в которой находится и единственным путем освобождения видит присоединение к террористической группировке «Исламское государство».

Этот порядок вербовки по словам этого бывшего сотрудника спецслужб Таджикистана, наиболее часто используется в отношении граждан СНГ.

На ряду с этим, по словам Гулома Бобоева, адвоката долгие годы занимающегося уголовными делами экстремистского и террористического характера, промывка мозгов определенной части таджикистанской молодежи начинается в мечетях России.

– Наша молодежь идет читать намаз в эти мечети, – говорит он. – Агенты террористов понемногу знакомятся с ними, затем приглашают для продолжения бесед в социальные сети. Обещают им большие деньги, что является не более чем ложью. Например, недавно в Суде Хатлонской области было рассмотрено уголовное дело одного жителя района Дусти. Я принимал участие на суде в качестве адвоката. Этот молодой человек в России стал жертвой вербовки одного дагестанца. Ему показывали видео и снимки оплаты денег, различных зверств и других случаев. Обратите внимание на заблуждения этого молодого человека, что, поверив словам вербовщиков, он заходил на сайты экстремистов и террористов и принял их идеологию.

Что делать?

Наш предыдущий собеседник из соответствующих органов советует молодежи не принимать запросы на добавления в друзья в социальных сетях от незнакомых людей. «Если кто-то во время беседы с вами попытался отдалить вас от родителей и друзей, то он является агентом террористов. Срочно удалите его из числа друзей. Не ставьте «Like», «Класс», «Супер» или «Нравится» под постами и видео, которые имеют якобы исламскую темы или призывают к насилию или кровопролитию. Наряду с этим, родителям следует контролировать своих несовершеннолетних детей и в случае выявления в их поведении каких-либо отклонений, то срочно показать психологу», – добавил наш собеседник.

“Класс”, “Like”… – один из способов пропаганды преступности

Иногда молодые люди из-за незнания арабской письменности или языка, не понимая смысла надписей и видеороликов в социальных сетях, ставят под ними “Класс” или “Like”, однако не знают, что уже этим совершают уголовное преступление.

В этой связи юрист Фарход Тохиров отмечает, что незнание законов не освобождает от ответственности. «Речь идет о преступлениях, опасных для общества или безопасности страны, которые предусматривают серьезные санкции — лишение свободы сроком на 12-14 лет. К сожалению, молодые люди ставят “Класс” или “Like” под различными видеороликами и новостями экстремистских группировок. В итоге такой контент быстро распространяется среди его друзей. Это уже считается совершенным преступлением. Гражданам следует быть осторожными и при использовании интернет-сайтов не выходить за рамки, определенные законодателем», – сказал он.

Однако, в целом, с 25 декабря 2015 года в связи с ростом числа экстремистских и террористических движений законодательство Республики Таджикистан в сфере борьбы с ними еще более ужесточилось. В Уголовный кодекс Таджикистана был внесен ряд поправок и дополнений. Адвокат Гулом Бобоев в беседе с нами поддержал решение ужесточить наказание за рассматриваемые преступления, однако отметил, что, к сожалению, эти меры не могут в полной мере предотвратить присоединение молодежи к экстремистским и террористическим группировкам. «Я предлагаю взять под усиленный контроль интернет-кафе, поскольку много молодежи и даже несовершеннолетних проводят там часы напролет без какого-либо контроля. Именно они, несомненно, являются лакомым кусочком для вербовщиков», – добавил он.

Он также отметил, что законодательство Республики Таджикистан, в частности, Уголовный кодекс в статье 187, то есть за участие в деятельности организации, имеющей экстремистский или террористический характер, в частях 1-3 предусмотрено суровое наказание в виде лишения свободы сроком от5 до 20 лет, в статье 307 — участие в экстремистской деятельности — лишение свободы от 15 до 20 лет, примечаниях 1, 2, 3 статьи 307 с ее различными частями предусмотрено лишение свободы от 5 до 8 лет.

Стоит отметить, что уже есть случаи лишения свободы некоторых жителей Хатлонской области за поставленные ими “Like” и “Классы” под материалами, носящими экстремистский и террористический характер. В начале 2017 года гражданин М.С. – житель Бохтарского района был осужден на 3 года лишения свободы за подобные действия по статье 307 прим. 1 Уголовного кодекса Республики Таджикистан, то есть публичные призывы к совершению экстремистской деятельности или публичное оправдание экстремизма. В прошлом году Дж.К., житель Яванского района также за такое же преступление в совокупности с другими преступления был лишен свободы сроком на 9 лет.

Пора делать выбор

По мнению властей, имам-хатибов и экспертов по вопросам религии, для предотвращения присоединения молодежи к запрещенным движениям следует использовать те же методы, что используют вербовщики-экстремисты. То есть следует открывать страницы в социальных сетях или создавать сайты для наших священнослужителей, чтобы обсуждать наиболее актуальные для граждан Таджикистана религиозные вопросы.

Мы — авторы данного материала на протяжении четырех лет в связи со своей деятельностью становимся свидетелями того, что в социальных сетях нет ни одного гражданина страны, владеющего исламскими знаниями, чтобы противостоять письменным и устным нападениям экстремистов и террористов упоминанием аятов Корана и хадисов Пророка (с).

– Если мы будем сторониться социальных сетей, их заполонят имамы-самозванцы. На ряду с ними мы также должны распространять своё учение, чтобы люди знали, что общаются с официальным представителем ведомства или религиозного объединения. Это сильно повысит уровень доверия народа традиционным муллам, – говорит Махрамбек Махрамбеков.

– В сотрудничестве с Центром исламоведения при Президенте Таджикистана и международной организацией «Институт по освещению войны и мира» (IWPR) провели обучающие семинары для имам-хатибов области в городах Курган-тюбе и Куляб. Одной из основных тем этого семинара было создание единых интернет-сетей, через которые наши муллы могли бы удовлетворить религиозные потребности наших граждан, в частности молодежи, – отметил Умарджон Сафаров.

Однако по мнению Усмонали Нурова, заместителя имам-хатиба города Курган-тюбе, проблемы этим не решить. «К сожалению, наши муллы не знакомы с современными технологиями. Мы должны изучить эту науку, поскольку она для пользы дела. Если мы будем владеть знаниями по использованию интернета, то ни один из государственных органов не будет создавать препятствий», – добавил он.

Один в поле не воин

В условиях информационной войны властям следует направить интеллектуальный ресурс традиционного духовенства в правильное русло, обеспечить условия изучения и использования ими современных технологий и внести таким образом свой весомый вклад в национализации религиозного сознания населения и обучения молодежи. Ограничение доступа к социальным сетям на определенное время и наказание нескольких человек не может оказать серьезного влияния на борьбу с терроризмом. По рекомендации экспертов в этом деле следует объединить усилия всех борцов с терроризмом — политиков, духовенство и гражданское общество.

Сайрахмон Назриев

Зокири Хасан 

Это журналистское расследование было проведено при поддержке Представительства Института по освещению войны и мира (IWPR) в Таджикистане, в рамках проекта «Расширение прав и возможностей общества в борьбе с экстремизмом в Таджикистане» и опубликовано на сайте информационного агентства “Азия Плюс”. 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: