Статьи IWPR по ЦА Туркменистан

Реформы в Туркменистане: реальность или фиктивность?

15.11.2014

Конституционные поправки вряд ли приведут к реальным изменениям.
Конституционные реформы, начатые властями Туркменистана – всего лишь притворство с целью показать, что правительство реагирует на требования Запада о соблюдении прав человека, а не истинная попытка продвижения демократических свобод.

Государственные СМИ Туркменистана пестрят отчетами об общественных слушаниях, проводимых по всей стране, в которых граждане активно участвуют в обсуждениях предложений, вносимых президентом Гурбангулы Бердымухамедовым.

Власти пошли на многое, чтобы продемонстрировать, что они серьезно настроены на то, чтобы дать простым людям право голоса. Многочисленные статьи подробно описывают работу комиссии, наделенной правом получать общественные комментарии для их включения в поправки.

По словам президента Бердымухамедова, конституция нуждается в поправках, отражающих изменения с момента проведения последнего этапа реформ, реализованных в 2008 году, через год после его прихода к власти.

Объявленные в августе, поправки предусматривают введение новой должности представителя по правам человека (омбудсмен), улучшенную правовую защиту граждан, расширенные полномочия органов местного самоуправления и новые правила регулирования отношений в области собственности.

В сентябре власти предприняли еще один шаг навстречу открыто заявленной цели формирования многопартийной системы.
После того, как Бердымухамедов стал преемником Сапармурада Ниязова после его смерти, он предпринял малоэффективные шаги по изменению
политической системы.

Он распустил Халк маслахаты (Народный Совет), 2500 членов которого периодически собирались для механического утверждения решений Ниязова. В 2008 году его функции были переданы президенту и Меджлису или действующему парламенту, чей состав увеличился.

В январе 2012 года был принят закон, разрешающий создание новых политических партий, но это привело только к тому, что вторая официально утвержденная организация, Партия промышленников и предпринимателей, присоединилась к существующей Демократической партии.

В Туркменистане реальной проблемой является не отсутствие демократических прав в конституции, а полное отсутствие политической воли, чтобы претворить их в реальность.

Просто сделав свои демократические заявления, Бердымухамедов успешно дистанцировался от своего бывшего предшественника. Но сами по себе его заявления не являются намерением продвинуться ближе к демократии.

Существует длинный перечень наглядных инициатив, которые хорошо выглядят только на бумаге. Закон от 2012 года «О политических партиях» является наглядным примером. Поскольку в стране нет политического плюрализма и нет места оппозиции, наличие двух партий вместо одной бессмысленно.

Закон о СМИ, принятый в прошлом году, запрещает цензуру, но она продолжает оставаться нормой.

В мае этого года Бердымухамедов подписал закон, который вновь подтверждает конституционное право на свободу собраний. С тех пор не было зарегистрировано ни одной неправительственной организации.

Также в Туркменистане стоит проблема политических заключенных. Одна группа из них, заключенная в тюрьму в 2002 году после обвинения в организации государственного переворота против Ниязова, практически исчезла. Никто не знает, живы ли они или нет.

Список основных изменений длится бесконечно.

Руководствуясь предыдущими конституционными поправками, последние могут стать не более чем механизмом консолидирования власти в руках президента.

В середине 1990-х годов Ниязов изменил конституцию таким образом, чтобы он мог становиться президентом бессрочно. Текущая конституция не наделяет таким же правом Бердымухамедова, но за последние семь лет мы наблюдали за появлением культа личности, аналогичным его предшественнику.

Книги Бердымухамедова о своем отце и деде и его исследование о туркменских коврах стали частью школьной программы. Появляется все больше портретов и статуй Аркадагу (Покровителю), как его теперь называют. Сейчас все больше людей, чем во времена Ниязова, насильно заставляют участвовать в качестве «добровольных» зрителей на мероприятиях, посвященных демонстрации того, как сильно нация любит Бердымухамедова.

Есть причины предполагать, что вместе с новыми положениями об омбудсмене и более сильном местном органе самоуправления, власти также будут разрабатывать другие, менее популярные поправки, предлагающие еще два срока полномочий Бердымухамедову.

Нарушения прав человека в Туркменистане при Бердымухамедове постоянно критикуются международным сообществом.

Два года назад Комиссия ООН по правам человека проверила соблюдение туркменским правительством Международного пакта о гражданских и политических правах, подписанного в 1997 году. Комиссия отметила разницу между законодательной базой и ее практическим исполнением, в том числе в таких сферах, как пытки и свобода собраний и митингов.

Хотя члены Евросоюза и США тоже критикуют ситуацию с правами человека в Туркменистане, критику сдерживает их желание получить доступ к его большим ресурсам природного газа.

Со своей стороны лидеры Туркменистана стремятся продавать газ на западные рынки и импортировать современную технологию для углеводородной промышленности. Они понимают, что западные правительства не будут полностью закрывать глаза на состояние прав человека, несмотря на их интерес к энергии, но они также осознают, что Туркменистан должен расширять альтернативные рынки, несмотря на текущие торговые отношения по поставкам с Китаем, в котором никто не задает трудные вопросы о политических заключенных.

На мой взгляд, в этом состоит основная причина, почему Бердымухамедов вступил на путь проведения косметических реформ, направленных на доведение имиджа до блеска. Он осознает, что многие западные лидеры примут его заявления за чистую монету, и не будут приглядываться к тому, что за ними стоит. Недавние сообщения от Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, например, оптимистически рассматривают положительный сдвиг в построении демократических институтов.

Поэтому эта последняя поправка туркменской конституции не может рассматриваться как ступенька для достижения демократии. Однако как бы заманчиво не звучали реформы, они будут существовать только на бумаге.

Вячеслав Мамедов  возглавляет Гражданский демократический союз Туркменистана – эмигрантскую группу, базирующуюся в Нидерландах.

Точка зрения, выраженная в статье, не обязательно является точкой зрения IWPR.

Последнее

Популярное