Интервью

Зайнаб Мухаммад-Дост: Узбекистан превратится из жесткого полицейского государства в более смягченный авторитарный вариант

08.11.2017

«Новые усилия властей Узбекистана, в первую очередь, направлены на внешнюю аудиторию с тем, чтобы привлечь инвестиции в страну. Также в Ташкенте понимают, что объединённый регион, в котором проживает около 70 миллионов человек представляет более ценную площадку для бизнеса, нежели активность лишь в одной из его стран», — отмечает эксперт Зайнаб Мухаммад-Дост (Великобритания, Лондон) в интервью, специально для CABAR.asia.  

CABAR.asia: Политическая власть Узбекистана стремится модернизировать экономическую сферу и правовую систему для привлечения иностранного капитала. Темпы политических и экономических реформ в Узбекистане внушают оптимизм. Насколько успешно они проходят, и удастся ли Ташкенту стать центром притяжений иностранных инвестиций?

Зайнаб Мухаммад-Дост: Новая власть в Узбекистане пытается проводить умеренную модернизацию в стране, отлично понимая важность иностранного капитала для будущего развития. На данный момент мы можем отметить такие реальные достижения как введение валютной конвертации 5 сентября 2017 года, послабления для ведения бизнеса, решение насущных проблем жителей через виртуальные приёмные властей, создание семи свободных экономических зон и поэтапный отказ от принудительного сбора хлопка. Кроме этого были приняты законодательные акты, направленные на проведение налоговой реформы, укрепления независимости судебной власти, принятие законов и мер для противодействия коррупции и закон o реформе системы государственного управления.

Все эти меры направлены для повышения привлекательности Узбекистана для иностранных инвесторов и коррекции имиджа страны, который был не самым оптимальным в предыдущие годы.

«Новый глава государства не разрушает сложившуюся систему экономики полностью, а корректирует проблемы поэтапно».

Так, были допущены послабления частному бизнесу. Если ранее экспортеры продукции были обязаны конвертировать 50% экспортной валютной выручки по сильно заниженному курсу, установленному Центробанком, в прошлом году доля обязательной продажи валютной выручки юридических лиц была снижена до 25%. Сентябрьская валютнaя реформа также сняла ограничения по объему покупки валюты для резидентов и предпринимателей Узбекистана для оплаты импортныx товарoв и услуг, выплате кредитов (хотя свободное приобретение наличной иностранной валюты пока ещё ограничено).  Узбекистан также озвучил своё намерение отказаться от принудительного сбора хлопка. В конце декабря 2016 года ЕС позитивно оценил шаги Ташкента, предпринятые для отмены привлечения детского труда при сборе хлопка. В августе 2017 года в стране было объявлено о недопустимости принуждения бюджетных работников к уборке хлопка, но указ не был исполнен в полной мере. Тем не менее, власть обещает перейти на машинный метод собирания ценного сельскохозяйственной культуры к 2020 году.

B недавно опубликованном докладе Всемирного Банка «Ведение бизнеса 2018»  Узбекистан поднялся с 87 на 74 место. Были отмечены позитивные сдвиги в Узбекистане по следующим пяти направлениям в рамках рейтинга: регистрация бизнеса, получение разрешений на строительство, защита миноритарных инвесторов, налогообложение, а также подключение к системе электроснабжения. В июле 2017 года в Узбекистан занял 80-е место среди 193 государств, в «Обзоре ООН по уровню развития электронного правительства», улучшивших функционирование электронного правительства. После десяти лет отсутствия ЕБРР вновь в Узбекистане и прорабатывает совместные проекты на общую сумму около $ 1,5 млрд.

Говорить о полномасштабных инвестициях пока рано, поскольку речь идёт о планах, рамочных соглашениях и предпринимаемых мерах. На деле многие инвесторы находятся в выжидательной позиции, предвкушая реальные подтверждения того, что они смогут извлекать прибыль в стране. Возможно, всё станет явным после оценки результатов валютной и налоговой реформы. Тогда крупный бизнес сможет оценить риски вложения в Узбекистан. Кроме этого нужна будет пара смельчаков, которая войдёт в страну, невзирая на промахи, допущенные в прошлом, и тем самым продемонстрирует, что решение оправданно. Нелишним для Ташкента  может быть разговор со службами бизнес-аналитиков, которые могут целенаправленно распространять информацию о предстоящих аукционах, тендерах и привлечении инвесторов в конкретные компании и предприятия.

CABAR.asia: Human Rights Watch недавно опубликовали выводы первого за семь лет исследования ситуации в сфере прав человека, сделанного непосредственно внутри Узбекистана. Организация отметила позитивные шаги по улучшению ситуации с правами человека в течение первого года президентства Шавката Мирзиёева. Продолжится ли данная позитивная тенденция? Есть ли сдвиги в сфере свободы слова и развития СМИ? 

Зайнаб Мухаммад-Дост: В Узбекистане, несомненно, есть сдвиги в улучшении ситуации в сфере свободы слова и развития СМИ. Это одна из сфер, где можно говорить об ощутимых результатах. Прославившиеся своей беззубостью масс-медиа Узбекистана сегодня отличаются тем, что говорят о проблемах гораздо чаще и смелее, чем раньше. Появились политические ток-шоу и критические статьи в газетах и в интернете. Особенно заметна и активность пользователей узбекистанского сегмента Фейсбука, которые уже не так боятся критиковать решения властей.  Тем не менее, не стоит тешить себя иллюзиями — нужно помнить об узбекской политкорректности и не ожидать слишком многого. В Узбекистане можно говорить лишь о некоторых насущных вопросах и проблемах. Скорее всего, эта тенденция сохранится.

С правами человека в Узбекистане дело немного сложнее, но и здесь есть некоторые улучшения. Среди плюсов можно отметить:

—   освобождение как минимум 16-ти политических узников;

— сокращение лиц «черного списка» с 17 тысяч до 1352,включающего верующих мусульман, находившихся под постоянным наблюдением правоохранительных органов;

— провозглашение 2017 — годом диалога с народом и декларированием подотчётности властей народу (подкреплённое действиями виртуальных приёмных);

— отмена выездных виз для узбекских граждан с января 2019 года (взамен их будут введены загранпаспорта).

Международные представители по правам человека долгое время были персонами нон-грата в Узбекистане. В этом году в Ташкенте принимали Верховного комиссара ООН по правам человека Зейд Раад аль Хусейна, а также Специального докладчика ООН по вопросу о свободе религии Ахмеда Шахида. Власти Узбекистана  отметили готовность рассмотреть вопрос  открытия  офиса постоянного представителя Верховного комиссара ООН по правам человека в Ташкенте.

Эти шаги сигнализируют готовность властей обсуждать наболевшие вопросы, но они ещё не означают структурные изменения. В Узбекистане сила институтов слаба, и многое подотчётно лишь исполнительной и карательной власти. Независимость судей всё ещё под вопросом. Хоть и принятые меры внушают оптимизм, дальнейшую оценку можно будет давать по ходу развития событий.

«Скорее всего власти не будyт баловать народ излишними свободами, но в дальнейшем предвидится превращение Узбекистана из жёсткого полицейского государства в более смягчённый авторитарный вариант наподобие КНР».

CABAR.asia: Внешняя политика Узбекистана становится проактивной. Как это может отразиться на раскладе сил в Центральной Азии? Способен ли Узбекистан примерить на себя роль лидера региональной интеграции? 

Зайнаб Мухаммад-Дост: Сегодня диалог Узбекистана с соседями весьма активен и отношения стратегического партнерства достигнуты практически со всеми. На сегодня можно позитивно отметить решение спорных вопросов, демаркации границ, рост товарообмена и даже реинтеграцию энергетических секторов региона. По мере того, как будут расти трансграничная торговля и контракты, Узбекистан вполне может озвучить свои региональные инициативы и даже перенять эстафету казахов в лидировании процессов региональной интеграции. К этому его обязывает его местоположение, народонаселение и экономический потенциал. Новые усилия властей Узбекистана, в первую очередь, направлены на внешнюю аудиторию с тем, чтобы привлечь инвестиции в страну. Также в Ташкенте понимают, что объединённый регион, в котором проживает около 70 миллионов человек представляет более ценную площадку для бизнеса, нежели активность лишь в одной из его стран. Вполне вероятно, что тесное региональное сотрудничество будет проводиться по мере либерализации экономики Узбекистана.

Как и раньше, многое будет зависеть от того, как сложатся отношения новых лидеров Центральной Азии. Ранее обычные люди страдали от решений, принятых на почве межличностных конфликтов их лидеров. Здесь возраст и проактивная, но осторожная политика нового президента Узбекистана может помочь избежать дух соперничества. В своем выступлении в ООН в Нью-Йорке президент Ш.Мирзиёев  обозначил процветающую Центральную Азию главной целью, отметив готовность к разумным компромиссам со странами Центральной Азии по всем вопросам без исключения. Министр иностранных дел Узбекистана Абдулазиз Камилов заявил следующее: «Мы не стремимся играть какую-либо особую, ведущую или ключевую роль в регионе», — добавил он. «Для нас в регионе нет большой или маленькой страны, нет старшего или младшего брата». Эти обращения, да и в общем,  характер встреч дает сигнал соседям, что Узбекистан не стремится к  доминированию, а заинтересован во всеобщем развитии региона. Это пригодится Узбекистану в будущем, если его правительство начнёт выводить тему региональной интеграции на новый уровень.

CABAR.asia:Учитывая активные шаги власти, можно ли утверждать, что Ташкент стремиться провести ребрендинг Узбекистана и выйти на новый уровень по выстраиванию имиджа страны на мировой арене? Как теракт в Нью-Йорке может повлиять на имидж государства?

Зайнаб Мухаммад-Дост: Совершенно верно. Все меры начатые Ташкентом нацелены на перезагрузку сложившегося имиджа страны. Никто не ожидает, что это будет легко ввиду серии коррупционных скандалов и запятнанной репутации в сфере прав человека, однако начатые реформы Ташкента и та работа, которая была достигнута за год пребывания у власти нового руководства начала постепенно влиять на видение Узбекистана в мире.

Выступление на Генеральной Ассамблее ООН было хорошей PR возможностью для Узбекистана. Правозащитная организация HRW, отмечает что, президент Ш.Мирзиёев, похоже, решил перейти от наследия И.Каримова, поставив цель построения «демократического государства и справедливого общества», где «интересы человека стоят на первом месте». Можно также отметить выступления узбекистанских чиновников, которые активно вовлечены в новую кампанию не боясь публичности. Например, в конце сентября заместитель председателя Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан Садык Сафаев отметил о просчётах в региональной политике Узбекистана.  Также в сентябре на встрече с представителями бизнес-кругов посол Узбекистана в Великобритании Алишер Шайхов выразил свои сожаления по факту определённых британских инвесторов, которые понесли убытки в Узбекистане.  Кроме этого, он добавил, что власти в Ташкенте критикуют свои проблемы чаще, чем иные правозащитные организации или международные наблюдатели.  Последнее — довольно-таки беспрецедентно и означает готовность властей признавать прежние ошибки.

В целом, появилось много сдержанных, но в общем позитивных оценок действий новых властей в зарубежных СМИ включая Forbes, The Guardian.  Это весьма неплохо для начального этапа ребрендинга,  хотя и тут не обходится без осечек. Из самого Узбекистана порой поступают противоречивые новости о задержаниях журналистов, неправомерных действиях и несправедливых судах. Для нейтрализации негатива властям нужно решать внутренние проблемы, продолжать проведение активных реформ и эффективно сообщать как о достижениях, так и о проблемах.

К большому сожалению, в прошлый вторник выходец из Узбекистана совершил теракт в Нью-Йорке в день празднования американского праздника Хэллоуин. В связи с этим некоторые американские медиа даже заявили об Узбекистане, как об очаге терроризма. Иные, включая серьёзные издания как Foreign Affairs, отметили об упрощённости таких выводов. Данный акт вызвал бурную реакцию и среди самих узбекистанцев, которые осудили действия злоумышленника. Теракт несомненно является вызовом для построeния хорошего имиджа государства, так как обращает внимание на многие болевые точки в недавней истории страны. Можно лишь отметить, что реакция Узбекистана была довольно-таки быстрой. В дополнение к предложению Ташкента помочь с расследованием (что тоже было замечено СМИ включая Financial Times), посольство Узбекистана в США опубликовало информацию о биографии подозреваемого, подчёркивая, что он не был радикалом во время пребывания в Узбекистане. Хотелось бы надеяться на отсутствие подобных преступлений от выходцев из Узбекистана в будущем, однако правительству, скорее всего, придётся быть готовыми к защите репутации в кризисных ситуациях.

CABAR.asia: Зайнаб, какие риски и вызовы Вы бы выделили на пути дальнейшего развития Узбекистана? Как продвигается работа в деле противодействия радикализации?

Зайнаб Мухаммад-Дост: Население Узбекистана молодое, средний возраст здесь 27 лет, что вкупе с экономическими потрясениями означает риск недовольства. Валютная либерализация ещё не закончена и властям нужно будет продолжать следить за социальной сферой, так как преобразования затрагивают социально уязвимые слои населения. Риски включают в себя высокую безработицу, слабость социальных служб, коррупцию, экономические проблемы.

Вызовом является состояние экономики, которая хоть и диверсифицирована по сравнению с соседями, но для полного развития нуждается в отходе от ориентированности на хлопок сырец. Риском может быть и недостаточное или не своевременное привлечение иностранных инвесторов.

Шавкат Мирзиёев ранее говорил о надобности сокращения площади хлопка, особенно там, где его урожайность продолжает снижаться и выращивать другие культуры взамен. Есть также попытки диверсифицировать хлопковую индустрию, при которой экспортом становится не только сырьё, но и готовый продукт.  На деле диверсификация может быть нелёгкой задачей, так как хлопковая индустрия тесно связана с коммерческими интересами чиновников и не все обрадуются решительным преобразованиям. Отсюда и риск продолжения неравномерного распределения доходов и протестный потенциал.

В борьбе с радикализацией новая власть применяет не только силовые методы, но и более качественные меры в сфере предупреждения этой угрозы.  В сентябре прошлого года был наконец принят закон о милиции, где отмечалась недопустимость неправомерных действий.  После своего вступления в должность, инспектируя регионы страны, президент посещал исторические святые места и общался с духовенством.  Выступая перед участниками съезда имамов в Ташкенте 15 июня 2017 года, Ш.Мирзиёев подчеркнул необходимость более гибкой политики в сфере религии. Он призвал пересмотреть «списки неблагонадежных» и говорил о прощении тех, кого привели в заблуждение радикальные группы. В августе «чёрный список» был действительно урезан. Кроме этого, есть сообщения, что власти позволили письменное общение родственникам осужденных по религиозным вопросам, а также начали ослаблять давление на людей, подозреваемых в религиозном экстремизме.

Можно также отметить, что Узбекистан реагирует на настроения своих мусульман в сети, став первым в Центральной Азии, кто отправил гуманитарную помощь беженцам рохинджа. И наконец, как бы странно это не звучало, приглашение Ташкентом такой неоднозначной личности как Рамзан Кадыров, к которому питают симпатии некоторые мусульмане Узбекистана, может быть одной из мер, демонстрирующих новое отношение властей к вопросу религии. Таким образом, можно сделать вывод, что власти стали делать больший акцент на несиловые методы борьбы с радикализацией.

Интервью подготовила редактор CABAR.asia Наргиза Мураталиева

Последнее

Популярное