© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Туркменская политика по COVID- 19: секретность и отрицание

Власти настаивают на том, что в стране нет коронавируса, однако эксперты предупреждают о надвигающемся кризисе.


Подпишитесь на наш канал в Telegram!


Церемония открытия больницы в одном из городов Туркменистана. Фото: turkmenistan.gov.tm

Растет беспокойство по поводу того, как Туркменистан, одно из самых закрытых обществ в мире, будет бороться с коронавирусом, поскольку режим продолжает отрицать, что в стране были обнаружены какие-либо случаи.

Высокопоставленный чиновник в отделе общественного здравоохранения одного из городов Туркменистана сообщил IWPR, что 11 апреля в местную инфекционную больницу были госпитализированы четыре человека с подозрением на Covid-19.

«Реальную ситуацию с коронавирусом не знают даже руководители городского отдела здравоохранения, – сказал он на условиях анонимности. – Были предприняты секретные меры максимального характера».

Этот же источник подтвердил IWPR, что другая группа людей была помещена в карантин в это же медицинское учреждение. Причем все они приехали из Баку, столицы Азербайджана в конце марта.

Туркменистан граничит с Ираном, где к началу апреля было зарегистрировано около полумиллиона случаев заболевания COVID-19.

Хотя официального объявления о каком-либо карантине не было, с середины марта власти приняли меры по социальному дистанцированию по всей стране.

Кафе, рестораны и развлекательные центры были закрыты, отменены авиарейсы и не работает железнодорожный транспорт. На дорогах между регионами установлены контрольно-пропускные пункты.

Людям, прибывающим в столицу Туркменистана Ашхабад, всегда приходилось предъявлять документы, удостоверяющие личность. Теперь они также должны показать полиции справку из правоохранительных органов о прописке в их районе и медицинский документ, подтверждающий отсутствие коронавируса.

Поскольку официально случаев заражения не было, в общественных местах запрещено носить медицинские маски или другие средства защиты.

Местные СМИ широко рекламировали Всемирный день здоровья, отмечаемый 7 апреля, транслировали общественные и культурные мероприятия, в которых участвовало большое количество людей.

Власти не продлили весенние каникулы в школах, как это было во многих других странах.

Однако 13 апреля под видом объявленной президентом всеобщей диспансеризации в учебных заведениях школьников начали осматривать врачи.

«После каникул, мой ребенок пошел в школу и его сразу же отправили на профилактический осмотр к медикам, которые приехали к ним, – сообщила IWPR жительница Ашхабада. – Врачи проверяли у него зубы, горло, зрение, измеряли температуру, говорили о правилах гигиены и мытья рук».

«Хотя вслух все избегают говорить о короновирусе, мы в панике и растеряны: все понимают, что пандемия идет сюда», – добавила она.

Гурбангулы Бердымухаммедов, туркменский президент, заявил, что санитарно-эпидемиологическая ситуация в стране «стабильная и находится под контролем».

10 апреля 2020 года, выступая на саммите Совета сотрудничества тюркоязычных государств по видеосвязи, он отметил, что «был своевременно предпринят комплекс мер, направленных на предупреждение распространения инфекции нового типа – коронавируса COVID-19». 

До этого, на нескольких правительственных совещаниях туркменский лидер рекомендовал чиновникам принимать такие меры, как распределение продовольствия, на поставки которого влияют закрытие границ и карантин в соседних странах.

Бердымухамедов – автор 11 книг о лекарственных растениях – также приказал, чтобы все туркменские граждане окуривали свои дома с помощью юзарлика, многолетнего растения, которое, по его словам, поможет убить инфекцию.

Аннадурды Хаджиев, туркменский экономический эксперт, базирующийся в Болгарии, отметил, что слабая, хронически недофинансированная система здравоохранения Туркменистана столкнется с реальными проблемами при лечении вспышки коронавируса.

Средства, выделяемые на здравоохранение, обычно расходуются на строительство крупных и красивых зданий в столице и областных центрах, а не на набор квалифицированных медицинских работников или улучшение состояния медицины.

Кроме того, у туркменской системы здравоохранения нет потенциала для лечения и сдерживания массовых вспышек инфекционных заболеваний. Реальные статистические данные о здравоохранении закрыты, либо подтасовываются. Власти к примеру, давно скрывают реальную статистику и по ВИЧ/СПИД, и по другим инфекционным заболеваниям.

«Пандемия вскроет факт низкого уровня туркменской медицины, в том числе диагностики, не говоря уже о лечении; дефицит настоящих квалифицированных, а не дипломированных врачей и некорректность медицинской статистики», – говорит Хаджиев.

По его оценкам, государственные расходы на туркменское здравоохранение составляют примерно 5-6% к ВВП, что крайне мало с учетом высоких показателей детской, материнской смертности и распространением инфекционных заболеваний, таких как туберкулез. К примеру, в соседнем Кыргызстане, финансирование здравоохранительной отрасли составляет 11,9% к ВВП.

Туркменистан также занимает первое место среди стран Европы и Центральной Азии по количеству смертей от туберкулеза, согласно Global Tuberculosis Report -2019, подготовленного Европейским центром профилактики и контроля заболеваний и Всемирной организацией здравоохранения.

«Они понимают, что не справятся, если начнется эпидемия [коронавируса] поэтому и не хотят информировать об этом»,- сказал Хаджиев.

Другая проблема заключается в том, что людям часто приходится платить за каждое лечение.

Например, при госпитализации в Туркменбашинскую городскую государственную больницу пациент должен принести с собой не только все постельные принадлежности, лекарства, средства гигиены, еду, электрический обогреватель в холодное время года, но еще и дать взятку за уход медперсоналу.

«Все практикующие врачи выросли в коррумпированной системе,- говорит Вячеслав Мамедов, глава правозащитной неправительственной организации  Демократический Гражданский Союз Туркменистана, базирующейся в Нидерландах. – Они давали взятки при устройстве на работу в медучреждения, платили взятку при поступлении в Медицинский институт в Ашхабаде, которая по данным абитуриентов составляет 10 000 долларов США».

Обучение в Медицинском институте, как и в других учебных заведениях Туркменистана, в большей степени сосредоточено на участии студентов в общественных мероприятиях, добровольных общественных работах, приветствиях президентских шествий и танцевальных репетициях к бесконечным праздникам.

Реальный уровень знаний и квалификации медицинского персонала вызывает серьезную обеспокоенность.

«Для того чтобы бороться с угрозами такого масштаба, как пандемия COVID-19 нужен подготовленный медперсонал, существующие врачи не справятся», – отмечает Мамедов.

«Те, кто заболеет будет иметь минимальные шансы вылечиться за счет туркменской медицины».


Данный материал подготовлен в рамках проекта IWPR «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: