© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

ЛОВЗ в Кыргызстане: Неограниченное стремление к счастью

Тяжелая болезнь, ограниченные возможности здоровья могут усложнить устройство личной жизни, но не является решающим фактором в этом вопросе. Это на своем примере показали несколько кыргызстанцев, которые несмотря на проблемы со здоровьем, создали полноценную семью.


Подпишитесь на нашу страницу в Facebook!


По данным Министерства труда и соцразвития, за последние пять лет на 16% выросло количество людей с инвалидностью в Кыргызстане. И их число растет с каждым годом. В ведомстве говорят, что это связано в первую очередь с демографическим ростом. Но ограниченные возможности здоровья не мешают им строить личную жизнь и заводить семьи и детей.

27-летний Исабек Олжобай уулу имеет инвалидность второй группы, он – незрячий. Сейчас у него есть жена, двое детей и работа массажиста в поликлинике №4 в Бишкеке. Правда перед этим судьба подкидывала ему испытания одно тяжелее другого.

Сам он родом из Баткена. В 2005 году, когда ему было 13 лет, он упал и сильно ударился головой, после чего его зрение стало резко ухудшаться.

Исабек Олжобай уулу с семьей. Фото из личного архива

В 18 лет он начал слепнуть. Врачи в Бишкеке не смогли ему помочь и летом 2010 года несмотря на июньские события на юге Кыргызстана, ему удалось выехать в Узбекистан, где ему сделали две операции. Для полного восстановления необходимо было провести еще одну, но человек, который помогал ему добираться в Ташкент, исчез, прихватив сбережения, которые его семья накопила для очередной операции. Так он потерял шансы на возвращение зрения и постепенно ослеп полностью.

Он признается, что стойко перенес все трудности благодаря матери. Но когда через два года она скончалась, Олжобай уулу впал в депрессию. В тяжелый период жизни он нашел настоящего друга, который помог ему привыкнуть к новой жизни.

«Я раньше слышал, что в нашем селе живет незрячий парень, но не обращал внимания, так как у человека со зрением совсем другие интересы, окружение. Но когда я сам потерял зрение, мои родственники решили познакомить меня с ним. Очень важно в тяжелый период жизни иметь поддержку человека, который тебя хорошо понимает. Он помог мне привыкнуть к новой жизни без зрения, давал советы, научил пользоваться с тростью, познакомил с другими незрячими ребятами, среди которых я нашел свою будущую жену», – говорит молодой человек.

Его нынешняя супруга, Назгуль Жээнбекова, перестала видеть с двух лет, но это не помешало ей окончить курс медицинского массажа в медучилище. Как и Олжобай уулу, она мечтала о семье, хотела иметь детей, свой дом.

В основном мы с ней общались по телефону. Мы понимали друг друга с полуслова и то, что можем стать опорой друг другу. Когда я ей сказал, что хочу жениться на ней, то ее родители отнеслись скептично. Они не верили, что двое незрячих смогут создать семью, ведь браки даже здоровых людей распадаются, а тут двое людей, которые сами нуждаются в посторонней помощи, надумали пожениться.

Однако у нас была твердая уверенность в том, что у нас все получится, что мы поможем друг другу стать более самостоятельными. Назгуль не может сама передвигаться по городу, но зато в доме она самая лучшая хозяйка, а еще она мудрая женщина. А я могу выходить в город, значит могу что-то делать, и поэтому у нашего союза было будущее.

В 2014 году, когда мы с Назгуль поженились, я учился на курсах медицинского массажа. Сейчас у нас уже двое детей: сыну 4,5 года, а дочери – 2,5. 

Первые три месяца после рождения сына о нем заботилась теща. За это время Назгуль научилась обращаться с младенцем и затем полностью взяла заботу о ребенке на себя, но все равно мама помогала.

Когда через два года родилась дочь, тесть предложил отдать им ее на воспитание. Они думали, что мы не осилим двоих детей. Но мы были против. Я считаю, что никто на свете не сможет заменить детям родителей.

К тому же мы опасались, что прожив в семье других людей, дети станут относиться к нам как к чужим, а учитывая наши ограниченные возможности, детям будет тяжело принять нас. Поэтому решили, что своих детей с самого рождения воспитаем мы сами, а заботиться о них научимся.

Мне кажется дети чувствуют своих родителей. Например, сын, когда еще не умел говорить, не капризничал, если хотел пить или есть. Он просто подводил мою руку к какой-нибудь посуде, давая понять, что проголодался. С трех лет сынишка сам водит меня по рынку. Сейчас он уже помогает маме по дому. Например, распределяет вещи по цвету для стирки. Правда, иногда забывает о том что мы не видим и говорит мне: «Папа, подайте мне вон ту игрушку». Я отвечаю: «Сынок, я же не вижу». Сын: «Ой, папа, я забыл, простите».

Дочке 2,5 года и она пока не совсем понимает. Иногда она наряжается и говорит нам: «Мама, папа, посмотрите на меня». По восторгу в голосе мы чувствуем, что она ждет похвалы и говорим ей: «Молодец, дочка, как хорошо у тебя получилось».

Мы стараемся вырастить их самостоятельными, ответственными. Они достаточно рано пошли в детский садик, поэтому не испытывают проблем в общении, активны, растут спокойными и чуткими детьми. Мне часто говорят, что дети внешне очень похожи на меня.

Оптимизм в голосе Исабека Олжобай уулу не означает, что он всем доволен, просто старается не опускать руки. С 2012 года он перенес несколько операций, но семья и ответственность перед ней помогает ему переносить все тяготы жизни.

«Нельзя опускать руки и позволить болезни победить себя. Я знаю еще 5-6 таких семей в Кыргызстане, в которой муж и жена являются незрячими. Они тоже пытаются как-то заработать на жизнь, воспитывают детей. Возможно, у нас ограниченные возможности здоровья, но у нас, как и у здоровых людей, есть право на счастливую личную жизнь», – говорит Олжобай уулу.

«ДЦП не помешал мне стать матерью»

У Назиры Мундузовой легкая форма ДЦП и инвалидность первой группы. Ей 40 лет и она одна воспитывает дочь, заботится о пожилой матери и мечтает научиться управлять вертолетом.

Она родилась и выросла в Иссык-Кульской области. Причиной своего недуга она считает халатность медиков при родах. Из-за слабых схваток врачи буквально выдавили младенца из утробы матери, из-за чего произошло кислородное голодание. Родителей предупредили, что ребенок останется инвалидом на всю жизнь и даже посоветовали отдать в детский дом. Но они наотрез отказались и приложили все усилия, чтобы дочь развивалась.

Свой первый шаг она сделала в три года, когда ее ровесники уже бегали.

«Возможно, проблемы можно было бы предвидеть и не допустить травматических родов, но в те годы медицина была другой. Больше всего в жизни я благодарна своей маме. Она работала со мной 24 часа в сутки, постоянно делала мне специальные процедуры, массаж. Благодаря ее усилиям я научилась ходить, пусть и поздно», – вспоминает Мундузова.

Назира Мундузова с мамой и дочкой. Фото из личного архива

Несмотря на недуг, с умственными способностями у Назиры не было проблем. Она рано научилась читать, а в школе была одной из лучших учениц. Она говорит, что ДЦП не повлияло на ее социальные навыки, потому что родители старались воспитать ее сильной личностью и без комплексов.

После окончания школы поступила в финансовый техникум и окончила его с отличием. Назира много лет проработала в системе Государственной регистрационной службы и успешно продвигалась по карьерной лестнице, но больше года назад ее лишили работы. Сейчас она учится на заочном отделении Кыргызского государственного технического университета им. И.Раззакова и по программе центра «Равные возможности» устраивается на новую работу.

А вот семейная жизнь девушки не сложилась. Много лет назад она познакомилась с молодым человеком. Сначала они общались по телефону, затем начали встречаться. Когда он решил на ней жениться, его родители были против. Но доброжелательный и общительный нрав девушки помог преодолеть барьер в отношениях с ними.

Сначала они не хотели нашего союза, но постепенно у нас сложились хорошие отношения. Однако через несколько лет отношения с мужем разладились. Сначала он уехал на заработки в Россию, а потом мы окончательно расстались.

Трудовая миграция разрушает многие семьи и моя не стала исключением. Но не думаю, что причиной разлада стал мой недуг, ведь он женился на мне, зная о моем здоровье. Тем более появилась дочь. Правда, беременность проходила тяжело, но я родила здоровую дочь и это для меня было главное.

Сейчас Мундузова живет с пожилой матерью и дочкой. Они – ее главная поддержка. Она не может вспомнить такого случая, когда из-за недуга она не смогла бы достичь чего-то желаемого. Она стала матерью, не обделена вниманием мужчин, имеет хобби. Сейчас она увлеклась съемкой фото и видео на телефоне и выкладывает свои работы в интернете.

«Зачем терять время, когда можно быть счастливым?»

33-летний Чынгыз Чилдебаев имеет инвалидность первой степени. Несколько лет назад ему сделали операцию по пересадке почки и он перенес клиническую смерть. Это изменило его отношение к жизни.

Чынгыз Чилдебаев с супругой. Photo: CABAR.asia

По его словам, он долгое время не подозревал о проблемах с почками, да и болезнь особо не проявлялась. В 2008 году анализы указали на проблемы, но молодой человек, чувствовавший себя абсолютно здоровым, не придал этому значения. Тогда он получил курс уколов и забыл о недуге.

В 2009 году его состояние резко ухудшилось. После обследования врачи поставили диагноз – гломерулонефрит четвертой стадии и жизнь может спасти только пересадка почки. Но и тогда Чилдебаев недооценил опасность и обратился к знахарям. После их “лечения” ему становилось все хуже и хуже.

После трех лет на гемодиализе семья накопила деньги на пересадку почки, а донором решила стать его мама Фатима Карагулова. Они обращались в клиники в Китае и России, но каждый раз что-то не получалось. С третьего раза появилась надежда: в 2012 году белорусские врачи согласились провести несколько операций в Бишкеке и Чилдебаева включили в программу. Но в последний момент у него обнаружили гепатит С и исключили из списка.

После длительного лечения печени белорусские врачи смогли его прооперировать в январе 2013 года. Этот момент он считает своим вторым рождением.

После операции мне рассказали, что у меня произошла остановка сердца из-за аллергии на состав наркоза. К счастью, один наш местный врач-анастезиолог смог вовремя заблокировать аллергическое действие. Мое сердце заработало и мне успешно пересадили мамину почку.

Сейчас, вспоминая все неудачные попытки провести операцию то в Китае, то в России, я понимаю, что на самом деле так Бог оберегал меня от смерти. Он привел меня именно в больницу в Джале, к этому анастезиологу, чтобы он смог вовремя нейтрализовать аллергическое действие и спасти от смерти. Я считаю, что эти самым Бог подарил мне вторую жизнь.

В это время молодой человек переживал драму в личной жизни. Он отчаянно боролся за жизнь, хотя не знал, какой она у него будет и найдет ли он родственную душу. Страх и неуверенность усилили предыдущие неудачные отношения.

Даже находясь на гемодиализе я задавался вопросами: «Встречу ли я свою половинку? Поймут ли меня?»

Когда из-за гепатита мне отказали в операции в Бишкеке, у меня началась паника. В этот период была одна девушка. В какой-то момент именно ее поддержка сыграла решающую роль и я снова начал верить в выздоровление. Наши отношения шли к чему-то серьезному, когда она меня бросила.

Ее родители, узнав о моей ситуации, отговорили ее. Они говорили: «Не нужен тебе этот парень, он умрет, если не сегодня, то завтра». То есть когда я боролся за жизнь, люди уже прощались со мной. Это был особенно сильный удар: та, которая поддержала в трудный момент, в трудный момент же и бросила.

В 2015 году в социальных сетях я познакомился с Нурсулуу. Мы переписывались пять дней и на шестой встретились. Мы погуляли, поговорили, я рассказал ей свою историю.

На второй день утром мы еще раз встретились, и я сразу же сделал ей предложение. Она согласилась и тогда я позвонил маме и сказал, что вечером приведу домой невесту. Все родные были удивлены.

Такое быстрое решение я принял из-за опытов предыдущих отношений. Я понял, что мужчина и женщина узнают друг друга по-настоящему только во время совместной жизни. Можно несколько лет встречаться и не увидеть настоящее лицо партнера. Зачем тратить время на ухаживания, если как жену ты узнаешь ее только женившись?

Нурсулуу такая решительность молодого человека шокировала и завоевала.

Я училась на пятом курсе университета и тоже задумывалась о создании семьи, когда познакомилась с Чынгызом. За мной тогда ухаживали парни, некоторые хотели жениться, но почему-то от них я не чувствовала уверенности. Встреча с Чынгызом все изменила.

Он мне сразу понравился своей решительностью, глубиной суждений. Когда он предложил пожениться, я была в шоке. Мне ведь нужно самой было подготовиться, настроиться, предупредить родителей, но Чынгыз сказал: «Или сейчас, или никогда». И я решилась.

Сначала мои родители, узнав о моем поступке, были в шоке, а сестра ругала, называла безответственной. Но сейчас я понимаю, что это было самое правильное решение в жизни.

Сейчас у пары двое детей. Нурсулуу сидит с детьми дома, а Чынгыз проходит курсы подготовки для новой работы. Как и во всех семьях у них бывают споры, но супруги договорились не обижаться друг на друга дольше, чем на один день. Правило срабатывает.

Несмотря на внешне здоровый вид Чилдебаев признается, что все еще чувствует последствия болезни и благодарит супругу за поддержку и уверенность, которую она ему придает.

«Я быстро устаю и поэтому не занимаюсь тяжелым физическим трудом. При переутомлении происходят кратковременные провалы в памяти. Я помню, как в начале супружеской жизни я как-то сильно устал, лег спать и проснувшись не смог сразу вспомнить имя жены. Она хоть и была в курсе моих проблем со здоровьем, все же испугалась. Сейчас она с пониманием относится и помогает мне во всем, большая часть заботы о детях на ней», – говорит он.


Данный материал подготовлен в рамках проекта IWPR «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: