Аналитические материалы / Таджикистан

Нурали Давлат: «Говорить о том, что в Таджикистане все проблемы национальных меньшинств решены, было бы несправедливо»

02.07.2015

«По сути, все представители национальных меньшинств, в том числе и узбеки, переживают такие же трудности с трудоустройством и прочими проблемами, как и представители титульной нации. Их также касается проблемы коррупции, отсутствия хорошего образования и всего прочего, как и таджиков», — отметил в статье написанной специально для CABAR.asia политолог Нурали Давлат (Душанбе, Таджикистан). 
За годы своей независимости Таджикистан практически превратился в мононациональную страну, хотя еще четверть века назад республика была полиэтнической, и титульная нация составляла немногим более 60 % населения.
По официальным данным в 80-е годы 20 века в Таджикской ССР проживало более 100 нации и народностей, но основными национальными меньшинствами республики считались, в основном узбеки и русские.
Согласно последней переписи населения в СССР в 1989 году в Таджикистане проживало 3172,4 тысячи таджиков (62,3 %), 1 197 841 узбеков (23,5 %) и 388,5 тысяч русских (более 7%), Другие этносы составляли около 5 %.
Вторая перепись населения, проведенная в независимом Таджикистане в 2010 году, показывает, что таджики уже составляли 6373,8 тыс. чел. (83,4 %), узбеки — 926,3 тыс.(12,2 %), русские — 34,8 тыс. (0,5 %).
За годы независимости практически не изменилась доля кыргызского населения, которая сохранилась на уровне 1%.
В то же время доля узбеков республики сократилась почти на 8% и составила около 15 %.
На протяжении последних десятилетий снижение доли узбеков и русских в Таджикистане не раз становилось предметом политических спекуляций в Интернете, интернет-форумах, а также в ряде зарубежных (в основном российских) печатных СМИ.
На вопрос о том, куда подевались русские, националисты и скинхеды и даже некоторые видные члены российского правительства, типа Дмитрия Рогозина давно нашли ответ. По их мнению, русских в Таджикистане вырезали, а тех, кого Бог миловал, эмигрировали в Россию. Но авторы этих страшилок забывают, что эти события произошли не так давно, в конце 20 века, и геноцид или этническую чистку целого народа утаить невозможно.
На самом же деле, сокращение численности русских и узбеков произошло в результате гражданской войны в Таджикистане в 90-х годах прошлого века. Эта война заставила сотни тысяч человек покинуть Таджикистан. Уезжали не только представители национальных меньшинств, но и сами этнические таджики. И этот процесс продолжается до сих пор.
В настоящий момент в Таджикистане особенной популярностью пользуется программа «Семейного переселения» в Россискую Федерацию. Только в прошлом году по данной программе из республики эмигрировали более 5 тысяч семей.
Сегодня в Таджикистане функционируют более 20 национальных общин, среди которых общества туркменов, казахов, различных малочисленных кавказских народов, уйгуров, татаров и башкир, кыргызов, корейцев, узбеков, армян, осетин, грузин, поляков и несколько общин российских соотечественников.
Проблемы в области языка и культуры
Как часть международного сообщества, Республика Таджикистана взяла на себя ответственность за обеспечение и защиту прав всех национальных меньшинств на своей территории.
В связи с этим, правительство Таджикистана ратифицировало важнейшие международные акты, в том числе, Международную Конвенцию о ликвидации всех форм расовой дискриминации, Конвенцию по правам лиц, относящихся к национальным меньшинствам. Конституция Таджикистана запрещает дискриминацию по расовым, национальным и этническим признакам.
В целом, ситуации с национальными меньшинствами в республике неплохая. В Таджикистане большое количество смешанных браков, таджикско-узбекских и таджикско-кыргызских, есть и таджикско-русские семьи, хотя их количество за последние 20 лет значительно сократилось.
Большинство национальных меньшинств в Таджикистане, владеют русским языком, а этот язык, хотя и не признан вторым государственным, имеет высокий статус, отраженный в Конституции республики, как язык межнационального общения.
Получать информацию, образование и культурное воспитание представители нацменьшинств, в основном, могут на русском языке. Только у узбеков, основного национального меньшинства, такая возможность имеется на своем родном языке.
В Таджикистане имеется 16 театров, более 10 из них представляют зрителям спектакли на таджикском языке. Три театра, в том числе Театр имени В. Маяковского в Душанбе, Драматический театр имени А. С. Пушкина в Худжанде, а также Кукольный театр в городе Чкаловске показывают свои представления на русском языке. На узбекском языке спектакли создает театр в Спитаменском районе Согдийской области.
По официальным данным, в стране выходят 412 печатных изданий, том числе, 268 – газет и 136 – журналов. 34 СМИ печатаются на русском, 10-на узбекском, 1 на кыргызском языках.
В Согдийской области функционирует частное телевидение, вещающее на узбекском языке. Еще шесть частных телеканалов области транслируют свои передачи на двух языках,  таджикском и узбекском.
Несколько лет назад проблемы национальных меньшинств в Таджикистане периодически освещались в таджикских СМИ. Общее мнение — определенные проблемы существует, но из этого не следует, что их права ущемляются на государственном уровне.
Например, известный в стране узбекский поэт, ныне покойный Ульмас Джамол утверждал, что одна из проблем у узбеков Таджикистана, это нехватка учебников на узбекском языке, так как раньше они поставлялись из Ташкента.
«Когда Узбекистан перешел на латинскую графику, нам перестали поставлять их», — сказал он. (ссылка).
На самом деле, переход на латинскую графику в Узбекистане и прекращение поставок учебников из Ташкента узбекоязычным школам стали серьезной головной болью для Министерства образования Таджикистана.
Раньше, в советский период Узбекистан печатал учебники для узбекских школ Таджикистана, в свою очередь, Таджикистан поставлял учебники на таджикском языке для таджикских школ Узбекистана.
Тем не менее, сейчас Таджикистан самостоятельно пытается решить эту проблему. Насколько хорошо это получается, судить трудно, поскольку уровень образования падает и в таджикских, и в узбекских, и даже в русских школах страны.
По официальным данным, к концу 2013 года Министерством образования Таджикистана было издано 31 наименование учебников для школ с узбекским языком обучения. Для кыргызов выпущено 21, для туркменов 13 наименований учебников.
За последние 5 лет отмечалось снижение количества классов и учащихся с узбекским, кыргызским и туркменским языками обучения. Говоря о причинах, таджикская журналистка В. Касымбекова в своей статье «Нацменьшинства Таджикистана. Язык до Душанбе доведет»? отмечает, что сокращение связано с переходом обучения на подушевое финансирование, а также желание самих родителей обучать своих детей на таджикском языке. Поскольку у этнических узбеков в Таджикистане слабые перспективы для карьерного роста. Также они не могут рассчитывать на продолжение обучения в вузах на родном языке. В 2014 году в Таджикистане функционировали около 900 школьных учреждений, в которых обучение осуществлялось на узбекском языке. В этих учреждениях на родном языке обучались около 500 тысяч учащихся (ссылка).
Проблема в законе о языке?
Ряд экспертов считают, что Закон о языке, принятый в 2009 году таджикским парламентом, ограничил влияние других языков. В результате, национальные меньшинства оказались перед вынужденным выбором — учить таджикский язык.
Некоторое время назад Рахматилло Зойиров, лидер оппозиционной Социал-демократической партии в интервью IWPR завил, что в Законе о языке существует противоречия. Одна статья гласит, что все образование должно проводиться на таджикском языке, в то же время другая гласит, что школы, колледжи и университеты могут «осуществлять деятельность» на других языках.
«А в слово «деятельность» включается ли обучение на других языках?» — задается вопросом Зойиров.
Чиновники Министерства образования Таджикистан утверждают, что количество уроков узбекского языка в столице сократилось, но даже и на их проведение не хватает квалифицированных узбекоязычных учителей. (З. Эргашева, Б.Шамс. статья «Таджикистан: реалии жизни узбекской общины» ссылка).
В 2014 году у узбеков Таджикистана появилась еще одна проблема. В стране заработал единый Национальный центр тестирования, в котором сдают экзамены и тесты все абитуриенты, желающие поступить в вузы страны. Этот центр впервые запустил сдачу экзаменов для поступления в вузы на государственном языке, но не стал принимать тесты выпускников узбекских школ.
Таджикская служба радио «Свобода», Озоди, сообщила, что незнание таджикского языка закрыло двери вузов перед узбекскими школьниками Таджикистана. Как заявил представитель Центра развития образования Таджикистана Бахтиёр Буриев, для решения проблем узбекоязычных учащихся в Национальный центр тестирования были направлены предложения, но они не были выполнены. А пресс-секретарь Национального центра тестирования Ситора Назарова заявила, что законодательство Таджикистана требует, чтобы все абитуриенты, даже представители национальных меньшинств, знали таджикский язык.
«Это общепринятая мировая практика. Возможности принимать экзамены на трех, или четырех языках в национальном центре тестирования нет», — заявила она. (ссылка).
Представительство во власти
В частных беседах некоторые этнические узбеки сетуют на то, что представителей данного этноса оттесняют на обочину общественной и политической жизни и лишены доступа к экономическим ресурсам.
З. Эргашева и Б. Шамс в упомянутой выше статье пишут, что к апрелю 2014 года узбеки занимали всего 7,6% должностей на государственной службе, что намного ниже их общей доли в составе населения.
В. Касымбекова утверждает, что к концу 2013 года 97,6% судей являлись таджиками (366 судей), и только 2,1% – узбеками (8 судей) и 0,3 % кыргызами (1 судья).
Вряд ли за это время ситуация в Таджикистане поменялась.
Проблемы во взаимоотношениях двух стран отражаются на узбеках Таджикистана
Уменьшение количества госслужащих, представителей узбекской общины в Таджикистане, на мой взгляд, связано с двумя факторами. Первый — ухудшение отношений между Ташкентом и Душанбе, и второй – это ущемление прав таджиков в Узбекистане.
Об ущемлении прав таджиков в Узбекистане говорили и писали еще в советский период. Тогда утверждали, что узбекское правительство насильно принуждало этнических таджиков менять свою национальность на узбеков, заставляя писать в паспорте в графе национальность, вместо «таджик» — «узбек». Эта тема периодически поднимается в таджикских национальных СМИ и становится предметом бурных обсуждений в таджикском сегменте интернета.
Отношения между двумя соседними странами ухудшились в конце 90-х годов прошлого века. С 2000 года страны связывает визовый режим. Прекращено транспортное сообщение между двумя странами. Узбекистан вышел из единой энергосистемы, неоднократно повышал тарифы за природный газ. В конце концов, республика совсем отказалась от поставок природного газа из Узбекистана для бытового потребления, и сейчас покупает газ в малых количествах, только для промышленных целей. Несмотря на неоднократные попытки сблизить позиции, с тех пор взаимоотношения только ухудшались. Узбекистан неоднократно перекрывал железнодорожные пути сообщения с Россией. Не допускает Ташкент и транзит туркменской электроэнергии в зимний период и заблокировал строительство важнейшей для Таджикистана Рогунской ГЭС.
Существует мнение, что таджикские власти считают узбекское меньшинство пятой колонной. И основания для подобного мнения имеются веские. В 1998 году бывший полковник Министерства обороны Таджикистана, этнический узбек Махмуд Худойдердыев вторгся из соседнего Узбекистана в Согдийскую область и решил отделить область из состава Таджикистана. Но мятеж был подавлен, полковник спасся бегством в Узбекистан, где по непроверенным данным до сих пор проживает.
Необходимо отметить, что этот же полковник Худойбердыев в годы гражданской войны, беспрепятственно ушел на территорию соседнего Узбекистана через территории южного Таджикистана, где подавляющее большинство населения составляли также этнические узбеки.
Сотрудник еженедельника «Озодагон» Азизи Накибзод напоминает, что узбеки Таджикистана годы гражданской войны 1992-1997г. были в составе Народного фронта. В свою очередь Народный фронт, воевавший на стороне нынешнего правительства, поддерживал и вооружал Ташкент. «Естественно, узбеки пользовались привилегиями».
После прихода к власти действующего правительства, а произошло это при непосредственном участии Ташкента в годы гражданской войны, узбеки, как союзники Народного фронта Таджикистана, имели ряд привилегий.
Например, один из заместителей главы государства, председателя Верховного совета Таджикистана был узбеками. Также, в парламенте рабочими языками считались 3 языка, таджикский, русский и узбекский.
Но со временем, в связи с политикой охлаждения, ситуация изменилась. В результате, в парламенте прошлого созыва (2000-2015 гг.) только двое парламентариев представляли национальные меньшинства — 1 узбек и 1 кыргыз.
В нынешнем созыве, все кандидаты в Маджлиси Намояндагон в обязательном порядке сдавали тест на знание таджикского языка, потому что парламентские заседания ведутся только на таджикском языке.
Между тем, следует отметить, что таджикские узбеки, которые в годы гражданской войны бежали в Узбекистан, на своей исторической родине не были приняты с распростертыми объятиями. Почти все беженцы–узбеки вернулись назад после ее окончания, поскольку узбекское правительство приняло жесткий закон о гражданстве, поставивший запрет на его получение многим своим землякам из Таджикистана.
Бытовой шовинизм
Некоторые представители этнических узбеков жаловались на то, что иногда при возникновении конфликтов на бытовом уровне, таджики обязательно укажут на их национальность, произнося слово «узбак» вместо «узбек».
«Это обидно, — говорит один из представителей таджикских узбеков, Уктам Ибрагимов, — Я родился и вырос в Душанбе, я коренной душанбинец. И сейчас, те, кто приехал из кишлаков, называют меня «узбаком».
Однако многие таджики говорят, что в слове «узбак» нет ничего обидного.  Произношение слова «узбек» пришло из русского языка, на таджикском языке название этой нации произносится, именно так.
Дискриминация на бытовом уровне, конечно же, существует. Но это характерно не только для узбеков и таджиков. После обретения независимости в республике усилились местнические настроения, землячество и националистические идеи. Скорее всего, это связано с обнищанием населения и бедностью. Кроме того, некоторые аналитики считают, что это характерно для обществ, где национальная идентичность только формируется. Так происходит и в Таджикистане. Несмотря на многовековую историю, таджикское общество проходит путь реформации.
Дискриминации по национальным признакам нет?
С мнением о том, что в Таджикистане притесняют узбеков, согласны не все. Например, Азизи Накибзод убежден, что узбеки еще до революции пользовались привилегиями, им принадлежали лучшие плодородные земли на равнинах. И в современном Таджикистане узбеки не обделены экономическими привилегиями. Очень редко можно увидеть бедных представителей этого этноса, возможно, потому что они от природы предприимчивы, обладают предпринимательскими способностями, и в Таджикистане никто не запрещает иметь им собственный бизнес.
Система торговли на 80 процентов в крупных городах, таких как столица, Душанбе, и областной центр, Курган-тюбе, находится в их руках. Даже не смотря на напряженные отношения между Ташкентом и Душанбе, в самых доходных местах, в том числе, в аэропорту и железнодорожном вокзале, в основном, работают узбеки.
В регионах республики существуют множество кишлаков, куда в годы советской власти были переселены узбеки и таджики из Ферганской долины, там они с успехом занимаются земледелием, возделывают сады и виноградники.
Смена национальности — решение проблемы?
Существует мнение о том, что некоторые узбеки пытаются ассимилироваться, сменив «национальность» в паспортах. В прошлом году об этом говорилось в статье З. Эргашевой и Б. Шамс, которую я упоминал выше.  Возможно, такая тенденция где-то и существует, Но учитывая высокий уровень национального самосознания узбеков можно утверждать, что речь идет только о небольшом количестве людей.
Точной официальной статистики о том, какой процент узбеков «превратились» в таджиков не существует, поэтому трудно сказать, имеет ли отношение практическая замена паспортов к уменьшению численности узбеков в Таджикистане.
Представитель узбекской интеллигенции, попросивший не называть его, считает, что люди, которые из меркантильных соображений изменили свою национальность, могут и второй раз ее поменять.
«Я узбек, и моя родина Таджикистан. Я служу своей родине, оставаясь при этом узбеком», — говорит он.
Накануне президентских выборов в Таджикистане узбекская община поддержала кандидатуру действующего главы государства Эмомали Рахмона. Ранее данная организация выступила в защиту строительства Рогунской ГЭС, которая стала серьезным камнем преткновения между двумя государствами. Это свидетельствует о том, что, несмотря на существующие проблемы, многие этнические узбеки считают себя таджикистанцами.
Вывод: Говорить о том, что в Таджикистане решены все проблемы национальных меньшинств, было бы несправедливо. Но и трагедию из этого тоже не стоит делать, так как общество, в целом, терпимо относится к представителям других этнических групп. По сути, все представители национальных меньшинств, в том числе и узбеки, переживают такие же трудности с трудоустройством и прочими проблемами, как и представители титульной нации. Их также касается проблемы коррупции, отсутствия хорошего образования и всего прочего, как и таджиков. Все представители других этносов являются гражданами Таджикистана и обладают такими же правами и проблемами.
Рекомендации:
Улучшить положение национальных меньшинств в одной отдельно взятой центрально- азиатской республике нелегкое дело. Проблемы у всех представителей этнических меньшинств примерно одинаковые.
И для решения первостепенных проблем, таких, например, как поставка учебников на родном языке, обеспечение учителями, необходимо сотрудничество на уровне тех государств, этносы которых проживают на территории Таджикистана.
Разумеется, если Ташкент хочет поддержать в этом направлении этнических узбеков в Таджикистане, то он должен напечатать учебники на кириллице, а Таджикистан, в свою очередь, должен издавать учебники на кириллице для таджиков Узбекистана. Необходимо восстановить забытую советскую практику отправки учеников, откомандирования преподавателей в соседние республики.
Правительству  Таджикистана следует обратить внимание на то, чтобы у каждого этноса были свои представители либо в парламенте, либо в местных органах власти для того, чтобы они могли доносить  проблемы и чаяния нацменьшинств на более высокий уровень и своевременно решать эти проблемы.
В случае с Узбекистаном необходимо сближать позиции, поскольку добрососедские отношения всегда лучше недружелюбия и вражды. Жителей двух соседних республик очень многое связывает, в том числе и родственные отношения. Надежду на отмену визового режима и возобновление транспортного сообщения между двумя странами никто не теряет.
Нурали Давлат, журналист и политолог
Мнение автора может не совпадать с позицией редакции CABAR

Последнее

Популярное