© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

IWPR и Chatham House организовали совместное онлайн-мероприятие «Влияние коронавируса на развитие Центральной Азии»

29 мая 2020 г. IWPR и CABAR.asia совместно с Chatham House организовали совместное онлайн-мероприятие, посвященное кризису пандемии COVID- 19 и его влиянию на страны Центральной Азии.


Подпишитесь на нашу страницу в Facebook!


29 мая 2020 года под эгидой Представительства Института по освещению войны и мира (IWPR) в Центральной Азии, аналитической платформы CABAR.asia и Королевского института международных отношений Великобритании Chatham House состоялось онлайн-мероприятие на тему «Влияние коронавируса на развитие Центральной Азии». В мероприятии приняли участие ученые и эксперты из Европы, Центральной Азии и США.

Модератором дискуссии выступил директор программы «Россия и Евразия» Королевского института Джеймс Никси. После вступительных ремарок Никси предоставил слово первому докладчику д-ру Марлен Ларюэль, директору Института европейских, российских и евразийских исследований (IERES) при Школе международных отношений Эллиотта в Университет имени Джорджа Вашингтона (США). Ларюэль поделилась своими взглядами о непосредственном влиянии пандемии COVID-19 на регион Центральной Азии, уделяя особое внимание при этом экономическим последствиям пандемии.

В ходе своих рассуждений о влиянии пандемии на Центральную Азию, Марлен Ларюэль отметила семь проблем, существующих в регионе:

Марлен Ларюэль

«Это, прежде всего, государственный потенциал и готовность. Следовательно, пандемия тестирует системы каждой из этих стран и систему общественного здравоохранения в первую очередь. Интересно также наблюдать за тем, как подвергаются испытанию коммуникации государственных структур и населения. И, конечно же, это способность обеспечить соблюдение требований режима чрезвычайной ситуации. Неудивительно, что, по наблюдениям, Казахстан и Узбекистан неплохо справляются с кризисом в то время, как Кыргызстан – на полпути к этому. В то же время довольно плохо переживает кризис Таджикистан, а Туркменистан и вовсе продолжает отрицать наличие вируса в стране.

Второе, на что следует обратить внимание, — это ответственность, особенно в отношении гуманитарной помощи, поступающей в Центральную Азию. Европейский Союз, США, ВОЗ и несколько других международных организаций в больших объемах направляют в регион гуманитарную помощь в виде денежных средств и медицинского оборудования. Вопрос в том, как происходит распределение этих средств и ресурсов? Этим странам характерны высокая коррумпированность, традиционные маршруты контрабанды и хищение государственного бюджета. Таким образом, кризис усиливает существующие практики, которые нам уже известны, затрудняя деятельность по направлению помощи в страны, где настолько высок уровень контрабанды и хищения государственного бюджета.

Третий момент – устойчивость общества в период чрезвычайных ситуаций. Представляется трудным измерить способность общества к противодействию и восстановлению. В то же время интересно наблюдать за инициативами как гражданского общества и его попытками создать сеть солидарности и повысить устойчивость общества в период чрезвычайных ситуаций, так и за потенциальным появлением олигархов и местных благотворителей, которые строят репутацию на организации благотворительных акций для повышения социально-политической устойчивости общества.

Четвертый пункт — это неравенство. Кризис обрушился на слабейший и беднейший сегмент населения. Центральная Азия располагает как социально-экономическими очагами, так и очагами географической концентрации бедности. Таким образом, эти группы пострадают от кризиса больше, чем богатые регионы и богатые слои населения. Наблюдаются уже достаточно серьёзные проблемы недоедания, прежде всего в Кыргызстане и Таджикистане. Отсюда возникают опасения о проблемах продовольственной безопасности в предстоящие месяцы, главным образом в этих двух республиках и ​​в целом для сельского населения.

Важно также подчеркнуть ситуацию с мигрантами. Тысячи мигрантов застряли в аэропортах России. Российские власти не совсем великодушны по отношению к мигрантам, и мы также наблюдаем сокращение объемов денежных переводов, отправляемых в регион. Это указывает на зависимость от России, что можно считать слабым место региона, но в то же время, ситуация свидетельствует об участии Центральной Азии в процессах глобализации. Регион сильно пострадал в этой связи.

Шестой момент — это вопросы сотрудничества и интеграции с Евразийским экономическим союзом с закрытием Россией своих границы (даже с Беларусью). Ситуация сигнализирует о том, что национальный интерес ставится превыше всего. Региональная интеграция хороша до поры времени, но переживая собственный кризис, каждое государство возвращается к чертам своих национальных границ. Представляется также возможное влияние пандемии на общественное мнение о Евразийском экономическом союзе.

И последний пункт касается соблюдения обществом карантинных мер. Центральной Азии предстоит решить множество социальных вопросов, таких как проведение похорон, посещение мечетей, проведение конца месяца Рамадан в условиях карантина и т.д. В регионе существует множество культурных элементов, которые не согласуются с соблюдением правовых норм в отношении режима чрезвычайной ситуации. Таким образом, людям предстоит адаптироваться и применить новаторские методы при управлении всем тем, что они считают важным в своей повседневной жизни», – резюмировала свой доклад д-р Ларюэль.

Эрика Марат

Во второй сессии приоритетное внимание уделялось влиянию пандемии на экономические и внутриполитические проблемы; с докладом выступила д-р Эрика Марат, доцент и директор Программы стипендий Министерства обороны США в Колледже международной безопасности при Университете национальной обороны в Вашингтоне. Эксперт обсудила, каким образом текущая ситуация может привести к росту безработицы и к увеличению интенсивности авторитарной политики в странах Центральной Азии.

Правительства не справляются с экономическим спадом, вызванным пандемией и режимом чрезвычайной ситуации. Это приведет к распространению бедности. Ситуация усугубляется замедлением миграционных процессов и сокращением объемов денежных переводов, экономические последствия которых будут ощущаться в ближайшие несколько лет. Население стран Центральной Азии не преуспеет в поисках новой работы, и все больше людей будут испытывать нехватку экономических возможностей. Из-за замедления миграционных процессов и роста безработицы люди могут стать уязвимыми для эксплуатации, может возрасти уровень преступности, а также торговля людьми – все те процессы, присутствовавшие в Центральной Азии ещё до пандемии.

Правительства могут воспользоваться текущей ситуацией для усиления политической власти над населением и оппозицией, особенно в странах, переживающих период с элементами реформаторства и преобразований. В частности, Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан сталкиваются с неопределенностью, порождённой событиями на политической арене. В Казахстане стоит вопрос о том, кто будет следующим лидером страны. Кыргызстан планирует провести парламентские выборы в этом году. В Таджикистане президент готовит своего сына в качестве преемника на пост следующего президента.

Деятельность НПО и общественных движений могут быть ограничена, так, в Кыргызстане парламент в настоящее время рассматривает законопроект, предусматривающий ограничение работы НПО в стране. В Казахстане правительство предприняло меры по контролю за организацией и проведением протестов, а также за политической мобилизацией, усилившейся до наступления пандемии. В Таджикистане наблюдается насилие против политической оппозиции, в частности против руководства Партии исламского возрождения.

Правительства блокируют социальные сети и пытаются отодвинуть на второй план требования организаций гражданского общества, а также способствует маргинализации и замалчиванию голоса общественности, и в этих обстоятельствах усиливается тенденция развития политических протестов. В настоящее время общество уязвимо к информационным атакам, дезинформации и «фейк-ньюс», что также может привести к неконтролируемой и неожиданной мобилизации общества против накопившихся проблем.

Говоря о позитивных аспектах, важно подчеркнуть, что в условиях дефицита во всем мире, включая регион Центральной Азии, наблюдаются усилия по мобилизации благотворительных учреждений, служб помощи, организованных для помощи нуждающимся во времена большой нестабильность.

Шаирбек Джураев

Д-р Шаирбек Джураев, соучредитель и директор Crossroads Central Asia, научный сотрудник и кандидат наук в Школе международных отношений Университета Сент-Эндрюс (Кыргызстан), рассказал о влиянии коронавируса на Центральную Азию с упором на вопросы долговой зависимости и демократии.

Рассуждая о проявлениях пандемии в Центральной Азии, Шаирбек Джураев отметил несколько факторов, таких как проблемы задолженности, неравенства, зависимости и демократии в Центральной Азии.

«Говоря о различиях между странами Центральной Азии, мы должны признать, что регион состоит из пяти разных государств, а различий со временем будет только прибавляться. Например, с точки зрения торгового баланса, Таджикистан и Кыргызстан сильно зависят от импорта. Импорт двух республик в 3 раза превышает их экспорт, при этом такая статистика не наблюдается в Туркменистане, Казахстане и Узбекистане. Так, если пандемия приведет к усилению протекционизма в международной торговле, больше всего пострадают эти две республики (если они уже не сталкиваются с этим). Другой наглядный пример несоответствия – денежные переводы. Кыргызстан и Таджикистан 10 лет подряд попадали в пятерку стран мира по уровню зависимости от денежных переводов. Поэтому национальные экономики двух стран сильно пострадают от кризиса, вызванного пандемией.

Также хочу подчеркнуть зависимость от иностранных государств, а точнее, углубление долгового кризиса. Опять же, Кыргызстан и Таджикистан являются странами с крупной задолженностью, и половина их внешней долга принадлежит Китаю. Из-за пандемии местные предприниматели сидят дома, а денежные переводы и налоговые поступления сокращаются. Таким образом, существуют все условия для возникновения проблем с выплатой долга, плюс ко всему этому, нам потребуется заимствовать все большие и большие суммы для поддержки бюджета (что мы и делаем сейчас).

Другая тема для обсуждений — это ситуация с демократией в регионе. За последние несколько лет демократия превратилась в непопулярный и экзотический термин в странах Центральной Азии. Например, данные Кыргызстана свидетельствуют о том, что два основных источника поддержки процесса демократизации – давление снизу и давление извне – оба ослабевают. И еще больше подрывает их пандемия COVID-19. Поэтому я подозреваю, что текущая ситуация может привести к дальнейшему ослаблению ценностей либеральной демократии в Центральной Азии, но не обязательно за счет создания сильного авторитарного режима».

Искандер Акылбаев

Искандер Акылбаев, исполнительный директор Казахстанского совета по международным отношениям (Казахстан), оценил текущую ситуацию с геополитической точки зрения и применения элементов мягкой силы в регионе.

2020 год начался как идеальный шторм, с глобальной пандемией, напоминающей черного лебедя, и с тех пор мир стал непредсказуемой и неизвестной реальностью.

Геополитический аспект COVID-19 для стран Центральной Азии заключается в темпе интеграции с такими региональными организациями, как «Евразийский экономический союз», «Шанхайская организация сотрудничества» и Инициатива «Пояс и путь». Сложности заключаются в том, как эти интеграционные механизмы будут действовать в условиях экономического спада и глобального локдауна, а также в том, как страны региона будут приспосабливаться к этим реалиям.

Факторы «мягкой силы» Китай демонстрирует в настоящее время с помощью т.н.  «Дипломатии масок», направляя средства индивидуальной защиты в 120 стран мира, чтобы разыграть текущую пандемию в свою пользу. Есть еще один элемент т.н. «Здорового шелкового пути» с усилением сотрудничества Китая со странами Центральной Азии в сфере здравоохранения и медицинской помощи. Это, в свою очередь, станет действительно интересной составляющей Инициативы «Пояса и пути», в связи с чем возникает другой вопрос: собирается ли Китай продвигать Инициативу или её осуществление впадет в стагнацию из-за экономического спада? Конкуренция за глобальное лидерство между Китаем и США будет продолжаться ещё в течение длительного периода времени, а пандемия COVID-19 только подольёт «масла в огонь».

Но также существуют возможности для дипломатических инициатив стран региона с некоторыми характеристиками мягкой силы. Например, Узбекистан помогает Таджикистану, а Казахстан отправляет маски в Кыргызстан. Возникает вопрос, почему Россия не помогла странам Центральной Азии в виде медицинского обеспечения и предпочла помочь той же Италии?

Ранее неизвестная нам ситуация, безусловно, оказывает давление на работу правительства. Так, в Казахстане пандемия выявила слабые стороны государственных структур в связи с недостаточным опытом по поводу того, как действовать и интегрироваться в данную ситуацию. Но есть и положительные моменты, например, в Казахстане правительство выделило 2,5 миллиона долларов на поддержку 700 тысяч компаний и предпринимателей и ежемесячно выплачивало 100 долларов гражданам, доходы которых упали в связи с пандемией.

«Пандемия коронавируса вынуждает нас учиться и приспосабливаться к новой реальности. Решение этого вопроса займет время» – добавил в заключение Акылбаев, резюмируя сессию тематических докладов.

Следующей на повестке дня была сессия разносторонних и содержательных вопросов и ответов. Многочисленные участники мероприятия из разных областей деятельности и стран смогли пообщаться со спикерами, задавая неотложные вопросы относительно пандемии коронавируса и дальнейшего развития Центральной Азии.

По окончанию информативной сессии вопросов и ответов Энтони Борден, исполнительный директор IWRR, выступил с небольшой заключительной речью, поблагодарив экспертов, организаторов и других слушателей за участие в онлайн-дискуссии. На встрече также присутствовали региональный директор IWPR по Центральной Азии Абахон Султоназаров; Посол Великобритании в Кыргызской Республике – Е.П. Чарльз Гарретт; Посол Норвегии в Центральной Азии – Е.П. Оле Бьёрной, а также представители научно-аналитических центров и всего международного сообщества.

Модератор мероприятия Джеймс Никси закрыл экспертную встречу, поблагодарив всех участников за их усердную работу и выразив надежду, что данное мероприятие будет содействовать проведению дальнейших исследований.

Представительство IWPR в Центральной Азии выражает признательность Chatham House за помощь в организации мероприятия. Совместные мероприятия с международными партнерами и экспертами из центрально-азиатского региона будут продолжены с целью содействия стабильности, миру и согласию в регионе.

Смотрите полную видеозапись (на английском языке) экспертной онлайн-встречи:

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: