Статьи IWPR по ЦА Таджикистан

Таджикистан: кампания властей по предотвращению протестной акции

09.10.2014

Власти обвиняют оппозиционную группу и закрывают вебсайты после призыва к уличным демонстрациям в интернете.

www.iwpr.net
 by Nargis Hamrabaeva 

По словам аналитиков, яростная борьба правительства Таджикистана с планами оппозиционной демонстрации является инстинктивной реакцией на опасения о «революции на Facebook», вдохновляемой украинским примером в начале года.

7 октября прокуратура опубликовала заявление, запрещающее оппозиционное движение «Группа 24», на том основании, что оно является экстремисткой организацией, пытающейся свергнуть правительство.

Группа опубликовала призыв на «Facebook» к проведению антиправительственного митинга в Душанбе 10 октября. Но мероприятие так и не прошло.

В интервью российскому новостному агентству 7 октября министр внутренних дел Таджикистана Рамазон Рахимзода описал членов «Группы 24» как «преступников», желающих дестабилизировать обстановку в Таджикистане по указанию неопределенных «зарубежных работодателей».

«Группа 24» была создана в 2012 году бизнесменом Умарали Кувватовым, который сбежал из страны после захвата имущества. Он заявляет, что влиятельные фигуры режима присвоили его бизнес. Попытка экстрадировать его из Дубая в прошлом году провалилась, и он остается за рубежом.

1 октября Кувватов опубликовал видео «Освободим Таджикистан от произвола» на своей странице в «Facebook» и призвал всех из Таджикистана прийти на митинг.

Через шесть дней полиция задержала родителей, сестру и зятя другого члена «Группы 24» Шарофиддина Гадоева, двоюродного брата Кувватова, который находился в Испании с прошлого года. Правительство Таджикистана выдало международный орден на арест по обвинениям в мошенничестве и контрабанде, по данным радио RFE/RL.

После распространения заявления Кувватова на «Facebook» среди таджикских пользователей интернета, многие вебсайты были вдруг закрыты. Новостное агентство «Азия-Плюс» подсчитало, что около 300 сайтов были заблокированы, в том числе «Facebook», «YouTube» и российский социально-информационный портал «Вконтакте».

Закрытие вебсайтов вызвало критику со стороны представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Дуньи Миятович. В своем заявлении от 7 октября Миятович заявила, что многократные закрытия вебсайтов в Таджикистане за последние месяцы стали «тревожной и волнующей тенденцией».

В отдельном репортаже «Азия-Плюс» сообщила, что силовые службы Душанбе заблокировали главную площадь города на несколько часов 4 октября, что выглядело как репетиция перед демонстрацией.

Действительно ли «Группа 24» может мобилизовать недовольство Таджикистаном? Вряд ли, по словам политолога Парвиза Муллоджанова.

Вместо того, чтобы разжигать протесты, «Группа 24» сможет только попытаться воспользоваться демонстрациями, если они пройдут по всей стране. И хотя многие люди действительно недовольны, они еще не готовы выйти на улицы и смело встретить ответные меры правительства, сказал Муллоджанов.

Все, что ей нужно сделать, это «напомнить о себе и спровоцировать их на закрытие сайтов», добавил он.

Муллоджанов полагает, что правительство особенно обеспокоено в данный момент из-за событий в Украине, которые вынудили президента Виктора Януковича сбежать в Россию, и внедрили новую администрацию.

Вдобавок к этому нагнетание страха московскими СМИ – которые стабильно транслируются в Таджикистане – о закулисном заговоре западных правительств, которые, по всей видимости, никак не дождутся падения других постсоветских режимов.

Другим фактором Муллоджанов назвал ухудшающийся экономический климат в России, как результат западных санкций, которые могут привести к потере рабочих мест для нескольких сот тысяч таджикских трудовых мигрантов. Их возвращение домой может еще больше ухудшить экономическую ситуацию в Таджикистане.

«Все это вызывает опасения у властей, что рецессия может вызвать рост социального напряжения в обществе, что создаст условия для дестабилизации политической ситуации», — говорит он.

Социолог из Душанбе, пожелавшая остаться неназванной, сказала, что дело не только в Украине – «Арабская весна» и собственная недавняя история Таджикистана до сих пор живы в умах лидеров.

Социальные сети сыграли важную роль в мобилизации людей в революциях 2011 года в Северной Африке и на Ближнем Востоке.

«В регионах, где, по оценкам властей, имеется протестный контингент, интернет был отключен вообще», — говорит она.

Социолог также вспомнила, как в Таджикистане одна маленькая демонстрация в начале 1990-х годов быстро привела к крупной конфронтации, которая, в свою очередь, привела к гражданской войне с 1992 по 1997 годы.

«На пикет у ЦК вышли всего всего сорок три этнических памирца, а через день на главной площади молодой республики собралось уже несколько тысяч человек», — говорит она.

Бывший сотрудник милиции на пенсии рассказал в интервью IWPR, что силовые структуры приняли слишком суровые меры, когда демонстрировали своим политическим хозяевам свою подготовленность, и раздули опасность, которую представляет «Группа 24», для подкрепления своей значимости.

 «По-своему интерпретируя сообщения в интернете, они вызвали страх у власть имущих перед оппозицией, которой в Таджикистане практически нет», — говорит он.

Наргис Хамрабаева – контрибьютор IWPR в Таджикистане.

Последнее

Популярное