Журналистские расследования Кыргызстан

«ПолитКлиника»: Сколько стоит земля для захоронения тела в Бишкеке?

11.04.2017

Мало кто верит, что в единственном для рядовых жителей кладбище Бишкека можно похоронить человека по официальным расценкам.

Автор: Кымбат Турдубекова, журналист газеты «ПолитКлиника», участница проекта «Бюро журналистских расследований IWPR». 

Фото автора

Салтанат год назад похоронила брата на Юго-Западном кладбище – единственное пока открытое место для захоронения в пределах Бишкека. По ее словам, с трудом договорившись о более-менее подходящем участке, через знакомых посредников она отдала им в руки 34,000 сомов.

«Это мы еще дешево купили, — говорит женщина, пожелавшая остаться неизвестной. – Мы деньги отдали через знакомых, они нам никакой квитанции не дали. Просто показали где можно хоронить, и все».

Семья Назгуль Жамгырчиевой не смогла пойти на такие траты для могилы в пределах столицы, и похоронила отца на кладбище села Беш-Кунгей, недалеко от столицы.

«Мои дяди съездили в Чонарыкское, Нижнеаларчинское кладбища. Там попросили от 12 тысяч и выше, но в то время для нас это была проблематичная сумма, мы просто не могли пойти на такие расходы, — рассказывает Жамгырчиева, предавшая земле тело отца еще 10 лет назад. – Наконец, через знакомых договорились на кладбище в селе Беш-Кунгей. Говорят, с городской пропиской в Бишкеке землю должны вообще бесплатно выдавать, но что у меня, что у покойного отца была столичная прописка…»

В официальных комментариях руководство Юго-Западного кладбища, Бишкекского агентства ритуальных услуг (БАРУ) при мэрии отрицают о каких-либо неформальных схемах при организации захоронения тела на столичных кладбищах. Но достаточно приехать на кладбище под видом клиента, чтобы узнать как все обстоит на самом деле.

ИСТОРИЯ №1

Мое расследование началось с поездки на кладбище в селе Байтик, которое из-за близкого и удобного расположения впритык к столице, был популярным вариантом для захоронения усопших. Однако, встретивший меня сторож сообщил, что это кладбище уже три года как закрыто. Но он созвонился с неким Азимом из Юго-Западного кладбища, которое находится недалеко от Байтика, и быстро договорился об отправке клиента на «его» территорию, заботливо ему напомнив, чтобы «дали место в хорошей части, позаботились как следует».

Азим

Приехав в Юго-Западное кладбище, не успела я выйти из машины, как нас с водителем встретил тот самый Азим с парой-тройкой ребят, и осыпал нас вопросами о том, кто у нас умер, где наша справка о смерти. Мы попытались убедить их, что с подобным случаем сталкиваемся впервые и на нас возложена обязанность найти место для захоронения, пока другие родственники заняты формальностями. В это время к разговору подключился некий Алихан, мужчина лет пятидесяти стоявший немного поодаль от товарищей Азима.

 

Алихан был осторожен и краток: «Если нет справки о смерти, мы ничего сказать не можем. Приходите с документом, тогда и поговорим насчет земли».

Алихан

В это время к нам подошел еще один мужчина лет 30-35. Представившись Чынгызом, он повторил слова Алихана, и шустро продиктовал свой номер, высказав готовность оказать необходимую помощь. Когда я согласилась вернуться со справкой и спросила какую сумму надо с собой взять в следующий раз, Чынгыз все же приоткрыл завесу могильной тайны.

«От 32 тысяч и выше. В эту сумму входит оплата могильщиков. В кассу вы не платите никаких денег. Когда вернетесь мы все посчитаем, обговорим», — сообщил он.

 

 

ИСТОРИЯ №2

На следующий день при телефонном разговоре коллеги из редакции с могильщиком Азимом под видом клиента, выяснились другие подробности.

«Вы приезжайте сюда, я вас познакомлю с шефом, сами с ним поговорите. Цена зависит от места, в среднем оно от 20 тысяч и выше. Ребятам, которые копают землю, отдельно еще даете 10 тысяч. И тогда всего получается в районе 30 тысяч сомов».

После этого разговора с шефом Азима на кладбище встретился другой сотрудник нашей редакции. Шефом оказался тот самый осторожный и немногословный Алихан, чьи расценки оказались на порядок дешевле, чем что озвучивал Азим. Азим обещал поговорить с шефом и договориться об уступке, но мы не ожидали, что скидка окажется настолько большой.

«Если у вас нет документов, принесите их, а потом заплатите в кассу 7500 сомов. И нужно дать ребятам, которые будут копать, сомов три тысячи, и все, больше ничего не нужно давать», — быстро проговорил Алихан.

КОГДА ПРИЗНАЛАСЬ, ЧТО Я ЖУРНАЛИСТ…

Азим сказал, что он только копает землю, а остальным заведует тот самый Алихан, и не стал отрицать ранее им сказанное.

«Мне кажется, все знают, что земли продают по 20 тысяч сомов. Вы отдаете деньги за место Алихану, а он нам дает три тысячи сомов за раскопку земли. Что делает с остальной суммой, кому отдает, узнавайте у него сами», — сказал Азим.

Когда мы позвонили Алихану, он был также скуп на слова, как и в первый раз. Он сказал, что работает лишь бригадиром, и все остальные вопросы нужно задавать тому самому Чынгызу, который в первый день сообщил нам, что захоронение на Юго-Западном кладбище нам обойдется примерно в 32,000 сомов.

«Чынгыз – руководитель Юго-Западного кладбища. Вы можете получить всю информацию у него. А то, что говорят, что земля отдается по 20 тысяч – не соответствует действительности. Может быть, так говорят в частных ритуальных агентствах», — сказал Алихан.

Но когда мы ему сказали о суммах, озвученные Азимом, Алихан и вовсе сказал, что не знает и не знаком с этим парнем.

Чынгыз Апасов, руководитель Юго-Западного кладбища

Чынгыз Апасов же, оказавшийся руководителем Юго-Западного кладбища, в своем официальном комментарии сказал, что администрация кладбища ничего мимо кассы не продает, а его слова про 32 тысячи на первой встрече неправильно поняли.

«Нет, я говорил не 32 тысячи, а 22 тысячи сомов. В эту сумму входит аренда юрты и автомобиля, оплата ребят, которые будут копать землю», — пояснил он.

«В середине кладбища никакие места не продаются, там и мест-то не осталось. Сейчас остались земли только по краям кладбища, — продолжил свои объяснения начальник Юго-Западного кладбища. – На окраинах города еще есть шесть кладбищ, может быть, там место продается подороже. У нас тоже могут быть такие явления через посредников, но мы не успеваем следить за всем этим».

О нарушениях в работе руководства Юго-Западного кладбища и муниципального предприятия «Бишкекское агентство ритуальных услуг» (БАРУ) в СМИ сообщают на протяжении многих лет, и этот вопрос неоднократно поднимался столичными депутатами на сессии Бишкекского городского кенеша.

Пресс-служба Бишкекской прокуратуры на наш вопрос о нарушениях, допускаемые в работе муниципального ритуального агентства и Юго-Западного кладбища, сообщила, что она производит проверки только на основе поступающих заявлений.

На официальный запрос Бишкекская прокуратура отправила ответ по двум случаям правонарушений, связанные с городскими кладбищами. В первом случае в 2015 году по жалобе Госэкотехинспекции было возбуждено уголовное дело в отношении сотрудника БАРУ за незаконную вырубку деревьев на Северном кладбище. После возмещения ущерба и отказа Госэкотехинспекции поддерживать обвинение, дело было закрыто.

Во второй случай более любопытный. Уволенная сотрудница БАРУ пожаловалась в прокуратуру Свердловского района «о коррупционных действиях должностных лиц Бишкекского агентства ритуальных услуг мэрии города Бишкек, т.е. о том, что директор БАРУ мэрии города Бишкек и другие работники агентства, взимают сумму за оказание ритуальных услуг, более чем, установленные законом 5906с., и нарушении трудового законодательства республики при ее увольнении».

Относительно увольнения районная прокуратура посоветовала бывшей сотруднице БАРУ обратиться в суд, а по коррупции в БАРУ – в Госслужбу по борьбе с экономическими преступлениями.

Вице-мэр г. Бишкек Эркин Исаков в телефонной беседе сказал, что «не знаком с такой информацией», и пообещал разобраться при наличии конкретных жалоб и фактов.

«Если будут факты, естественно, мы примем меры, самые строгие. В любом случае такие вещи недопустимы, мы боремся, пресекаем, я категорически против этого», — заявил он.

Фото автора

Руководитель же муниципального предприятия “Бишкекское агентство ритуальных услуг” (БАРУ) Руслан Бакчиев утверждает, что его сотрудники лишних денег, помимо установленных мэрией, не требуют.

“Согласно постановлению мэрии города Бишкек, земля умершим предоставляется бесплатно. Но наши ребята оказывают помощь в транспортировке и погребении. Для этого христиане должны платить 5800 сомов, мусульмане – 7400 сомов. Они платят в кассу нашего агентства, получают чек. В 7400 сомов входят зарплаты ребят, которые копают, кирпич, которым покрывают погребенное место. Больше ничего за погребение тела мы не требуем”, — сказал Руслан Бакчиев.

В то же время сами депутаты столичного горсовета признают, что в этой сфере надо наводить порядок. Таалайбек Сариев, депутат Бишкекского городского кенеша от партии “Онугуу-Прогресс”:

“Некоторые жители говорят, что на этом кладбщие земли продают по 20-25 тысяч сомов. Когда мы поднимали этот вопрос, руководитель БАРУ Бакчиев Руслан отрицал все, говорил, что все по официальным расценкам предоставляется, и вообще там только 120 мест осталось. Но на деле это же не так. Только вот недавно мои избиратели мне жаловались, что просят 20 тысяч сомов за погребение там, спрашивают у меня что делать. Мы сказали: “Покупайте!”. А что нам остается делать?”.

“Вообще, надо обязательно предпринять меры, убрать всех начальников, которые замешаны в этих делах, и поставить тех, кто будет честно работать. Скоро мы поднимем этот вопрос с фракцией, предпримем меры”, — пообещал депутат Таалайбек Сариев.

НОВОЕ КЛАДБИЩЕ

Новое кладбище в селе Гроздь будет находиться в 30 км от Бишкека

В Бишкеке официально насчитывается пять погостов, из которых открыты только двое – Ала-Арчинское (для захоронения выдающихся государственных и общественных деятелей) и Юго-Западное кладбище, которое из-за переполненности закрывают уже пятый год, но никак не закроют.

Кроме этого, горожане хоронят тела своих близких в ближайших погостах вблизи столицы – для них доступны кладбища в селах Маевка и Восток, граничащие с Бишкеком.

В декабре 2016 года мэр Албек Ибраимов пообещал, что в 2017 году новое кладбище в селе Гроздь уже будет открыто; сейчас прокладывается дорога, возводятся ограждения и проводятся другие необходимые работы.

В отличие от Юго-Западного, расположение кладбища в селе Гроздь намного дальше от Бишкека. Будущее кладбище находится в 30 км к северу города, недалеко от кыргызско-казахской границы. Сейчас это место представляет собой пустое и пространное поле размером в 44 гектаров. Будет ли официальный прейскурант мэрии точно действовать на это широкое и бескрайнее кладбище будет видно после его открытия.

Данное расследование было подготовлено в рамках сотрудничества с Бюро журналистских расследований IWPR. 

Последнее

Популярное