© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

«Сдавал в аренду как мебель». В рабство в России попадают в основном мигранты из Центральной Азии

А из-за пандемии Covid-19 и экономического кризиса эксперты ожидают новой волны трудового рабства в России. 


Подпишитесь на наш канал в Telegram!


По данным Global Slavery Index за 2018 год, в России насчитывается 794 тыс. рабов. Cтрана находится на 64 месте в мире по количеству жертв современного рабства. В основном это трудовые мигранты из стран Центральной Азии. Их используют в строительстве, коммунальных службах и секс-индустрии.

Но, по словам юриста Конфедерации труда России (общероссийское профсоюзное объединение – прим. ред.) Олега Бабича, даже эти цифры по отношению к России занижены.

«Если смотреть правде глаза, то в стране больше рабов, просто мы о них мало знаем. Многие просто не хотят выходить на связь, боятся за свою жизнь. Многие нелегальные мигранты находятся на положении рабов. В России полтора миллиона нелегальных мигрантов, большинство из них – 60 процентов – можно считать рабами», – отмечает Бабич.

Олег Мельников. Photo: CABAR.asia

Олег Мельников – основатель и лидер российского волонтерского движения против рабства «Альтернатива». В течение девяти лет он со своей командой ведет поиск и освобождает людей, оказавшихся в рабстве. По его словам, за это время они освободили из рабства около 20 тысяч граждан стран Центральной Азии.

«В 2011 году ко мне обратился один из знакомых, и попросил спасти родственника, который находится в рабстве в Дагестане. Я не смог ему отказать. Нам удалось освободить в Дагестане пять человек, находившихся в рабстве – двух девушек и трёх мужчин. После этого я загорелся желанием помогать людям», – рассказывает Мельников.

По его словам, к ним поступает очень много звонков с просьбами о помощи, но помочь всем не получается – не хватает ни людей, ни финансов. На 95 % он сам финансирует движение, остальное – за счет пожертвований. 

«Очень много людей попадают в рабство в России, в основном это граждане Кыргызской Республики и Узбекистана. Очень много девушек из Казахстана, которых выманили и вывезли за рубеж, это в основном Бахрейн, ОАЭ, где их заставляют заниматься проституцией», – говорит Мельников.

28 декабря 2019 года активисты провели операцию в Бахрейне. В результате из сексуального рабства освободили двух девушек, одна из них – гражданка Казахстана. Сейчас Асель (имя изменено) уже в своем родном городе Шымкенте и надеется, что больше такого не повторится. 

Мне посоветовали работу, но я не знала что это за работа. Уже перед вылетом мне сказали, что я лечу в Бахрейн и буду заниматься проституцией. Мне обещали золотые горы, но? когда я приехала в Бахрейн, вышло все по-другому.

Отработка в день была 25 тысяч долларов, то есть эти деньги я должна была заработать в день. У нас забрали паспорта, сказали будешь работать здесь, домой не вернешься. Я уже смирилась с этой мыслью. Думала, отработаю, а потом начну зарабатывать для себя. Потому что у нас очень трудное финансовое положение – у меня и сестры нет родителей, я хотела купить дом.

Моя подруга вышла на активистов движения, спустя два дня нам ответили и вытащили.

Кадирия. Фото предоставлено активистами движения «Альтернатива»

20 февраля этого года Кадирия приехала из Узбекистана на заработки по приглашению мужа.  Они поселились на съемной квартире в Москве, где вместе с ними жили ещё несколько соседей.

Позже Муж Жаафар начал контролировать женщину, не выпускал из дома, забрал паспорт под предлогом оформления патента и регистрации и не вернул обратно. А затем он стал периодически водить жену к себе на работу на завод по производству пластиковых контейнеров. Деньги за эту работу Кадирия не получала.

За это время я предприняла несколько попыток выбраться из квартиры и скрыться от мужа, но он каждый раз находил и возвращал обратно. Дважды я пыталась покончить жизнь самоубийством. Потом удалось с телефона мужа тайно дозвониться до своей матери и попросить о помощи.

Муж не только меня, но еще несколько своих жен, о которых я узнала уже в Москве, сдавал в аренду как мебель. Мы работали там, где нам говорили, всем занимались. В России есть целые мафии, которые зарабатывают на таких как мы очень большие деньги. Мой муж сотрудничает с ними. 

Мать Кадирии обратилась в правозащитную организацию «Истикболли Авлод» в Узбекистане, а те передали заявку в движение «Альтернатива».

Photo: CABAR.asia

По данным пресс-службы городского Министерства внутренних дел Москвы, столичных попрошаек «крышует» так называемая «нищая мафия». Около 40 % просящих милостыню, удерживают насильно и заставляют работать за еду. Часто это люди из регионов и мигранты, которые остались без работы.  

Матерей со спящими младенцами называют «Мадоннами». Ребенок на руках у «Мадонны» постоянно находится под действием снотворного или алкоголя и живет в среднем около трех месяцев. Их покупают у неблагополучных семей или у похитителей. Стоимость ребенка – 200 000 рублей (2782 доллара США). В 2019 году умерли примерно 500 детей, около 20-30 процентов из них – дети мигрантов и рабов из Центральной Азии.

Тенгиз Висаитов. Photo: CABAR.asia

Тенгиз Висаитов родом из Казахстана. Страну он покинул в 13 лет вместе с родственником и на 17 лет оказался в трудовом рабстве в Чечне. 

Меня забрал из дома родственник, в гости. Я думал, что вернусь, но так и не смог. В школу ходил только в начальных классах. Все свое время я проводил дома, смотрел за детьми родственника, был няней. Потом пришлось работать на заправках, на стройке и т.д.

Работал везде, не совсем понимал, зачем я это делаю. Ждал, что меня заберут, будут искать, но у меня не было никаких документов. Потом как повзрослел, понял, что надо бежать.

Сейчас я нахожусь в пансионате движения «Альтернатива» и у меня есть только один документ – свидетельство о рождении. Но у меня нет гражданства никакой страны. В России я нахожусь как мигрант, Казахстан меня не принимает, потому что нет паспорта, так как уехал я очень давно. Пытался пару раз пересечь границу, не пускали, возвращали.

Получается, я нигде не числюсь, просто в воздухе.

В России нет статистики по современному рабству, но эксперты отмечают, что число мигрантов, которые исчезли без следа, растет каждый год.

максутов
саидов

По данным Олега Мельникова, цена одного раба, которого используют для принудительного труда, – 15 тыс. рублей (210 долларов США). Эксперты в один голос твердят, что нужны новые правовые нормы или дополнительные меры. Борьбе с трудовым рабством и не только мешают несогласованность и пресловутое нежелание искать. Кроме того, не существует специальных органов или подразделений по борьбе с работорговлей и рабством.

Руководитель центра «Каритас» Петр Соколов уверен, что рабы-мигранты даже если есть возможность позвонить в полицию или сбежать, не делают этого.

«Столько случаев было, когда ни в чем не виновный мигрант сидел за чужое преступление, чтобы сократить статистику нераскрытых преступлений. Ни для кого это не секрет. Полиции они боятся смертельно, даже больше, чем своих работодателей. Многие мигранты работают нелегально по 5-6 лет и живут в России без регистрации. Никто не хочет проблем. Из-за этого статистика совсем другая, а мигрантов, которые попали в рабство с каждым годом все больше», – говорит Соколов.

А после пандемии коронавируса их число еще вырастет, прогнозирует Олег Мельников. По его словам, ожидается новый всплеск трудового рабства, потому что в период карантина в России потеряли работу 10 млн человек.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: