Статьи IWPR по ЦА Таджикистан

Таджикистан: в борьбе с радикальным Исламом власти ополчились на бороды

07.05.2015

Эксперты утверждают, что запрещение мусульманских элементов одежды не поможет уничтожить экстремистские настроения.

www.iwpr.net

В последнее время правоохранительные органы в Таджикистане предписывают женщинам, снимать хиджабы, а мужчинам – сбривать бороды.

tajik mosque women 3 - h bakhtiyor 1Начало этой кампании было положено после речи президента страны Эмомали Рахмона в прошлом месяце. С тех пор, милиция начала задерживать «неправильно выглядящих» граждан на улицах и рынках по всеми Таджикистану. Эксперты уверены, что в то время, как опасения по поводу радикального Ислама на самом деле серьёзны, такая стратегия решения проблемы выглядит нелепо.

Несмотря на то, что подавляющее большинство населения Таджикистана – мусульмане, подозрения властей к носительницам хиджабов и других внешних религиозных проявлений не являются чем-то новым. В последние годы лояльные к правительству духовные лидеры в своих проповедях осуждали не таджикскую исламскую одежду, и женщинам запретили приходить на работу, в школы или университеты в хиджабах (см. Таджикистан: женщины в хиджабах испытывают ограничения в получении образования).

Власти часто сажают в тюрьмы приверженцев таких устоявшихся организованных групп, как Хизб-ут-Тахрир или Исламское движение Узбекистана. Видеоролики, на которых запечатлены граждане Таджикистана, сражающиеся в рядах Исламского государства в Сирии, породили страх, что это террористическое движение может попытаться установить своё присутствие в стране (см. Таджикистан: противостояние экстремизму).

Во время своего выступления 6 марта, приуроченного к празднованию международного женского дня и транслированного по местным телеканалам, президент страны Рахмон назвал хиджабы и черные одежды мусульманок арабских стран чуждыми таджикским традициям и призвал женщин носить свою национальную одежду. Ношение традиционных длинных национальных платьев и платков до сих пор распространено в Таджикистане. Национальные таджикские платья отличаются от чёрных хиджабов своими яркими цветами.

Сразу после этого выступления по всем телеканалам показали программы, в которых молодых женщин, занимающихся проституцией, обвиняли в том, что они скрываются под хиджабами.

За этим последовал приказ от местных властей закрыть магазины, торгующие женской мусульманской одеждой. Первым это распоряжение издал мэр города Худжанд, Радджаббой Ахмадзод. Скоро его примеру последовали другие представители власти по всей стране.

Мэр столицы, МахмадсаидУбайдуллоев поручил ответственным лицам Агентства по стандартизации, метрологии, сертификации и торговой инспекции принять меры для предотвращению ввоза чуждой таджикской культуре одежды и изъять подобную одежду со всех торговых точек города.

Затем милиция стала задерживать женщин, угрожая им увольнением и штрафами, если они не снимут хиджабы.

В Душанбе правоохранительные органы начали проводить рейды на рынках и в торговых центрах в поисках нарушителей постановления. Владелец магазина на одном из столичных рынков сообщил журналистам IWPR, что видел, как милиционеры «запихивали женщин, одетых в хиджабы в маршрутку».

«В ответ на слова женщин о том, что в первый раз их могли бы предупредить, а потом везти в отдел милиции, милиционер ответил: Первый ваш раз был по телевизору. Вы, что, не смотрите телевизор?», — рассказа очевидец.

Офицеры милиции задерживали также мужчин с бородой. В некоторых случаях им насильно сбривали бороду.

Рустам Гулов, известный блогер и правозащитник, рассказал в интервью том, что его отвезли в отдел милиции, где, несмотря на его протесты,  три милиционера обрили его.

По его словам, в отделе милиции он видел собранную в большую кучу сбритую щетину.

«Было похоже, что до меня принудительно побрили бороды 200 мужчинам», — сказал Гулов.

Гулов, являющийся членом Общественного совета по реформированию милиции, обратился с жалобой к министру внутренних дел республики Рамазону Рахимзода, а также сообщил об этом в ряд международных правозащитных организаций.

19 апреля на «YouTube» появился ролик, в котором видно, как милиционер задерживает мужчину с бородой, спрашивая у него: «Сколько тебе лет? Если не сбреешь бороду, то я сам насухо тебе ее обрею! Чтобы я больше ее не видел. Нельзя носить бороду!». Страж правопорядка также обращается к спутницам бородатого мужчины с вопросом, зачем они носят хиджаб: «Здесь Таджикистан, а не Турция или Саудовская Аравия», — говорит милиционер. А затем хватает за шею мужчину и уводит его в неизвестном направлении.

Продавщица столичного торгового центра «Саодат» Фаришта, которой 21 год,  потеряла работу из-за того, что носила «чересчур мусульманский» платок.  По ее словам, проверки в их магазине начались в марте текущего года, но ей всегда удавалось прятаться во время приезда милиции.

В один из рейдов ее увидели трое милиционеров, двое из которых были участковыми, а один из МВД.

«Они стали расспрашивать меня о моих личных данных. Я спросила, кто вы,  для чего такие вопросы. На что, они ответили, что вышел закон, а ты не подчиняешься ему и до сих пор ходишь в хиджабе. Так как я смотрела выступление президента, ответила им, что президент по ТВ такое не говорил, и что Эмомали Рахмон возмутился об черных одеждах. А на мне было национальное платье с платком. Милиционеры просто сказали, что слово президента – это закон».

Фаришта заявила, что милиционеры пригрозили ей штрафом.
«К нам подошли, и еще к тем нашим коллегам, которые носили бороды. Сказали, что если завтра женщины не снимут платки, а мужчины не побреются, то они оштрафуют каждого на 500 сомони (окло 81$). Сказали, что это первоначальный штраф, если во второй раз увидим вас в таком виде, штраф будет равен 750 сомони, третий раз -1200 сомони, а на четвертый раз задержим вас всех, и отведем в отдел», — рассказала девушка.

Эти штрафы – большие деньги для Фаришты, зарабатывающей всего 550 сомони в месяц.

В начале апреля, её работодатель заявил ей, что милиция пригрозила оштрафовать его на сумму в 3 тыс. сомони, так что ей придётся либо снять платок, либо уволиться.
Фаришта уволилась.

«Другого выхода не было, хотя моя семья очень нуждалась в том, чтобы я работала. Я не могла снять свой хиджаб, потому что это фарз (обязательное религиозное предписание). Сейчас это единственное, что успокаивает меня», — говорит Фаришта.

В середине апреля Комитет по делам религии, урегулированию народных традиций, торжеств и обрядов Таджикистана распространил заявление, в котором говорилось, что отныне только граждане, достигшие 35 лет, имеют право совершить Хадж (паломничество к святым местам). Объяснялось это решение необходимостью отдать приоритет в совершении паломничества в Мекку людям преклонного возраста, поскольку Саудовская Аравия сократила число квот на совершение хаджа.

21 апреля в министерстве внутренних дел, кажется, решили отступить от политики  принуждения. Пресс-секретарь МВД Джалолиддин Садриддинов, сообщил, что МВД не давало распоряжение насильно снимать платки и сбривать бороды. Вместо этого, полицейским было поручено усилить разъяснительной работы среди населения, особенно, среди молодежи, с целью упорядочения ношения религиозной атрибутики.

Спустя шесть дней замминистра МВД, Икром Умарзода, сообщил о том, что против милиционеров, сбривавших бороды, будут приняты дисциплинарные меры. Хотя в интервью ИА «Азия Плюс» он сообщил, что в МВД поступило всего лишь три жалобы по поводу сбривания бороды.

Эксперты считают, что топорные методы, применяемые милицией, малоэффективны в борьбе с экстремизмом и приведут к усилению народного возмущения.

«Любое незаконное действие или принуждение порождает противоположный эффект», — сказала  IWPR юрист Файзиниссо Вохидова.- «Похоже, что власти на самом деле пытаются дестабилизировать ситуацию в обществе».

Причина, по которой практически никто не подавал жалобы, заключается в том, что «судьи в Таджикистане не самостоятельные… другие госорганы также не защищают права граждан, поэтому отчаявшиеся люди считают, что по судам ходить — пустая трата времени», — считает Файзиниссо.

Политолог Парвиз Муллоджанов отметил, что отличить экстремиста, во всяком случае по его внешнему виду, практически невозможно.
«Есть немало умеренных верующих, которые одеваются строго по исламским нормам. Но в то же время, очень отрицательно относятся к радикалам. С другой стороны, члены подпольных экстремистских организаций уже хорошо научились маскироваться – сегодня большинство из них (особенно лидеры) не носят этой исламской атрибутики, стараясь не попадаться на глаза правоохранительным органам», — сказал он.

Хурсанд Хуррамов, другой политический обозреватель из Душанбе, считает, что подобные меры, наоборот, приведут к еще большей радикализации тех мужчин, которые подверглись насильственному бритью.

«Нынешнее политическое решение правительство, которое принимаются за борьбу против радикализма, является явным катализатором радикализма. История доказывает, что насильственный запрет никогда не приводил к нужному результату, он дает результаты власти на короткое время, и обязательно приведет к конфликту в обществе со всеми вытекающими последствиями», — сказал Хуррамов.

Андрей Серенко, представитель Лиги экспертов постсоветского пространства (ЛЭПП) говорит, что Таджикистан повторяет ошибки Советского Союза, который также безрезультатно боролся с внешними проявлениями религиозности. Такая политика – признак растерянности самого правительства, считает он.

«Когда не знают, что делать, как реагировать на то, что считаешь угрозой, то пытаются совершить самое простое действие. Пытаются испугать в ответ. Видимо, чиновники в Таджикистане считают, что если не будет бородатых мужчин, то исчезнет и радикальный ислам. Хотя логика как раз говорит об обратном. Борьба с бородами показывает неадекватность власти, а это всегда грустно», — сказал Серенко.

Последнее

Популярное