Интервью

Жанар Тулиндинова: Реформа преследовала цель снизить остроту критики по поводу чрезмерной концентрации полномочий в президентской вертикали

10.03.2017

«Контекстом для конституционной реформы, на мой взгляд, стала общественная дискуссия о необходимости подготовки к транзиту власти. Сигналом к этому послужила кончина узбекского президента Ислама Каримова, после которой Н.Назарбаев остался единственным постсоветским лидером – представителем советской номенклатуры», — редактор центрально-азиатского направления Пресс-клуба «Содружество», специально для CABAR.asia, делится своим видением по поводу конституционной реформы в Казахстане.

CABAR.asia: 6 марта Мажилис Республики Казахстан принял поправки в главный закон страны во втором чтении. Представленный главой государства законопроект предусматривает 26 поправок в 19 статей Конституции. На Ваш взгляд, Жанар, почему именно в 2017 году возникла необходимость принятия поправок, в чем были предпосылки и условия текущей ситуации?

Жанар Тулиндинова: О необходимости проведения конституционной реформы, которая позволила бы усилить полномочия парламента, говорится вот уже на протяжении нескольких лет.

В частности, остро стоит вопрос об исполнении парламентом законодательных функций. К примеру, по итогам второй сессии Мажилиса VI созыва из 39 законов только два были внесены депутатами, 36 правительством и один президентом.

Очевидно, что когда правительство, вернее, каждое министерство пишет законы под себя, они отражают узковедомственные интересы, а не интересы общества. Эту ситуацию очень точно охарактеризовал генеральный прокурор Жакип Асанов, заявивший, что «пока каждый контролирующий орган, включая правоохранительный, будут писать сами свои законы, порядка никогда не будет».

В связи с этим звучали предложения наделить парламент монополией на осуществление законодательной функции. Однако, по результатам реформы от законодательных полномочий был отстранен только президент. Нормы, предусматривающие возможность издания им законов и указов, имеющих силу закона, а также делегирования ему законодательных полномочий сроком на год были исключены из Конституции.

Контекстом для конституционной реформы, на мой взгляд, стала общественная дискуссия о необходимости подготовки к транзиту власти. Сигналом к этому послужила кончина узбекского президента Ислама Каримова, после которой Назарбаев остался единственным постсоветским лидером – представителем советской номенклатуры.

Подготовка к транзиту включает в себя создание системы сдержек и противовесов, баланса между различными ветвями власти. Слабым звеном на сегодняшнем этапе выглядит парламент, роль которого фактически свелась к «нотариальному заверению» законов, издаваемых правительством.

Именно поэтому в центре обсуждения оказалось усиление полномочий парламента. Однако, в итоговом документе полномочия парламента выглядят укрепившимися только в той части консультаций премьер-министра с Мажилисом относительно состава правительства. Надеюсь, эта норма, действительно, будет рабочей.

Почему не происходит реального укрепления парламента? Возможно, потому что нашим казахстанским аналогом «системы сдержек и противовесов» являются не сильные институты, а неформальные группы влияния в элите. Для того, чтобы они осознали, что легитимные институты лучше и надежнее, чем кулуарные договоренности, должны произойти кардинальные изменения в правовом сознании элиты. Спусковым крючком для этого мог бы послужить кризис системы, однако пока президент является арбитром во всех внутриэлитных конфликтах, острого кризиса не возникает.

CABAR.asia: Согласна с Вами, что парламент является слабым звеном в политической системе Казахстана. Тем не менее, Жанар, на Ваш взгляд, были ли в ходе обсуждения учтены и услышаны мнения и запросы граждан Казахстана? 

Жанар Тулиндинова: Были ли учтены при принятии закона об изменениях в Конституцию мнения граждан? Об этом сложно судить, потому что окончательный текст закона еще не опубликован в печати. К тому же Рабочая группа по перераспределению полномочий между ветвями власти так и не сообщила, какие именно поправки, предложенные гражданами, попали в окончательный текст закона.

Среди норм, которых не было изначально, можно назвать закрепление статуса действующего президента в качестве основателя независимого Казахстана, признание неконституционными действий, нарушающих межконфессиональное согласие, наделение Сената правом избирать омбудсмена, требование к кандидату в президенты иметь высшее образование, лишение гражданства за причинение тяжкого вреда жизненно важным интересам Республики Казахстан, установление особого правового статуса на территории г. Астана и др.

Вполне возможно, что эти нормы были разработаны на основе предложений граждан. Граждане ведь тоже бывают разные – одних заботят в Конституции декоративные элементы, других – реальные возможности общества влиять на власть.

CABAR.asia: По моим наблюдениям в медийной сфере очень активно муссировался тренд на ограничение власти Президента РК. Действительно ли теперь некоторые полномочия будут урезаны либо это скорее показательная пиар-кампания для широких слоев населения?

Жанар Тулиндинова: Некоторые ограничения полномочий президента, действительно, произошли. К примеру, в части утверждения Государственных программ, отмены и приостановления действия актов правительства и, как я выше упоминала, отказа от законодательных полномочий.

Однако ключевых механизмов политического влияния президента изменений не коснулись. Вероятно, реформа была направлена, прежде всего, на медийный эффект и преследовала цель снизить остроту критики по поводу чрезмерной концентрации полномочий в президентской вертикали.

CABAR.asia: Казахстан, на мой взгляд, озадачен модернизационными процессами, в контексте этого, можно ли как-то соотнести понятия модернизация Казахстана и новые принятые поправки?

Жанар Тулиндинова: К таким поправкам можно отнести возможность установления особого правового статуса на территории г. Астаны. Если проект Международного финансового центра «Астана» удастся успешно реализовать, Казахстан станет частью международного рынка финансовых услуг – это шаг к модернизации экономики.

CABAR.asia:  О наболевшем для граждан страны: почувствуют ли простые казахстанцы какие-то изменения от принятых поправок в Конституцию РК?

Жанар Тулиндинова: Сегодня казахстанцы страдают от непродуманных законов, разработанных госорганами единственно для своего удобства и принятых парламентом без какого-либо критического анализа. Увы, принятые поправки в Конституцию ничего в этой сфере не изменят. Поэтому, боюсь, бенефициарами конституционной реформы простым казахстанцам стать не удастся.

Интервью подготовила редактор CABAR.asia Наргиза Мураталиева

Последнее

Популярное