© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

IWPR и Chatham House организовали совместное онлайн-мероприятие «Первые парламентские выборы в Казахстане в пост-назарбаевский период»

10 декабря 2020 г. под эгидой Института по освещению войны и мира (IWPR) в Центральной Азии, аналитической платформы CABAR.asia и программы «Россия и Евразия» королевского исследовательского центра Chatham House состоялся онлайн-круглый стол на тему «Первые парламентские выборы в Казахстане в пост-назарбаевский период».


Подпишитесь на нашу страницу в Facebook!


В ходе встречи эксперты обсудили предстоящие парламентские выборы в Казахстане, назначенные на 10 января 2021 года, с точки зрения как оппозиционных сил, так и текущей власти в стране.

Открыла встречу с приветственной речью Аннетт Бор, научный сотрудник программы «Россия и Евразия» Chatham House. После вступительных ремарок, краткого обзора ситуации и представления докладчиков, Аннетт Бор предоставила слово второму модератору мероприятия, исполнительному директору IWPR, Энтони Бордену. Борден поприветствовал всех участников мероприятия и поблагодарил экспертов, партнеров и других слушателей за участие и вклад в дискуссию.

После выступления Бордена модератор дискуссии представила первого докладчика Шалкара Нурсеитова, политического обозревателя из Алматы. Нурсеитов поделился кратким обзором текущей политической обстановки в Казахстане, рассказал о противоборствующих партиях и поправках к закону о выборах.

Шалкар Нурсеитов. Фото из личного архива

Говоря о политических «реформах» Токаева, Шалкар Нурсеитов заявил, что на самом деле это были лишь «косметические поправки» к уже существующим законам о политических партиях, мирных собраниях и выборах. «Первым законом, который принял и подписал Токаев, был закон о парламентской оппозиции. Этот закон был разработан и продвигался партией «Ак жол», представленной в нынешнем Мажилисе. Этот закон предусматривает право на появление реальной конкуренции «Нур Отану» в Мажилисе.

Вторая «реформа» связана с законом о выборах. Главным достижением, продвигаемым в качестве демократических реформ, является введение обязательных 30 %-ных квот для женщин и молодежи в избирательных списках политических партий. Но стоит отметить, что это требуется при регистрации в Центральной избирательной комиссии.

Еще одно изменение — это введение поправок к закону о мирных собраниях, которые разрешают проведение только санкционированных митингов. Большинство экспертов по правам человека как в Казахстане, так и в международном сообществе считают, что данные поправки ограничивают свободу людей.

Последнее изменение, которое называют реформой, произошло с внесением поправок в закон о политических партиях. В Казахстане, как известно, действительно трудно зарегистрировать политическую партию в министерстве юстиции, и сейчас власти страны заявляют, что количество голосов, необходимых для регистрации партий, снизили с 40 до 20 тысяч», – отметил Нурсеитов.

Во время доклада о действующем Мажилисе Шалкар Нурсеитов отметил, что он представлен тремя политическими партиями – Нур Отан с 84 местами, Ак жол с 7 местами и Народной партией Казахстана (бывшая Коммунистическая Народная партия Казахстана) также с 7 местами. Он добавил, что в Мажилисе также представлена возглавляемая Нурсултаном Назарбаевым Ассамблея народа Казахстана, у которой 9 мест в Парламенте, что означает, что у правящей партии «Нур Отан» на самом деле не 84, а 93 места.

«Нур Отан – претендент номер один на предстоящих выборах в парламент республики. Накануне партия представила свой партийный список из 126 кандидатов, 77 из них отобраны на региональных конференциях через праймериз. 49 кандидатов включены политсоветом по центральной партийной квоте, среди них Дарига Назарбаева, Нурлан Нигматулин, Аскар Мамин и глава администрации Токаева Кошанов.

«Нур Отан» также с марта 2020 года монополизировал новостное пространство. Когда в середине марта правительство Казахстана ввело режим чрезвычайного положения, «Нур Отан» инициировал ряд инициатив #BizBirgemiz (Мы вместе), направленных, по их словам, на поддержку партией бедных слоев населения. Назарбаев призвал ряд казахских олигархов и бизнесменов присоединиться к этой инициативе, и с тех пор Biz Birgemiz продвигается в качестве основной кампании в стране по оказанию помощи людям в непростые времена пандемии.

Бауржан Байбек посетил ряд регионов Казахстана, но из-за коронавируса был вынужден остановить поездки по стране. Визиты Байбека в регионы широко освещались в государственных СМИ, а также в новостных агентствах, принадлежащих «Нур Отану». Накануне Токаев сообщил, что на программу партии, рассматриваемую как комплекс конкретных мер для помощи неимущим казахстанцам в борьбе с вызовами пандемии, планируется мобилизовать 21 триллион тенге. В течение следующих месяцев мы сможем наблюдать за тем, как Байбек, Назарбаев, Токаев и акимы будут агитировать за «Нур Отан».

Еще одна политическая партия, которая примет участие в выборах, — это партия «Ак Жол», конкурентом №1 «Нур Отану» среди зарегистрированных партий. Список этой партии состоит из 38 кандидатов, в том числе Азата Перуашева и Дании Еспаевой, которая является первой женщиной-кандидатом в президенты. «Ак Жол» позиционирует себя как конструктивную оппозицию, и стоит отметить, что ее возглавляет бывший член «Нур Отана» Азат Перуашев.

Вторым по счету санкционированным государством соперником правящей партии является Народная партия Казахстана, которая возникла на основе бывшей коммунистической партии. В партсписке Народной партии Казахстана представлены 113 кандидатов, что очень много, и, что интересно, этот список кандидатов весьма разнообразен и представлен людьми из всех слоев общества. В 2016 году эта партия набрала 7,18% голосов или в общности семь мест.

Следующим зарегистрированным соперником «Нур Отану» является партия «Ауыл». В партийном списке 19 кандидатов; «Ауыл» позиционирует себя как партия трудолюбивых фермеров и сельских жителей. Одним из результатов деятельности этой партии представляется подписание за последние три месяца меморандума о взаимопонимании с различными профессиональными ассоциациями. Будет интересно наблюдать за работой этой партии, если она попадет в Мажилис.

Четвертая партия – партия «Адал». Это очень интересный случай, потому что «Адал» известен как бывшая партия «Бирлик», которая бездействовала на предыдущих выборах. Партия принимала участие в последних парламентских выборах и набрала всего 1% голосов. Близкий соратник Тимура Кулибаева Серик Султангали возглавляет партию, а сам партсписок представлен 20 кандидатами. Недавно один из кандидатов от партии «Адал» Эльдар Жумагазиев заявил, что главными соперниками на предстоящих выборах являются партии Ак Жол и Ауыл, при этом не упомянув «Нур Отан».

Резюмируя основные моменты, могу сказать, что предстоящие выборы в Казахстане можно назвать дозволенными режимом Назарбаева-Токаева по следующим причинам. Во-первых, в Казахстане в настоящее время разрешено проведение только санкционированных митингов, а к участию в выборах допускаются только санкционированные государством политические соперники «Нур Отану», и только санкционированные организации могут проводить опросы общественного мнения. Основная картина вырисовывается таким образом, что Нур-султан очень переживает по поводу предстоящих выборов из-за потрясений в соседних странах, а также из-за того, что после президентских выборов в прошлом году большинство казахстанцев вышли на протесты. Однако, на мой взгляд, в январе этого года мы не увидим большие протесты на улицах Казахстана, потому что ни одна политическая партия не пытается воспользоваться народным недовольством правительством или правящей партией, поэтому мы не столкнемся с тем развитием событий, которые мы могли наблюдать в Беларуси и Кыргызстане», – заключил Нурсеитов.

Во второй сессии журналист и политический активист из Алматы, Асем Жапишева, обсудила предстоящие выборы с точки зрения оппозиции, которая в них не участвует.

Асем Жапишева. Фото из личного архива

«Главный вопрос для казахстанской оппозиции на этих выборах заключается в том, как вывести людей на протесты, потому что перспективы, что реальные оппозиционные группы будут дозволены в парламент, никогда и не было. Прошло 15 лет с момента регистрации последней политической партии в Казахстане», – заявила Жапишева.

По словам журналистки, в настоящее время в Казахстане действуют три основные оппозиционные группы. Во-первых, это официальные оппозиционные группы, включая парти «Ак Жол», «Адал» (бывший «Бирлик») и Народную партию Казахстана. Жапишева добавила, что члены партии «Адал» отказались назвать своих спонсоров, но поскольку «Адал» и «Нур Отан» зарегистрированы по одному адресу, вопрос о финансировании снимается. Во-вторых, это Эль-Тирег, Уран и несколько других оппозиционных движений, которые отличаются от независимых организаций тем, что в своей деятельности уделяют большее внимание социальным реформам и экономическим проблемам, а не политическим вопросам. Третья и самая маленькая группа, которую Жапишева назвала «реальной оппозицией» и которая планирует протестовать в день выборов, состоит из Демократической партии Жанболата Мамая, Демократического выбора Казахстана Аблязова и других объединений.

«Демократический выбор Казахстана Аблязова, который казахстанские власти считают экстремистским, решил реализовать на этих выборах стратегию так называемого «умного голосования». Они призывают людей голосовать за любую другую партию, кроме «Нур Отана», но стратегия представляется нерабочей. Причина в том, что когда Мухтар Аблязов призвал своих последователей голосовать за Социал-демократическую партию, партия отказалась от участия в выборах, а когда он призвал голосовать за «Ак Жол», партия перестала функционировать в тот же день», – заявила Жапишева.

Оценивая возможность беспорядков в стране, Асем Жапишева заявила, что не ожидает массовых протестов после выборов по нескольким причинам. Во-первых, выборы назначены на 10 января, когда люди все еще празднуют Новый год с семьей дома и не хотят выходить на улицу в холодные зимние дни. Во-вторых, народ в Казахстане не особо заинтересован в предстоящих выборах, и оппозиция не сможет собрать больше 100-200 человек.

«Чтобы люди вышли на улицы и протестовали, должны быть какие-то триггеры, а в случае Казахстана их два, которые обычно работают. Первым триггером послужил уход Назарбаева в отставку прошлой весной. Вторым может стать экономическая составляющая, и даже если протесты произойдут, они будут связаны с деньгами, а не с политикой», – заявила Жапишева в заключение своего доклада.

С последним докладом выступил политолог Данияр Кусаинов, который оценил предстоящие выборы в контексте более широкой региональной картины и сравнил ситуацию в Казахстане с ситуациями в Беларуси и Кыргызстане.

Данияр Кусаинов. Фото из личного архива

Данияр Кусаинов начал свое выступление, отметив, что пока рано называть текущую политическую обстановку в Казахстане постназарбаевской эрой, поскольку Назарбаев по-прежнему обладает значительной властью и как минимум два человека с одинаковой фамилией являются главными участниками выборочной гонки.

«Что интересно в этих выборах, так это нервозность властей из-за политических волнений в постсоветских странах, таких как Беларусь и Кыргызстан. Очевидно, что Беларусь соседствует со странами ЕС, и влияние международных игроков в Беларуси гораздо больше, чем в Казахстане. Факт того, что Казахстан застрял между Россией и Китаем, не создает благоприятную обстановку внутри Казахстана для участия международных игроков во внутриполитической жизни страны. Казахстан от Беларуси также отличает отсутствие реальной оппозиции на предстоящих выборах. Совершенно очевидно, что Тихановская была символом оппозиции в Беларуси, и мы наблюдали солидарность оппозиционных сил, но у нас нет подобной ситуации в Казахстане. Во время последних президентских выборов роль опереточно-декоративной оппозиции сыграл Амиржан Косанов. Косанову даже удалось вывести на улицы протестующих, но вскоре он признал результаты выборов. Между тем независимые наблюдатели, которым удалось получить заключения избирательной комиссии, доказали, что Косанов выиграл в отдельных округах. Итак, в Казахстане не существует оппозиционной фигуры ни по личностным качествам, ни по партийным спискам.

Более того, погода также может повлиять на возможность проведения протестов. Погодные условия во время акций протеста в Беларуси и Кыргызстане были намного благоприятнее, чем будут для Казахстана. Маловероятно, что люди выйдут на улицу в эти холодные дни, а для властей это, очевидно, лучшее время для проведения выборов.

В случае Казахстана ограничены также возможности социологических и исследовательских институтов для проведения каких-либо экзит-поллов и повсеместных опросов населения по поводу предстоящих выборов. Результаты уже проведенных опросов вызывают сомнения, и более того, выступают благосклонными к Нур Отану, свидетельствуя о том, что за правящую партию готовы проголосовать 70% всех избирателей. Однако, по данным Центральноазиатского барометра, партию поддерживают пока только 30% избирателей. Сравнивая это со статистикой в 2017 году, когда за партию проголосовало 74% всех избирателей, отмечается потеря электората у данной партии.

Сравнивая Казахстан и Кыргызстан, нужно отметить, что политическая ситуация в этих двух странах сильно отличается. В Кыргызстане очень динамичное гражданское общество; столько же НПО, как и во всех странах Центральной Азии вместе взятых; а сама страна уже пережила две революции в 2010 и 2015 годах. Однако в Казахстане люди даже не представляют, что их действия или акции протеста могут привести к значительным изменениям в политической жизни страны. Более того, Кыргызстан в большей степени зависит от международной помощи, поэтому международные организации и западная нормативная сила имеют большее влияние на внутреннюю политику в Кыргызстане, и очевидно, что в Казахстане все иначе».

Заканчивая доклад, Данияр Кусаинов отметил, что рассчитывает увидеть очередные «скучные выборы», а единственное, за чем было бы интересно понаблюдать, так это длительность распределения власти.

За выступлениями спикеров последовала содержательная сессия вопросов и ответов, на которой участники смогли задать вопросы международным экспертам. Региональный директор IWPR по Центральной Азии, Абахон Султоназаров, выступил с небольшой заключительной речью, поблагодарив модератора мероприятия за содействие в дискуссии и экспертов за их доклады.

Смотрите полную видеозапись (на английском языке)  экспертной онлайн-встречи:

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: