Радио бюро / Таджикистан

Семьи воюющих в Сирии, сталкиваются со стигмой

03.03.2017

Сотни семей на юге Хатлонской области Таджикистана, после того как их мужья и сыновья примкнули к «Исламскому государству» столкнулись со стигмой. Женщины, сыновья которых воюют в Сирии, на свадьбах и общественных мероприятиях становятся предметом осуждения. 

Вдовы и их дети остаются уязвимыми перед общественным мнением. Мавджигул — жительница Бохтарского района вместе с мужем и 3-х летней дочкой жили в Москве. Однако в 2015 году муж отправил ее с ребенком домой в Душанбе, а сам через Турцию отправился в Сирию. Через год Мавджигул сообщили о гибели супруга. Наби Лоиков увез на войну в Сирию и своих соседей, которые работали в России, теперь односельчане ополчились на вдову. “Все здесь разные вещи обо мне говорят, обвиняют мужа, что он увез всех ребят из села туда, в Сирию”, — рассказывает женщина.

Действенным оружием для вербовки сторонников для ИГИЛ являются социальные сети. Агитаторы этой группировки привлекают внимание людей темами, вызывающими споры. Потом выходят на связь с теми, кто принял участие в обсуждении, и призывают в свои ряды. Далеру Халифаеву — 28 лет, житель района Абдурахмони Джоми Хатлонской области. Из России он сначала попал в Турцию, а затем в Сирию. Его отец Рустам Халифаев уверен, что сына завербовали по интернету:У него всегда на руках было что — то вроде телефона, но побольше, по-моему его называют планшет, я заходил он закрывал его. Мне кажется что  их главарь находится в Турции, он наш человек, таджик. Наших ребят туда отвозят и продают”.

С тех пор как сын Рустама Халифаева уехал воевать в Сирию, его семейство потеряло покой. Односельчане называют его не иначе, как отцом террориста. Его часто вызывают на допрос в следственные органы.

Многие молодые люди попадают в сеть запрещенных движений и забывают о своей семье – жене, детях, родителях. У молодежи меняется мышление, они уверены, что  идут по правильному пути. Однако Усмонали Нуров — религиозный деятель из Хатлонской области говорит, что ислам никогда не одобрял проливания крови невинных людей: “Сегодня непристойными поступками и проливанием крови очерняют ислам — это непростительно. Ислам — это истина, здоровье. Я хочу сказать, что сегодняшняя молодежь сталкивается со многими проблемами, в том числе и вовлечением в различные религиозные течения. Если мы сегодня не выступим против этих течений, то наша молодежь всё больше будет попадать в их сети и будущее страны и нации бедет в опасности. Поэтому все мы обязаны предупреждать молодежь об опасности. Призывать их к миру и добру, объяснять, что ислам — это религия любви, добра и не в коем случае ислам не одобряет зло и грубость.  

Носирджон Маъмурзода, эксперт из Вахшской долины считает, что молодые ребята, примкнувшие к “Исламскому государству” ставят под вопрос благополучное будущее своих семей: “Когда отцы уезжают в Сирию или же входят в ряды запрещенных на территории Таджикистана движений – это негативно отражается на психике их детей. Они чувствуют себя отвергнутыми, общество показывает на них пальцем. Они  подвергаются унижению и оскорблению в школе и со стороны соседей”, утверждает эксперт.

Саиджафар Саидзода — эксперт из Хатлонской области говорит, что существует несколько путей предотвращения экстремизма. Необходимо, чтобы не только власти, но и родители должны быть очень внимательными и наблюдать за изменениями в психике своих детей. “К примеру, если человек начал читать молитву, тут нет ничего страшного, однако если этот человек считает, что необходимо убивать тех, кто не читает намаз, то это явный признак того, что он становится радикалом. Когда один человек не слушает музыку  — это его право. Но когда он запрещает делать это остальным, основываясь на религиозном запрете, то это уже серьезный знак. От радикализма до экстремизма и терроризма остается один шаг”, — отмечает аналитик.

В настоящее время, по официальным данным в Хатлонской области 210 человек примкнули к “Исламскому государству”. За последние два года объявлено о смерти 20 молодых людей, это значит, что 20 жен стали вдовами, а их дети остались без отца.

Аудиопрограмма вышла в эфир на национальных радиостанциях Таджикистана на русском и таджикском языках в рамках двух проектов IWPR: «Расширение прав и возможностей СМИ и активистов гражданского общества для поддержки демократических реформ в Таджикистане», финансируемого Делегацией Европейского союза в Таджикистане, и «Усиление потенциала и налаживание мостов между народами Центральной Азии», осуществляемого при финансовой помощи Министерства иностранных дел Норвегии. IWPR несет полную ответственность за содержание программы, которая ни в коей мере не может быть принята как точка зрения Европейского Союза или Министерства иностранных дел Норвегии.

Последнее

Популярное