© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Таджикские женщины в ИГИЛ: жертвы или радикалы?

“Мы устали от скитаний и войны в чужой стране, хотим как можно скорее оказаться на родине”. Это пожелания таджикских женщин, которые по различным причинам застряли в тысячах километрах от Таджикистана в Сирии и Ираке. Часть из них оказалась за решеткой, а остальные проживают в ужаснейших условиях. При этом, большинство этих женщин находятся в розыске по обвинению в радикализме, но многие из них не считают себя радикалами. Остается открытым вопрос, что именно сподвигло таджикских женщин поехать в те страны, коренное население которых само ищет пути сбежать оттуда?   


English  Тоҷикӣ

«Перешли границу и поняли, что оказались в Сирии»

Шабнам Халимджоновой 24 года и последние 4 года они живет в дали от родины в Сирии. В школьные годы она могла даже и не знать точного места на карте, где находится Сирия и представить не могла, что судьба приведет ее в эту страну.

Шабнам родилась и выросла в Исфаре. Ее родители жили простой жизнью и она сама только окончила среднюю школу. Из традиционно женских профессий она освоила швейное искусство и мечтала, что в один прекрасный день сможет добиться успеха в этой стезе, однако в 18 лет ее выдали замуж и дальнейшая судьба Шабнам была тесно переплетена с семейной жизнью.

По ее словам, в 2014 году, обманувшись словами мужа, Шабнам оказалась в Сирии. Сначала они вылетели вместе с мужем в Россию, оттуда в Турцию, а затем добрались до Сирии. Это обычный путь, который проделывает большинство радикально настроенных таджикских граждан, чтобы примкнуть к «Исламскому государству». Вспоминая те дни, Шабнам Халимджонова рассказывает, что ее муж говорил о возможности устроиться на работу в Турции.

«Когда мы добрались до Стамбула, сказали, что на работу мы устроимся в другом городе Турции. Однако нас привели в какую местность и сказали, что 2-3 километра мы должны пробежать. Мы побежали и с другой стороны пришли люди и забрали нас. Потом узнали, что оказались в Сирии», — рассказывает Шабнам.

Вместе с мужем она провели на территории Сирии два года. В 2016 году муж Шабнам погиб к ходе боевых действий в столице ИГИЛ, городе Ракка. Она сама с младенцем на руках попала в руки оппозиционных правительству Башара Асада, президента Сирии, сил. Эти силы боролись против группировки ИГИЛ.

Наша героиня провела вместе с десятками других жен боевиков ИГИЛ в заточении, после чего ее отвезли в убежище аль-Моликия в районе Хасаку.

Шабнам Халимджонова говорит, что сильно жалеет о своей поездке в Сирии и сейчас мечтает только об одном – вернуться в Таджикистан. Условия жизни в лагере очень тяжелые, люди живут в палатках.

Эта молодая таджикская женщина не считает себя радикализированной и утверждает, что никогда не участвовала в боевых действиях. В Таджикистане в отношении Шабнам Халимджоновой возбуждено уголовное дело. Несмотря на это, Шабнам мечтает вернуться в Таджикистан и ее родные с такой же целью обратились к властям страны.

Шабнам говорит, что она, как и десятки других женщин, стала жертвой обмана своих воинственных мужчин и мечтают вернуться на родину. Она надеется, что о ней еще помнят и их вернут на родину.

«Пожизненное заключение таджикских женщин за присоединение к ИГИЛ»

Радикализм и присоединение граждан Таджикистана к экстремистским группировкам за последние пять лет стала самой актуальной темой в обществе и власти страны ведут непримиримую борьбу с этим явлением. Искоренение радикализма среди женщин является одним из направлений этой борьбы. За последние пять лет более 400 таджикских женщин и детей отправились в Сирию и Ирак. Официальная статистика о таджикских женщинах, отправившихся на Ближний Восток не разглашается и власти страны только отметили, что из более чем 1000 граждан Таджикистана, находящихся в Сирии и Ираке, более 400 являются женщинами и детьми.

На сегодняшний день 22 таджикские женщины по обвинению в членстве в экстремистской группировке ИГИЛ были осуждены на долгие сроки лишения свободы в Ираке. Из них 4 человека приговорены к смертной казни, а остальные получили в качестве наказания длительные сроки — от 20 лет до пожизненного заключения. Суд города Багдад приговорил 9 таджикских женщин, в их числе Лутфия Иззатулло Абдуллах, Таманно Каримова Холахмад, Сафаргул Набиева, Мадина Ашраф Курбон, Хадича Файзиддинзода, Ирода Раззок Холик Содик, Оиша Шербекова, Зухро Зохир Мухаммад и Зебо Джонаки Саидова приговорены от 20 лет до пожизненного заключения. Новость об этом была опубликована на страницах Радио Озоди. По информации источника, в том числе Нодирабегим Хамза, жительница Зафарабадского района также была приговорена в Ираке к пожизненному заключению. Хамза Турабек, отец Нодирабегим, говорил до этого, что хочет проведать дочь в Ираке. Но близкие Хамзы Турабек говорят, что он сих пор не поехад к дочери в Ирак.

При этом судьба остальных таджикских женщин в Сирии и Ираке остается неизвестной. По различным данным, часть из них уже убита, остальные находятся на территории убежищь. В период нахождения контроля над большей частью территории Ирака и Сирии в руках ИГИЛ, определенная доля женщин после смерти их мужей была насильно выдана замуж за других боевиков этой экстремистской группировки.

На сайте издания “Фараж” по этому поводу пишут “по правилам ИГИЛ, жена каждого джихадиста после смерти мужа и прохождения 40 дней траура выдается замуж за другого боевика. Это свидетельствует о том, что никто не принимает во внимание ее желание выходить замуж за другого боевика. А женщины под страхом потерять детей в чужом краю вынуждены соглашаться на любые условия экстремистов”.

По результатам наших бесед с этой группой женщин и журналистами Сирии и Ирака выяснилось, что большинство женщин, приговоренных к лишению свободы, оказались в ИГИЛ из-за своих мужей.

Стоит также отметить, что таджикские женщины лишены свободы за радикализм не только за пределами страны. Суды Таджикистана также выбрали в качестве наказания за наличие радикальных убеждений лишение свободы для некоторых женщин. Статистика по этим делам также остается неопубликованной. Но известно, что среди есть как молодые женщины, так и дамы преклонных лет.

«Радикалы или жертвы радикализма?»

По словам экспертов, радикализм среди женщин не является чем-то новым. Еще в 90-х годах прошлого века не мало таджикских женщин были привлечены к ответственности за членство в радикальных группировках. Но их число было слишком маленьким, чтобы представлять угрозу для общества. Тема радикализма среди женщин стала снова актуальной после 2013 года, когда десятки таджикских женщин отправились в Сирию и Ирак. По мнению аналитиков, тема радикализма среди женщин должна оцениваться правильно. Поскольку не все женщины, отправившиеся на Ближний Восток, являются радикалами.

Рустам Азизи

Рустам Азизи, заместитель директора Центра исламоведения при Президенте, изучивший вопросы радикализма, говорит, что женщины, обвиняемые в радикализме, должны быть поделены на три группы:

Женщины, которые действительно являются радикалами; те, кто поехал на Ближний Восток вместе с родственниками и мужьями; женщины, которые в поисках работы и обманутыми оказались в тех краях.

В беседе с нами Рустам Азизи отметил, что женщины в большей части являются жертвами радикализма.

«Есть женщины, которые действительно являются радикалами. Если мужчины становятся радикалами, то почему женщина не может быть такой?! Большинство женщин, которые по нашей статистике находятся в Сирии, поехали туда вместе с семьей. Поэтому те, кто отправился туда под влиянием своих мужей, являются жертвами радикализма. Но есть и женщины, которые в действительности принимают участие в боевых действиях. Хоть их число очень мало, но они есть. Есть также женщины, которые занимаются пропагандой и вербовкой молодежи в радикальные группировки», — отметил Рустам Азизи.

Вовлечение женщин в радикальные движения посредством мужей или других членов семьи хоть и является одним из основных факторов, однако по мнению властей и аналитиков не является единственным.

По мнению Рустама Азизи, другими факторами радикализации женщин являются проблемы с их интеграцией в общество и неумение найти своё место в нем. Некоторые женщины видят в радикализме и присоединении к экстремистским группировкам своего рода спасение от жизненных проблем. Также как и другая группа женщин видит спасение в самоубийстве.

“В радикализме видят такое же спасение как и в самоубийстве”

В то же время некоторые другие таджикские эксперты также отмечают, что радикализм стал для женщин еще одним средством, посредством которого женщины стремятся решить свои проблемы. По словам аналитиков, тяжелые условия жизни доводит женщин до такого уровня, что они становятся легкой добычей вербовщиков.

Фаридун Ходизода, исследователь по вопросам радикализма говорит, что женщин, отправившихся на Ближний Восток, можно разделить на две группы.

В первую группу входят женщины, которые сначала стали радикалами и уговорили мужей отправить в Сирию и Ирак. Вторая группа – женщины, которые были вынуждены примкнуть к экстремистским группировкам вместе с мужьями.

Фаридун Ходизода говорит, что проблема радикализации женщин в некоторых случаях берет начало в тяжелых условиях жизни и других проблемах женщин. Также как некоторые женщины из-за жизненных проблем вынуждены накладывать руки на себя и даже своих детей, такие же проблемы для других женщин может стать причиной из радикализации.

“Власти: Все женщины имеют возможность попасть под амнистию”

Власти страны, в частности силовые структуры Таджикистана в последние годы серьезно взялись за борьбу с радикализмом, в том числе среди женщин. Создан Штаб борьбы с терроризмом, который объединяет усилия все силовые структуры в борьбе с радикализмом. Власти заявляют, что стремятся искоренить радикализм во всех слоях общества, в том числе и среди женщин.

Умарджони Эмомали, пресс-секретарь Министерства внутренних дел Таджикистана сказал нам, что в целях предотвращения присоединения граждан, в том числе женщин к радикальным группировкам в общественных местах и махаллях на постоянной основе проводятся разъяснительные работы.

По словам пресс-секретаря МВД, также в целях предотвращения целенаправленного примыкания к радикальным группам власти проводят оперативные мероприятия. В подобных случаях в отношении таких лиц возбуждаются уголовные дела и виновные привлекаются к ответственности.

Стоит отметить, что в борьбе против радикализма в Таджикистане наметилась еще одна тенденция. Она заключается в амнистии а отношении лиц, обвиняемых в радикализации. Единственным условием является то, чтобы эти лица добровольно вернулись и в их дейтствиях не было состава преступления.

По словам Умарджони Эмомали в их числе есть и женщины. Несмотря на то, что он не предоставил конкретной статистики, однако отметил, что некоторые женщины, которые обвинялись в радикализме, были амнистированы. Власти заявляют, что двери амнистии всё еще открыты для всех мужчин и женщин, примкнувшим к экстремистским группам.

“Во многих случаях радикалами сначала становятся мужья и только потом оказывают влияние на жен и детей. Ведется совместная деятельность Министерства внутренних дел и Министерста иностранных дел по возвращению и экстрадиции женщин в Таджикистан. Но в первую очередь нужно принять во внимание желание самих женщин и государств, в которых они заключены в тюрьму. Даже если и сегодня женщины хотят добровольно вернуться, мы поможем им”, — сказал Умарджони Эмомали.

“Женщин чаще становятся членами “Хизб-ут-Тахрир”, Салафия и ИГИЛ”

До сегодняшнего дня для изучения радикализма среди таджикских женщин не было проведено никаких отдельных исследований. Только проведено несколько опросов, отражающих ситуация в определенной мере.

В том числе и один из социологических опросов Центра стратегических исследований, проведенный в 2016 году, раскрывает некоторые аспекты этого вопроса. По выводам этого исследования, большая часть таджикских женщин отправились в Сирию и Ирак по приглашению своих мужей. Таким образом, 64,4% опрошенных в Хатлонской области, 8,4% — из Согдийской области и 5% респондентов из ГБАО отметили в качестве основной причины присоединения таджикских женщин к войне на Ближнем Востоке именно этот фактор. Респонденты также отметили, что женщины добираются до Сирии и Ирака в том числе через Россию, социальные сети, знакомых и другие пути.

Респонденты опроса Центра стратегических исследований ответили, что большинство женщин их региона стали членами экстремистских движений и групп «Хизб-ут-Тахрир», Салафия и ИГИЛ. При этом некоторые респонденты из Согдийской области отметили, что небольшая доля женщин их региона примыкала к движениям «Ансаруллах», «Джундуллах» и Исламское движение Узбекистана.

«Я разведусь с тобой, если не поедешь со мной»

Изучив вопрос, мы пришли к выводу, что причиной радикализации большинства женщин или их поездки на войну в Сирию и Ирак стали мужья. И основной вопрос звучит так, что почему таджикская женщина считает себя обязанной следовать за мужем, куда бы он ее не позвал? Каждая группа по этому поводу имеет собственное мнение. Некоторые считают такое поведение частью таджикского менталитета, когда «мужчина в семье – главный и его слово – закон»

Сабохат Махмадалиева, сотрудник по связям с общественностью Комитета по делам женщин и семьи говорит, что их исследования показывают, что инициатива по присоединению к радикальным группам исходит не от самих женщин, а от мужей, принуждающих их к этому.

По ее словам, некоторые мужья ставят перед женами условия, либо она едет с ним, либо он разводится с ней. И только с целью сохранения семьи женщины вынуждены следовать за своими мужьями.

В прошлом году в Комитет обратились две женщины, заявившие, что мужья заставляют их поехать в Сирию. Властям удалось предотвратить это событие. По мнению госпожи Махмадалиевой, заставлять женщину под страхом поехать в другую страну – это тоже одна из форм насилия.

«Когда женщины не имеют доступа к альтернативной информации»

Изучение судьбы 10 таджикских женщин, лишенных свободы по обвинениям в радикализме в странах Ближнего Востока или у себя на родине, наталкивает нас на определенные выводы:

Большинство этих женщин жили в ограниченных семейных условиях. Большинство не получали другого образования кроме школьного и по словам родных имеют весьма скудные знания о светской жизни. Но среди них не мало женщин, обладающих хорошими религиозными знаниями. Обычно эти женщины не имеют доступа к альтернативной религиозной информации и светской точке зрения и находятся под односторонним влиянием. Большинство ограничены рамками семейной жизни, но бо́льшую роль здесь играют наши национальные традиции, по которым жена должна быть в полном подчинении у мужа и не выходить за пределы его воли. Среди женщин это «правило» соблюдается очень серьезно. По словам аналитиков, радикальные группы пользуются этим в своих целях и уговаривают мужчин привозить с собой всю семью.

“Является ли арест и лишение свободы путем решения проблемы?”

Борьба с радикализмом в обществе, в том числе среди женщин в последние годы набрала обороты. Методы борьбы заключаются в задержании и лишении свободы, а также по словам властей в проведении “разъяснительных работ”. Эти методы часто подвергаются критике со стороны некоторых экспертов.

В их числе и Рустам Азизи, заместитель директора Центра исламоведения, который считает, что в стране хотят предотвратить распространение радикализма путем проведения встреч и собраний, однако господин Азизи не считает эти меры действенными и говорит, что вместо них следует задуматься о других методах. По его мнению, открытие курсов изучения различных ремесел вместо повторяющихся собраний является более лучшим методом борьбы с радикализацией среди женщин.

В целом, создание рабочих мест, повышение статуса женщин в обществе, государственная поддержка семьи, привлечение женщин к образованию и обеспечение женщин достойной работой считаются основными методами борьбы с радикализацией среди женщин.

«Голос женщин в принятии решений должен быть услышан»

Самым действенным методом борьбы с радикализацией среди женщин, по мнению экспертов, является повышение роли женщин в обществе, в частности, в семье. При принятии решений в семье голос женщин и их мнение должны быть приняты во внимание. Специалисты утверждают, что при принятии решений в семье женщины должна иметь собственную позицию и только в этом случае они смогут определить, поехать с мужем куда-либо или нет. Также женщины должны быть свободны в своем мнении и по различным вопросам могут иметь отличное от своих мужей мнение.

Также по мнению специалистов, в противодействии проблеме радикализации женщин власти должны принять во внимание некоторые моменты. В частности, женщины, обвиняемые в радикализме, в действительности могут быть жертвами радикализма и не должны в дополнение к этому еще получить суровок наказание.

Муллораджаб Юсуфи


Данное журналистское расследование проведено в сотрудничестве с представительством “Института по освещению войны и мира” (IWPR) в Таджикистане в рамках проекта «Усиление роли общества в борьбе с радикализмом в Таджикистане».