Аналитические материалы / Кыргызстан

Шерадил Бактыгулов: новые сферы сотрудничества Кыргызстана с Узбекистаном

19.03.2015

«Основными направлениями сотрудничества между Кыргызстаном и Узбекистаном могут стать противодействие общим угрозам безопасности – бедность, безработица, неэффективность аграрного сектора экономики и приграничного сотрудничества. Двустороннее сотрудничество наиболее зримо возможно установить в масштабах Ферганской долины», — отметил в статье, написанной специально для CABAR.asia Шерадил Бактыгулов, исследователь проблем Центральной Азии (Кыргызстан, Бишкек).
Самороспуск СССР осложнил исторически сложившиеся экономические, культурные и политические связи между странами Центральной Азии. Не исключением стали и отношения между Кыргызстаном и Узбекистаном. К 2015 году в отношениях между этими странами сложилась интересная геополитическая ситуация. Узбекистан контролирует равнину и большую часть населения Ферганской долины, а Кыргызстан – нагорье и основные источники водных ресурсов. Дополнительные осложнения во взаимодействие между государствами вносят спорные участки границы и существование анклавов: узбекских (Сох, Шахимардан, Чон-Кара, Таш-Тепа) на территории Кыргызстана и кыргызстанского (Барак) на территории Узбекистана.
Радужный флер эйфории первых лет суверенитета сменился балансированием чувств друг к другу. Оба подхода не имеют под собой реального содержания сотрудничества. Однако второй подход отмечен еще и обменом между политиками двух стран достаточно острыми высказываниями в адрес друг друга, а также к появлению околонаучных теорий и псевдо-экспертных мнений.
Вместе с тем, в обеих странах есть политики и эксперты, здраво оценивающие нынешнее состояние и перспективы сотрудничества между Кыргызстаном и Узбекистаном. Так имеется понимание различий между выбранными моделями экономического и политического развития. Кыргызстан придерживается более открытого подхода в развитии, а Узбекистан стремится сохранить сложившиеся отношения, которые некоторые иностранные наблюдатели характеризуют как политика изоляционизма.
Между тем развитие социальной и экономической ситуации в обоих государствах показывает наличие большего количества схожестей, чем различий.
Социальная ситуация как в Кыргызстане, так и в Узбекистане является классическим примером социальной напряженности в условиях перенаселенности, земельного голода и переизбытка низко и малоквалифицированных трудовых ресурсов. Основные потоки трудовой и торговой миграции являются нелегальными.
Экономическая ситуация (по рейтингам разных международных организаций) в обоих государствах характеризуется крайним недостатком ресурсов (земли и воды), неэффективностью экономических реформ, слабым развитием малого и среднего предпринимательства, плохим инвестиционным климатом и теневой экономикой.
Проблемой в обоих государствах становится псевдоурбанизация, когда жители депрессивных районов переселяются в города, вызывая количественный, а не качественный рост городов, изношенная инфраструктура которых не позволяет обеспечить достаточный уровень жизни, как коренным горожанам, так и вновь прибывшим.
Нарождающиеся проблемы усугубляются сложной этнической ситуацией на местах (особенно в Ферганской долине), где сталкиваются интересы нескольких этнических групп (кыргызов, таджиков, узбеков, а также ряда других групп). Все это происходит на фоне активизации запрещенных религиозных организаций и сообществ. Столкновения на бытовом уровне переходят в разряд межэтнического противостояния и грозят перейти на межгосударственный уровень.
Таким образом, Кыргызстан и Узбекистан сталкиваются с целым рядом общих угроз безопасности – бедностью, безработицей, неэффективностью аграрного сектора, диспропорциями развития, сворачиванием приграничного сотрудничества, экологическими проблемами, ростом социальной напряженности, обострением межэтнических противоречий, активизацией деятельности радикальных религиозных организаций, криминализацией общества и увеличением объемов наркотрафика.
Более того, существует общее место пересечения вышеприведенных угроз – это Ферганская долина. В Ферганской долине произошли наиболее резонансные из реализованных угроз – вторжение боевиков Исламского движения Узбекистана (ныне – Исламское движение Туркестана), Андижанские события 2005 года, а также два, так называемые Ошских событий (1990г. и 2010г.). При этом по одной из версий причиной июньских событий 2010 года считается провокация против Узбекистана.
Так ли это было на самом деле или нет, но утверждение о том, что Ферганская долина является «ахиллесовой пятой» Узбекистана можно считать подтвержденным с учетом стремления властей Узбекистана стать лидером в этой части планеты. В тоже время Кыргызстан не выдвигает претензий на определение развития региона.
Исходя из ранее изложенного, можно предположить, что основными направлениями сотрудничества между Кыргызстаном и Узбекистаном могут стать противодействие общим угрозам безопасности – бедность, безработица, неэффективность аграрного сектора экономики и приграничного сотрудничества. Двустороннее сотрудничество наиболее зримо возможно установить в масштабах Ферганской долины.
Борьба с экономическими и иными интересами только силовыми методами не имеет долгосрочного эффекта. Ярким примером является ситуация с торговлей на базаре города Кара-Суу, расположенном прямо у границы с Узбекистаном. Рынок Кара-Суу стал вторым крупнейшим рынком Центральной Азии благодаря двум факторам.
Первый фактор. Кыргызстан, будучи членом ВТО, ввел низкие или «нулевые» тарифы на ввозимые в страну товары, и тем самым стал крупнейшим в центральноазиатском регионе посредником в торговле между Китаем, с одной стороны, и Казахстаном, Таджикистаном, Узбекистаном, а с другой – с Россией.  
Второй фактор. Власти Узбекистана в 2002 году ограничили торговлю внутри страны, тем самым стимулировав переток валюты и торговых операций в Кыргызстан.
Более того, вместо того, чтобы ослабить торговые ограничения, для оживления бизнеса на своей территории, узбекское правительство приняло простое решение. В декабре 2002 года был разобран мост, соединяющий Кара-Суу с Ильичевском на узбекском берегу. Такой шаг привел к переходу легальной приграничной торговли под контроль организованных преступных группировок. Кстати, Ильичевск, наряду с Андижаном стал одним из центров массовых волнений в Узбекистане в мае 2005 года.
Из имеющегося многообразия направлений сотрудничества между Кыргызстаном и Узбекистаном, в 2015 году можно выделить два направления совершенствования сотрудничества в качестве наиболее реалистичных направления и с относительно быстрой практической отдачей.
I. Аграрный сектор
С учетом специфики процессов, происходящих в каждой стране, можно предложить следующие меры:

1.  
Разработка и продвижение программ привлечения иностранных инвестиций для улучшения эксплуатации ирригационно-дренажной инфраструктуры, развития современных приемов составления планов водопользования и улучшения техники орошения.
2.         Снижение тарифов на электроэнергию для насосных станций и насосов, обеспечивающих доставку поливной и питьевой воды.
3.         Создание приграничного оптового рынка сельскохозяйственной продукции, техники и удобрений.
4.         Развитие предприятий по глубокой переработке сельскохозяйственного сырья.
II. Миграция
А) Организованная миграция
Масштабы неформальной трудовой миграции трудно определить. Можно давать косвенные оценки. Уверенно можно только констатировать, что фактические объемы зарегистрированной миграции не отражают реальную картину.

Основная часть трудовой миграции осуществляется нелегально и в опосредованных формах – через гостевые визы, туризм, челночные поездки и т.д. Такое положение дел говорит о том, что государственные органы недостаточно используют возможности для расширения числа партнеров по трудовой миграции и квот на вывоз рабочей силы по контрактам.

Трудовая миграция населения экономически выгодна как обеим странам, так и их гражданам. С ее помощью обеспечивается приток валюты и уменьшается напряженность на рынке труда, особенно в густонаселенных регионах. Поэтому единая позиция по поддержке экспорта рабочей силы может стать одним из наиболее важных направлений сотрудничества, например, при заключении международных соглашений со странами-импортерами рабочей силы (Россия, Казахстан, США, Южная Корея и др.).
Б) Вынужденная миграция
Закон Республики Узбекистан «О гражданстве Республики Узбекистан» содержит норму о том, что гражданство Республики Узбекистан утрачивается:

1) вследствие поступления лица на военную службу, на службу в органы безопасности, в полицию, органы юстиции или в иные органы государственной власти и управления в иностранном государстве;
2) если лицо, постоянно проживающее за границей, не встало на консульский учет без уважительных причин в течение пяти лет.
Таким образом, заявления официальных лиц Узбекистана о том, что граждан Узбекистана нет в рядах незаконных вооруженных формирований, действующих на территории Афганистана, Ирака, Ливана, Сирии и т.д. соответствует истине. С одной оговоркой – они утратили гражданство Узбекистана. Между тем, по оценкам западных СМИ в одной только Сирии воюет от 2 до 4 тысяч уроженцев Узбекистана. Возникает вопрос – во время перерыва между операциями и после их завершения, где и на какое время эти люди оседают?
Учитывая идею построения халифата в Ферганской долине, либеральный режим получения гражданства, близость Узбекистана, то наиболее оптимальной страной для легализации боевиков становится Кыргызстан.
Таким образом, сотрудничество в сфере миграции, как трудовой, так и с целью участия в запрещенных организациях является перспективным направлением сотрудничества.
В данном направлении можно предложить следующие меры:

1.     Обмен опытом в разработке и продвижении государственной политики по экспорту рабочей силы;
2.  Создать государственные иммиграционные службы для учета и работы с внешними и внутренними мигрантами, с приданием статуса правоохранительного органа;
3.   Отказаться от упрощенного порядка приема в гражданство, с одновременным повышением требований для получения гражданства страны (сдача экзаменов на знание истории, языка и культуры и т.д.);
4.   Наладить обмен информацией о лицах, утративших гражданство, а также определить особый порядок получения ими гражданства страны пребывания.
На данный момент кажется, что отношения между Кыргызстаном и Узбекистаном зашли в тупик из-за спорных вопросов по воде и границам, однако, как мы видим существуют немалое количество сфер, которые обе стороны не разъединяют, а наоборот объединяют. В рамках этих аспектов две страны без ущерба взаимным интересам могут плодотворно и на взаимовыгодной основе развить и укрепить контакты, но это зависит от того, насколько Бишкек и Ташкент готовы к этому. Без движения навстречу друг другу эти проблемы продолжат существовать и более того – нарастать. В результате – обе стороны ничего кроме потерь не приобретут.
Шерадил Бактыгулов, исследователь проблем Центральной Азии

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции 
CABAR

  

Последнее

Популярное