© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Станут ли Казахстан и Узбекистан конкурентами?

На фоне внешнеполитической активности Ташкента казахские политологи рассуждают, насколько пошатнутся позиции Астаны в Центральной Азии.


Автор: Асель Султан, Алматы

Внешнеполитические инициативы Ташкента по региональной безопасности, экономическому развитию и афганскому вопросу говорят о том, что Казахстану придется потесниться в возможности быть «витриной Центральной Азии». В регионе появилась еще одна страна, которая хочет и может поднимать региональные вопросы на международном уровне.

Существует ли конкуренция между Казахстаном и Узбекистаном? 

Политолог, ведущий эксперт Института мировой экономики и политики при Фонде Первого Президента Казахстана (ИМЭП) Уразгали Сельтеев считает, что фактор конкуренции больше навязан извне.  

«Наличие фактора соперничества — это скорее политическая мифологема, которая вброшена и культивируется экспертным сообществом внешних игроков. На заре независимости Казахстан и Узбекистан изначально были определены как страны, имеющие наибольший стартовый экономический потенциал в Центральной Азии. Поэтому именно вокруг этих двух государств выстраивался ореол борьбы за лидерство в регионе. Если вспомнить, то контекст соперничества в регионе задал американский политолог Збигнев Бжезинский, который в своей знаменитой работе «Великая шахматная доска» пытался спрогнозировать, что лидером в Центральной Азии будет Узбекистан. Однако позже, лет десять назад на Евразийском медиафоруме в Астане он публично признал тот уровень прогресса, который достиг Казахстан на фоне других государств в либерализации правового режима для бизнеса и инвесторов, расширении свободы экономической деятельности, что соответственно отразилось на конкретных экономических показателях. Однако, на самом деле, как таковой конкуренции нет. Казахстан и Узбекистан пошли совершенно разными дорогами, выбрали свои модели развития. О конкуренции рассуждать вообще не имеет смысла. У нас разнородные экономические модели и внешнеполитические стратегии. Казахстан встал на трек рыночных реформ и экономической либерализации более 20 лет назад. Узбекистан, по сути, пытается повторить этот путь только последние полтора года, после смены власти и перехода к более открытой политике. Здоровая конкуренция в регионе может быть только по одной линии – это привлечение внешних инвестиций. И справедливости ради надо отметить, что Казахстан оказался абсолютным лидером в Центральной Азии по этим показателям. Очевидно, что это стало возможным благодаря как раз-таки проведенным реформам. В частности, создан комфортный бизнес-климат для инвесторов. Это все признают. Достаточно сказать, что в рейтинге Всемирного банка «Doing Business 2018» Казахстан занимает 36-ю позицию, Узбекистан – 74-ю. Думаю, что это конкретное подтверждение. Кроме того, в части выдвижения интеграционных инициатив и форсирования решения внутрирегиональных проблем Астана также всегда занимала более активную позицию, при этом не стремясь занять какое-то главенствующее положение. Но, к сожалению, не все призывы были услышаны. Часто доминировали личностные аспекты», — говорит Сельтеев.

По его мнению, сейчас наблюдается повышенное внимание к текущим изменениям в Узбекистане и чрезмерно восторженные оценки. Безусловно, при Каримове Узбекистан был более изолированным государством. Сейчас для Мирзиеёва крайне важно изменить стратегию развития в сторону открытости, привлекать новые инвестиции. Это продиктовано, прежде всего, внутренними факторами, необходимостью решения экономических проблем и укрепления поддержки со стороны населения страны.   

«Из Узбекистана идет поток информационных сообщений о том, что различные бизнес-делегации, чиновники посещают Китай, Турцию, США и другие государства. То есть наблюдается динамичный тренд на привлечение инвестиций Ташкентом. Реализуется вполне реалистичная стратегия развития Узбекистана, рассчитанная до 2021 года. Однако пока еще рано давать оценки, результаты будут видны по прошествии как минимум нескольких лет», — отметил Сельтеев.

По мнению политолога Талгата Калиева, развитие Узбекистана и притязания на лидирующие позиции в Центральной Азии естественный процесс.

 «Каждая страна хочет быть лидером в своем регионе, это нормально. Это может служить развитию здоровой конкуренции в регионе, от которой все выиграют. Я могу сказать так, что развитие одной страны выгодно для всего региона. Казахстан планомерно и уже долгое время ведет работу по укреплению дипломатических отношений в Центральной Азии”, — говорит политолог. 

Казахстан не может оставаться единственной страной в регионе, привлекательной для инвесторов. Власти Узбекистана также начали работу в этом направлении, это будет означать и развития региона в целом. 

«Казахстан только поддерживает развитие экономическое Узбекистана. Если говорить о развитии туризма в Узбекистане, то казахи и едут в Кыргызстан, и в Турцию, а к нам они не едут”, — добавил Калиев.  

Директор Центральноазиатского института стратегических исследований, эксперт в области международной безопасности Анна Гусарова считает, что активизация Ташкента в экономическом направлении был лишь вопросом времени, и оно настало.  

«Во-вторых, региону не помешает нормальная здоровая конкуренция, это же мощный толчок развития. И важно понимать, о какой конкуренции мы говорим, в каком вопросе или направлении — в экономике, внешней политике, безопасности, взаимодействии с внерегиональными игроками. В-третьих, двум государствам есть чему друг у друга поучиться, и не только в экономике, важно развивать это. Я бы не стала увязывать вопрос вступления Узбекистана в ВТО и вероятную конкуренцию Ташкента и Астаны в регионе. Наоборот, важно понимать, как выстраивать отношения после вступления в ВТО, не являясь при этом членом Евразийского экономического союза и не планируют в него войти”, — подчеркнула Гусарова.  

Она отметила, что задачи по наращиванию торгового потенциала и диверсификации торговли, требуют совместной работы. Сейчас появляются новые вопросы, которые в перспективе необходимо решать. Поэтому характер отношений, по ее мнению, не изменится, а динамику хотелось бы увидеть позитивную.  

Старший научный сотрудник Евразийского научно-исследовательского института Даурен Абен считает, негласная борьба за лидерство в экономической, внешнеполитической арене шла еще в 1990-х годах. Однако лидеры стран выбрали разные траектории развития. 

“Казахстан пошел по пути открытости и активизации рыночных реформ, а Узбекистан предпочел относительную изоляцию и консервацию экономической системы. Со сменой руководства в Узбекистане и начавшейся там экономической либерализацией вновь оживились разговоры о региональной конкуренции, но, на мой взгляд, эта тема искусственно подогревается извне теми сторонами, которые не заинтересованы в сближении между двумя странами. Ведь в случае реального долгосрочного потепления казахско-узбекских отношений можно говорить не только о многообещающих перспективах двустороннего сотрудничества, но и об активизации регионального взаимодействия между всеми государствами Центральной Азии, а это не отвечает интересам ряда внешних игроков”, — считает эксперт. 

По его словам, Казахстан и Узбекистан могут и должны выступать не в качестве конкурентов, а взаимодополняющих партнеров, но для этого необходимо, прежде всего, продолжать укреплять ту атмосферу дружбы, доверия и взаимопонимания, которая появилась между странами в последнее время.

В силу того, считает эксперт, что прежний руководитель Узбекистана предпочел не форсировать рыночные реформы, у Астаны была своеобразная фора перед Ташкентом в плане экономического развития. 

“В определенной мере это сыграло злую шутку с Казахстаном, который почти два десятилетия почивал на лаврах регионального экономического гегемона, но расслабился и не сумел в полной мере воспользоваться благоприятной конъюнктурой и политической стабильностью для диверсификации своей экономики. Как показывает динамичное развитие событий в соседней стране, Узбекистан может отыграть имеющееся отставание сравнительно быстро. В этом смысле здоровая экономическая конкуренция с Узбекистаном в том, что касается борьбы за инвестиции, рынки и экономические ниши, возможно, даже пойдет на пользу Казахстану – нам будет с кем себя сравнивать, к чему стремиться”, — сказал Абен. 

Он придерживается мнения, что Казахстану не стоит слишком сильно оглядываться на Узбекистан – в каком бы состоянии не находилась узбекская экономика, никто не отменяет задач по реализации структурных изменений в казахстанской экономике и отходу от ее сырьевого характера. Определяющей идеологией реформ должно быть не удержание экономического лидерства страны в регионе, а обеспечение благосостояния собственного населения с упором на развитие человеческого капитала. 

Публичная риторика Назарбаева и Каримова о сотрудничестве на деле отличались от реального положения дел в межгосударственных отношениях.

Как будут развиваться отношения в будущем?  

По мнению Абена, то, какой характер в будущем примут отношения между Казахстаном и Узбекистаном, – конфронтации, конкуренции или кооперации, зависит от образа мышления, прагматизма и договороспособности нового поколения руководителей двух стран. Абен говорит, что «если во главу угла будут поставлены не узко понимаемые национальные интересы и личные амбиции, а процветание родственных народов, то подлинное сближение между Казахстаном и Узбекистаном возможно». 

“Говорить о политическом союзе в нынешних условиях не приходится, но мне бы хотелось видеть равноправные и добрососедские отношения двух государств с взаимодополняемыми экономиками, которые бы осуществляли совместные индустриальные, транспортно-инфраструктурные и торгово-экономические проекты, расширяли культурно-гуманитарное сотрудничество, совместно решали экологические проблемы и боролись с трансграничной преступностью и другими угрозами”, — заключил эксперт. 

Политолог, ведущий эксперт Института мировой экономики и политики при Фонде Первого Президента Казахстана (ИМЭП) Уразгали Сельтеев считает, что настало время для усиления плодотворных отношений и перехода к более эффективной кооперации.  

«Мирзиеёв кардинально меняет образ Узбекистана, демонстрирует конструктивный настрой и стремление к взаимовыгодному сотрудничеству, как на уровне двусторонних отношений, так и в рамках многосторонних форматов. Между Казахстаном и Узбекистаном достаточно предпосылок для эффективной кооперации во многих сферах. Кстати, за прошлый год товарооборот уже вырос в два раза. Поэтому сейчас важнее говорить не о мифическом и надуманном соперничестве, а о том, как содержательно наполнить эти процессы паритетного взаимодействия конкретными проектами. Очевидно, что обозначилась логика экономического прагматизма. Думаю, что в дальнейшем будем наблюдать наращивание количества совместных проектов. Также есть общерегиональные вопросы: налаживание системы справедливого и рационального водопользования, нейтрализация наркотрафика, предотвращение торговли людьми, проблемы безопасности, минимизация террористических угроз, исходящих главным образом из Афганистана и так далее», — считает эксперт.