© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

“Прогуливал школу и отбирал деньги”. Как родители в Кыргызстане справляются с игроманией детей?

В Кыргызстане нет официальной статистики по детям, которые вместо школы посещают игровые клубы, нет, но психологи и активисты говорят, что к ним обращаются родители с проблемой игровой зависимости школьников. 


Подпишитесь на нашу страницу в Facebook!


13-летний Азамат (имя изменено) в этом году пошел в шестой класс. Свои летние каникулы он провел без гаджетов и компьютера. Анара (имя изменено), мама Азамата, отправила подростка в село Байтик к родственникам помогать по хозяйству. По ее мнению, это лучшая альтернатива после неприятной истории, последствия которой изредка дают о себе знать до сих пор. 

«Весной мне позвонила классная руководительница сына и рассказала, что он уже два месяца не ходит на уроки и есть подозрение, что он отбирает деньги у младшеклассников. Я, конечно, не поверила. Чтобы мой Азамат кого-то грабил и прогуливал школу?!» – рассказывает Анара. 

Ситуацию стали детально разбирать и выяснилось, что Азамата давно не видели за партой. Зато он завсегдатай компьютерного клуба, расположенного через дорогу от школы. Деньги подросток действительно отбирал у младших ребят и тратил на компьютерные игры.

«Я пошла потом в тот компьютерный клуб и администратор мне рассказал, что Азамат их ежедневный посетитель. Он приходил иногда и без денег, расплачивался мелочью, которую, видимо, воровал поблизости на базарчике. Приносил дезодоранты, мыло, чай. Он мой единственный ребенок, воспитываю его одна, помощи нет ни от кого», – сетует Анара. 

Азамата поставили на учет в детской комнате милиции как «вымогателя денег», а классная руководительница отправила ученика на консультацию к школьному психологу. А затем провели беседу с Анарой, где ей сообщили, что ее сын – игроман, а походы в компьютерный клуб уже стали зависимостью. 

«Сказали, что если ничего не предпринимать, то дело может плохо кончиться. Но что конкретно делать школьный психолог не сказал. Сказал только: «Не разрешайте сидеть за компьютером», «уделяйте внимание учебе». А как, если я все время на работе? Без работы нам просто нечего будет есть! Вот и пришлось на лето отправить его в деревню к сестре, а вот как быть сейчас, я не знаю. Азамат говорит, что такого больше не повториться, но в компьютерный клуб все же просится», – говорит Анара.

Иллюстративное фото: pt.dreamstime.com

Игровое расстройство признано болезнью

В мае этого года Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) официально признала «игровое расстройство» болезнью и добавила его в Международную статистическую классификацию болезней и проблем, связанных со здоровьем. Новая редакция должна вступить в силу с января 2022 года. 

Характеристика недуга такова: «стойкое или повторяющееся игровое поведение, которое вызывает нарушение в личных, семейных, социальных, профессиональных или других важных областях функционирования». Согласно новым критериям, человек с игровым расстройством ставит игры в приоритет другим жизненным интересам.

Ильдар Акбутин. Photo: sputnik.kg

Психолог Ильдар Акбутин считает, что одна из причин расстройства, что родители сами дают ребенку телефон, чтобы выкроить немного времени для себя. Благодаря красочной анимации и привлекательному контенту дети очень быстро переключаются на электронный суррогат любви.

Акбутин считает, что более глубинной причиной может быть недостаток родительской любви в детстве вне зависимости от того, дают они ему гаджет или нет. По его словам, если у ребенка не формируется надежная позитивная привязанность к родителю, то это приводит к глубокому ощущению одиночества и никчемности. А это в свою очередь, создает предпосылки для зависимости, которую ребенок в будущем будет компенсировать через игру, алкоголь, переедание или наркотики.

«Чаще всего в моей практике обращаются матери мальчиков от 9 до 18 лет. Зрелые мужчины сами не обращаются, обычно тревогу бьют жены или матери. Наверное, это самый общий портрет, так как остальные параметры начинают сильно варьироваться. Отмечу, что когда сам ребенок не хочет избавиться от своей проблемы, то вероятность ему помочь значительно снижается», – говорит психолог.

Он отмечает, что при ограничении доступа детей к играм необходимо давать ему что-то взамен. Например, общаться с ним на интересующие его темы, находить другие увлечения и занятия. Если все это не помогает, то стоит прибегнуть к терапии.

«Суть терапии, если вкратце, заключается в том, чтобы клиент остановил замещение болезненных чувств игрой, это поможет ему встретиться со своей болью непосредственно. Осознать, с помощью терапевта то, что пустоту в душе мама уже никогда не заполнит. И никто не заполнит, кроме самого клиента. Но, чтобы это осознать, необходимо прекратить сопротивляться, а это бывает болезненно и неприятно. Что снова гонит аддикта к источнику своей зависимости», – говорит Акбутин.

Нет статистики – нет проблемы

В Кыргызстане нет официальной информации о количестве детей, имеющих игровое расстройство. А если нет статистики, то неизвестны и точные масштабы проблемы, не говоря уже о ее решении.

МВД КР отмечает, что с начала 2019 года было проведено свыше 800 рейдов, направленных на несовершеннолетних, которые занимались попрошайничеством, вымогательством (школьный рэкет) и в том числе находились в компьютерных клубах в ночное время без сопровождения взрослых. О рейдах, проводящихся в дневное учебное время и выявлении “прогульщиков”, информации нет. То есть если ребенок систематически приходит днем играть в клуб, пропуская занятия, органы правопорядка воздействовать на него по закону не могут. 

По школьному рэкету с начала 2019 года по Кыргызстану выявлено 55 случаев. Если рассматривать эти данные по областям республики, то лидирует столица – город Бишкек с 37 случаями вымогательства денег.

На учет МВД КР ставят только тех подростков, которые совершают какие-либо правонарушения или антиобщественные действия, к примеру, распивают алкогольные напитки. 

Общая же статистика отдела ИДН СОБ МВД КР по детям, поставленным на профилактический учет за 7 месяцев 2019 года такова: 2989 несовершеннолетних стоит на учете, из них мальчиков – 2441, девочек – 548. Если брать данные за последние 5 лет то можно увидеть, как менялся этот показатель.

 

По словам сотрудников правоохранительных органов, рост в 2016-2017 годах объясняется нехваткой инспекторов по делам несовершеннолетних, а также социальных педагогов. В связи с этим профилактические работы велись не с должной регулярностью.

Зачем бить ракетами по мухам?

В январе 2018 года бишкекский городской кенеш (БГК) рассматривал вопрос о рычагах влияния на владельцев компьютерных клубов, где школьники – частые гости. Предлагалось ограничить доступ в клубы для несовершеннолетних и в ночное время. 

Жаныбек Абиров. Фото взято с личной страницы в Facebook

Председатель БГК Жаныбек Абиров признает, что проблема есть и не решается. В 2018 году депутат предложил ввести запрет на деятельность компьютерных клубов, такой же как когда-то ввели в отношении казино. Однако инициатива не нашла поддержки. 

«Районные администрации проводят регулярные рейды по выявлению несовершеннолетних в компьютерных клубах в учебное время, но этого мало. Этот вопрос еще будет подниматься в БГК, но для того, чтобы принять постановление нужно обязательно пройти анализ регулятивного воздействия в Министерстве экономики. Поскольку закрытие компьютерных клубов влияет на предпринимательскую деятельность», – отмечает Абиров. 

Но пока никаких запретов или ограничений деятельности интернет-кафе нет. И политолог Денис Бердаков считает, что это хорошо, ведь закрытие любых субъектов экономической деятельности, которые работают в рамках закона – это тревожный момент для любого государства.

«Полное закрытие компьютерных клубов для борьбы с детской игроманией – это, конечно же, явно преувеличенная мера. Это все равно, что ракетами бить по мухам. Если закрыть клубы, люди будут играть дома с телефонов и тому подобное. В крайнем случае можно как-то ограничить доступ детей к компьютерным клубам по договоренности школ и близлежащих компьютерных клубов», – считает Бердаков.

По его словам, с экономической точки зрения компьютерные клубы в Кыргызстане платят не так уж много налогов и их закрытие на бизнес-климате Кыргызстана не скажется. Но здесь важна скорее тенденция – невмешательство государства. 

Назгуль Турдубекова. Photo: president.kg

Общественный фонд «Лига защитников прав ребенка» во главе с Назгуль Турдубековой в Кыргызстане регулярно оказывает помощь детям, оказавшимся в трудных жизненных ситуациях, в том числе помогают тем, кто пропускает школу и уходит из дома. За один год обращается порядка 10 семей. С ними работают комплексно. То есть стараются задействовать всех членов семьи.

Как рассказывает Турдубекова, было и несколько случаев, когда ребенок серьезно пристрастился к компьютерным играм. С такими детьми работают комплексно: назначают регулярные беседы с психологом, предлагают альтернативу для досуга вне школы. Кроме того, обязательно проводят беседы и с родителями.

Но каждый случай индивидуален, поэтому какой-то определенной программы терапии нет – все зависит от обстоятельств той или иной ситуации.

«Исходя из нашей практики, хочу отметить, что проблема компьютерной зависимости у детей не имеет отношения к материальной ситуации в семье. Дети из обеспеченных семей тоже часто увлекаются играми, и родители из-за незнания, как с этим работать, просто теряются. Ребенок, как правило, ведет себя агрессивно, и, чтобы он не сбежал из дома, родители позволяют сидеть за компьютером», – отмечает Турдубекова.

По ее словам, для того, чтобы предупредить игровое расстройство у ребенка нужно уделять ему больше внимания. А в школах стоит проводить профилактические занятия с объяснением культуры общения с компьютером. 


Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project», реализуемого при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Норвегии. Мнения, озвученные в статье, не отражают позицию редакции или донора.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: