Радио бюро / Кыргызстан

Ош: проблема — суицид женщин

16.03.2017

В Ошской области за последние четыре года более 200 женщин пытались совершить суицид. Из них 131 обратилась в больницу, а на судмедэкспертизу были отправлены тела 11 женщин. Но до сих пор ни одно лицо не было осуждено по статье «доведение до самоубийства».

По словам правозащитников, это связано с тем, что родные многих жертв суицида не обращаются в судебные органы, они не верят в справедливость решений судов.

 «…Мама, будьте довольны мной, много не вспоминайте меня, а то заболеете. Я не хочу жить, простите меня. Я была хорошей невесткой, но свёкр стал причиной того, что мне не хочется жить. Я не смогла забыть те события, бог есть…”

Это письмо 20-летней девушки, которая в прошлом году покончила с собой после сексуального насилия со стороны свёкра. Трагедия произошла в Ноокатском районе Ошской области. Не прошло и трех месяцев, как девушка стала невесткой в доме, и ее свёкр стал приставать к ней. Это стало известно среди родни девушки и ее мужа, но было решено скрыть этот инцидент от общественности, а свёкр пообещал, что такого больше не повторится. Но через некоторое время, запугав невестку тем, что распространит о ней слухи, изнасиловал ее. Только после смерти девушки эта резонансная история вызвала большое обсуждение среди общественности.

Таких примеров семейного насилия, когда жертвы лишают себя жизни, в Ошской области насчитываются сотнями. Данные милиции и правозащитников не отражают реальности, потому что многие родственники жертв предпочитают не «выносить сор из избы” и всеми силами скрывают правду. 

По данным Управления внутренних дел города Оша, средний возраст женщин, совершающих суицид, составляет 30-35 лет. Те же, кто пытался, но не смог совершить суицид и попал в больницу, не хотят открыто говорить почему пошли на этот шаг: “Я упала и напоролась на нож”, “случайно получилось”, “отравилась старой пищей” – таковы отговорки женщин. Так, если в 2015 году в Ошской области и городе около 300 женщин якобы отравились, то за 6 месяцев 2016 года зафиксировано уже 360 таких фактов.

Другое последствие семейного насилия — совершение преступления женщин в отношении своих мучителей. По словам пресс-секретаря УВД города Оша Замира Сыдыкова, многие женщины, устав от семейного насилия, в ходе самозащиты или намерено убивают своих мучителей

«В прошлом году две девушки убили своих мужей. После расспросов выяснилось, что многие годы они подвергались побоям, мужья не приносили продукты домой, не присматривали за детьми, пьянствовали. В итоге все эти проблемы накопившись годами, вылились в то, что они просто зарезали своих мужей», — сказал он. 

Кыргызстан подписался под рядом международных нормативно-правовых документов по сохранению гендерного равенства, и, таким образом, государство взяло на себя определенные обязательства. Кроме того, был принят ряд законов по профилактике насилия в семье. Есть и гендерная стратегия до 2020 года. Ее должны реализовывать местные органы власти и управления социальной защиты. Но у этих органов нет даже регистрационной книги обращений жертв насилия. Как сообщила сотрудница социального управления Асель Касымова, как у них, так и у городской мэрии нет такой книги, потому что нет необходимости.

«Нет, у нас нет такого журнала, потому что с 2014 по 2016 годы никто не обращался к нам по фактам насилия. Поэтому и не было необходимости открывать такой журнал регистрации», — сказала она. 

Тогда возникает резонный вопрос, куда уходят деньги с местных бюджетов, которые выделяются специально для профилактики семейного насилия. Журналист местного телеканала Гүлжан Алтымышбаева провела журналистское расследование на эту тему, и она раскритиковала госорганы, ответственные за решение проблем женщин.

«Эта проблема усугубляется тем, что госорганы борются с последствиями семейного насилия, вместо того, чтобы принимать превентивные меры. Да и постфактум они толком не работают, всех обращающихся к ним с такими жалобами, как «меня избивает муж, ругает свекровь, на меня оказывают давление», они отсылают к НПО. Это относится к той же мэрии, отделам по соцзащите, общественным центрам профилактики, — рассказывает Алтымышбаева. —  Хотя 1 процент местного бюджета должен направляться на профилактику семейного насилия. Но госорганы получают финансирование,  ничего не делая, отсылают жертв НПО. Нет контроля над расходованием бюджетных средств. Им проще говорить, что «им не нужны плохие показатели, что нет жертв насилия и все живут счастливо». Конечно, они не говорят это в микрофон, но за камерой они в этом признаются».

Пострадавшие от семейного насилия просто «отфутболивают» в различные кризисные центры. Госорганы нередко пишут специальное письмо в Ошский кризисный центр «Ак журок» с просьбой помочь жертвам насилия. По словам руководителя центра Дарики Асылбековой, проблемы семейного насилия госорганы полностью повесили на НПОшников.

«К нам приходят такие женщины, которые практически потеряли сами себя. В такие моменты они даже не понимают, что такое психологическая поддержка. Если бы женщины до того, как совершали суициды, обращались к нам, мы бы предприняли все попытки сохранить им жизнь. Нам удалось сохранить жизни 27 женщинам, так как придя к нам они говорили, что хотят умереть прямо тут», — полагает правозащитница.  

Аудиопрограмма вышла в эфир на национальных радиостанциях Кыргызстана на русском и кыргызскском языках в рамках двух проектов IWPR: «Формирование практики журналистских расследований для продвижения демократических реформ: налаживание взаимодействия между представителями правозащитных организаций, государственных институтов и СМИ», финансируемого Европейским Союзом и «Усиление потенциала и налаживание мостов между народами Центральной Азии»,осуществляемого при финансовой помощи Министерства иностранных дел Норвегии. IWPR несет полную ответственность за содержание программы, которая ни в коей мере не может быть принята как точка зрения Европейского Союза и Министерства иностранных дел Норвегии.

Последнее

Популярное