© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Будущее Казахстана: мирный атом или энергия ветра и солнца?

Зачем Казахстану АЭС, если в стране разработана стратегия по развитию возобновляемых источников энергии, которые могут заменить угольные электростанции?


Подпишитесь на нашу страницу в Facebook!


«К 2030 году Казахстан столкнется с дефицитом электроэнергии», – комментировал президент Казахстана новость о возможном строительстве атомной электростанции в апреле этого года.

В действительности заявление это несколько обобщенное. Правы люди, утверждающие, что в Казахстане наблюдается профицит, то есть избыток, электроэнергии. Правы, но не до конца.

Энергетическая система Казахстана делится на зоны – Южную, Северную и Западную. И если в Северной и Западной энергозоне энергии слишком много, то в Южной – наоборот, электроэнергия действительно в дефиците.

Из документа “Прогнозный баланс электрической энергии Единой энергетической системы РК в период 2019-2025 годы”.

Дефицит Южной энергозоны покрывается за счет передачи электроэнергии с севера, однако это приводит к высоким потерям и снижает общую надежность работы системы. Как видно из таблицы, по прогнозу Минэнерго дефицит электроэнергии на юге будет с каждым годом только увеличиваться.

3 апреля 2019 года президент России Владимир Путин предложил президенту Казахстана Касыму-Жомарту Токаеву рассмотреть возможность строительства АЭС по российским технологиям. Уже на следующий день заместитель министра энергетики РК Магзум Мирзагалиев заявил, что АЭС, если решение будет принято, будут строить в поселке Улкен Алматинской области.

«Только после тщательного изучения возможностей и потенциала всех предлагаемых проектов будут определены наиболее оптимальные и приемлемые для Казахстана технологии для производства электрической энергии. Но в случае выбора АЭС для покрытия дефицита мощностей в строгом соответствии с законодательством Республики Казахстан решение по строительству АЭС будет приниматься Правительством РК после проведения общественных слушаний и согласования с местными исполнительными органами, на территории которых может быть запланировано строительство АЭС, а также с учетом потребностей в них для решения хозяйственных задач страны, наличия необходимых условий и отсутствия угрозы безопасности. Таким образом призываем воздержаться от скоропостижных выводов и мнений. На сегодня никаких оснований для беспокойства нет», – подчеркнули тогда в министерстве (цитата по tengrinews.kz).

Обещаниям население не поверило: социальные сети взорвались критикой самой возможности строительства атомной электростанции в Казахстане.

Это было не первым планированием строительства АЭС – к этому решению вплотную подходили и в 1990-х, 2000-х, и 2010-х годах. В 2013 году Казахстан едва не подписал соглашение с Россией, но дальше дело не пошло.

В настоящее время никаких новых подробностей о строительстве АЭС нет. Между тем информация о дефиците электроэнергии в Казахстане, о котором говорил Токаев, все еще витает в воздухе.

Обратимся к энергии солнца?

Порывы казахстанской власти в сторону АЭС понятны: у страны огромный запас урана, а Россия предлагает странам льготный кредит с финансированием 90% стоимости работ под 3% годовых. Турции российское правительство и вовсе выдало беспроцентный кредит (впрочем, там и условия совершенно другие).

Развитие возобновляемых источников энергии (ВИЭ) связано прежде всего с экологической и климатической повесткой. Переход с угля на атомную или возобновляемую энергию позволяет снизить не только уровень воздействия на окружающую среду, но и выбросы парниковых газов.

Но когда речь идет об энергии солнца или ветра, то эксперты в первую очередь отмечают случайный и непостоянный характер выработки электроэнергии. Член координационного совета по развитию ВИЭ министерства энергетики Казахстана Олег Архипкин отмечает, что это может создать серьезные проблемы для стабильности работы энергосистемы.

«Мы же не можем отключать потребителей, если погодные условия не сложились, например, пасмурно или нет ветра. Технологии аккумулирования электроэнергии недостаточны для полноценного использования в масштабе крупных энергосистем. Следовательно, использование ветровых и солнечных электростанций имеет определенные технические ограничения», – говорит Архипкин.

Внедрение в Казахстане передового механизма аукционов на проекты размещение ВИЭ существенно снизило стоимость электроэнергии солнечных и ветровых станций. Однако она все еще остается значительно выше тарифов традиционных электростанций Казахстана.

Помимо переменного характера выработки электроэнергии, ветровые и особенно солнечные станции характеризуются низкими показателями выработки электроэнергии, отмечает эксперт.

«Если для традиционных станций КИУМ (коэффициент использования установленной мощности – прим. авт.) при наличии спроса на электроэнергию 70-90%, то для ветровых 35%, а для солнечных 18-25%. В итоге 1 МВт солнечной станции выдаёт электроэнергии в 3-4 раза меньше, чем 1 МВт угольной, газовой или гидроэлектростанции», – говорит Олег Архипкин.

Он отмечает, что ветровые электростанции немного лучше, но всё же гораздо выработка энергии ниже традиционных электростанций. Поэтому из-за низких показателей солнечная и ветровая электроэнергия получается дорогой.

Сейчас электроэнергию у ВИЭ обязаны покупать традиционные электростанции, на которые и ложится вся финансовая поддержка солнечных и ветроэлектростанций. Работник ТЭЦ, который пожелал остаться анонимным, говорит, что в Министерство энергетики постоянно пишутся письма с просьбой отменить такую меру.

По данным ассоциации Kazenergy, в настоящее время доля затрат традиционных электростанций на покупку электроэнергии ВИЭ не превышает 2-4,5% в общей структуре затрат. Однако к 2021 году, когда выработка электроэнергии заметно вырастет, затраты электростанций на покупку электроэнергии ВИЭ уже будут составлять 15-30% от общих затрат.

Но вместе с тем возобновляемые источники энергии – это та технология, в развитие которой сейчас вкладываются множество стран с развитой экономикой. Поэтому эксперты прогнозируют заметное снижение стоимости возобновляемой энергии, а также решение важной проблемы – невозможность хранения полученной энергии.

Photo: CABAR.asia

На сегодня количество станций ВИЭ в Казахстане по-прежнему очень мало. Их доля в общем объеме производства электроэнергии – 1,3%. Этого недостаточно, а строить много и покрыть расходы без разорения угольных станций экономика Казахстана позволить себе не может. Именно поэтому государство говорит о строительстве других источников энергии.

Один из таких вариантов – АЭС. Противоречивый и по вполне понятным причинам не любимый многими. Но и у него есть достаточно сторонников.

Мирный атом

Строительство атомной электростанции – не самый выгодный проект для краткосрочных инвестиций. Окупаемость наступает только после 20 лет, но за счёт длительного срока эксплуатации АЭС в итоге приносят большую экономическую выгоду, отмечает Олег Архипкин. Кроме того АЭС в отличие от ВИЭ выдают постоянную мощность электроэнергии при более низких тарифах. 

Эксперт подсчитал примерную стоимость электроэнергии, выработанной на новых АЭС, исходя из российского типового проекта атомной электростанции с реактором ВВЭР 1200, аналог которого может быть построен в Казахстане. 

Такой проект реализован на Нововоронежской АЭС-2, первый блок которой запущен 2017 году. Для расчетов необходимо учитывать, что в России цена для конечного потребителя формируется из двух частей:

  1. Оплата за услуги поставки мощности. Стабильность возврата инвестиций обеспечивается в РФ за счет механизма двухсторонних договоров на мощность, в рамках которых 1 МВт мощности покупается за 3 млн. рублей (47,13 тыс. долларов) в месяц или  около 4,16 рублей (0,065 долларов США) за кВт*ч.
  2. Цена электроэнергии. В рамках поставки электроэнергии один кВт*ч продается по цене 1,37 рублей (0,022 доллара США).

Таким образом, в итоге стоимость электроэнергии Воронежской АЭС-2 составляет 5,53 руб (0,087 долларов США) за 1 кВт*ч.

При этом тариф на поддержку ВИЭ в Казахстане 31,68 тенге (0,081 доллар США) за 1 кВт*ч. Из чего можно сделать вывод, что в Казахстане электроэнергия современных АЭС окажется дороже, чем электроэнергия возобновляемых источников энергии.

«Однако после окупаемости инвестиций АЭС цена на мощность будет определяться исходя из рыночной стоимости, и тариф составит в ценах 2018 года уже не более 1,57 руб. (0,025 долларов США) за 1 кВт*ч. В итоге средняя за период эксплуатации АЭС (более 60 лет) цена электроэнергии будет около 19,3 тенге (0,049 долларов США) за 1 кВт*ч (в ценах 2019 г). А это ниже стоимости электроэнергии ВИЭ даже с учетом прогнозируемого снижения тарифов ветровых и солнечных электростанций», – говорит Архипкин.

А если взорвется?

Вероятность радиационной аварии – основной фактор, из-за которого человечество против АЭС. Казахстанский эколог Дмитрий Калмыков, не раз выступавший против строительства АЭС, говорит, что несмотря на то, что атомные станции намного чище угольных, одна только опасность взрыва перечеркивает все плюсы.

«Атомная энергетика безопасна до тех пор, пока атомный реактор не взорвался. Пока все хорошо – она чище угольной в миллион раз, но когда вдруг внезапно все плохо, то она становится в миллион раз грязнее. И поэтому наше простое мнение – лучше использовать более безопасные технологии. Может быть они не такие красивые и технологичные, но они не могут вычеркнуть целый регион из жизни на 40-100 лет», – говорит эколог.

Атомная энергетика безопасна до тех пор, пока атомный реактор не взорвался. 

Вместе с тем, нельзя не учитывать развитие «зеленой энергии». По мнению специалистов из MIT, через шесть лет, если будут разработаны энергохранилища, ветровые и солнечные электростанции смогут стать такими же выгодными, как АЭС или ТЭС.

Олег Архипкин, в свою очередь, считает, что опасения по поводу АЭС несколько преувеличены.

«Вероятность почти любого события не нулевая, но современные реакторы уже настолько безопасны, что при отключении контура охлаждения они охлаждаться будут сами, за счет действия пассивных систем», – говорит специалист.

Однако эксперт Greenpeace (Россия) по вопросам радиационной безопасности Рашид Алимов говорит, что АЭС неприемлема ни в коем случае, а утверждения энергетиков о чистоте АЭС – неправда.

«Даже при нормальной безаварийной работе АЭС выбрасывают некоторое количество радионуклидов в атмосферу. Существуют исследования показывающие, что вблизи атомных станций возрастает риск лейкемии у детей. Долгосрочный риск связан с необходимостью длительного (сопоставимого с историей человеческой цивилизации) хранения радиоактивных отходов. В настоящее время отработавшее ядерное топливо АЭС хранится в основном на станциях. Небольшие аварии (остановки реакторов и т.п.) происходят на атомных станциях постоянно», – говорит Алимов.

Хранение ядерных отходов, кстати, тема отдельная. Эколог Дмитрий Калмыков отмечает, что вопрос этот неоднозначный. Потому что атомные электростанции содержат свои отходы в безупречном порядке – охрана, надзор, соблюдение стандартов.

В атомной энергетике отходы измеряются тысячами тонн на страну, а в угольной – сотнями миллионов тонн на страну. 

«В отличие от них угольные электростанции просто выбрасывают отходы на улицу. А они тоже опасны – токсичны. И в отличие от атомных, угольные их не содержат, не перерабатывают. В атомной энергетике отходы измеряются тысячами тонн на страну, а в угольной – сотнями миллионов тонн на страну. То есть на самом деле влияние угольных электростанций на окружающую среду выше. До тех пор, пока атомная электростанция не взорвалась», – говорит Калмыков.

Он отмечает, что простые ответы невозможны на такие вопросы, поэтому должно быть общенациональное обсуждение и прозрачный процесс дискуссии.

Что и почему выбирает мир

Лидеры по использованию атомной энергии – это США, Франция, Япония и Россия. Больше всего энергоблоков строят Китай, Россия и Индия.

В целом, атомная энергетика сбавила обороты после аварии на АЭС Фукусима-Даичи в Японии, но некоторые эксперты предрекают ей большое будущее. К примеру, строительство реактора четвертого поколения позволит снизить уровень опасных отходов (и удешевить электроэнергию), а также работу над замыканием ядерного топливного цикла. Это в десятки раз увеличит эффективность использования урана.

Между тем подобные перспективы большинство государств не убеждают. От ядерной энергии отказывается все больше стран.

Так, во Франции приняли закон, который приведет к резкому сокращению количества электроэнергии, вырабатываемой атомными электростанциями. В интервью DW Марк Бюсьера (Marc Bussieras), возглавляющий в крупнейшей французской государственной электрогенерирующей компании Électricité de France (EdF) отдел стратегических исследований, заявил, что «сегодня во Франции установка мощностей по использованию возобновляемых источников энергии представляет интерес из экономических соображений».

К постепенному отказу от атомной энергии пришли в Германии, Испании, Тайване, Швейцарии, Бельгии, Швеции и Австрии. Энергетические стратегии этих стран строятся на основе перехода на возобновляемые источники энергии. В США об этих планах объявили некоторые штаты.

А в Испании не все эксперты отнеслись к новости с восторгом, в их числе советник крупной испанской энергокомпании Endesa Хосе Богас. Они говорят о дороговизне ВИЭ и просят продлить сроки эксплуатации АЭС.

В какой пул стран войдет Казахстан – пока непонятно. Ясно лишь, что проблему возрастающего дефицита энергии на юге страны необходимо решать за счет экологически чистой генерации, способной обеспечить потребности региона на долгие годы вперед.


Данный материал подготовлен в рамках проекта IWPR «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: