Статьи IWPR по ЦА Кыргызстан

Кыргызстан: Анатомия митингов

18.04.2017

По данным МВД, в 2015 году по республике было зарегистрировано 434 митинга, в 2016 году – уже 596, а за неполных 3 месяца этого года уже прошло 88 митингов. Местные эксперты активизацию постоянных митингов в Кыргызстане объясняют тезисом “незавершенной революции”, но с 2010 года природа противостояний претерпела серьезные изменения.

Автор: Элеонора Сагындык кызы 

После 15 лет с первого массового и резонансного протеста в Кыргызстане — Аксыйских событий 2002 года — эксперты обсудили институт митингов и протестной политики в стране, которые сложились на сегодняшний день. В своем выступлении исследователь Асель Дөөлөт, которая занимается анализом митингов после апрельской революции, выявила 4 их характерных черты. Первая – начиная с 2010 года в Кыргызстане  проводимые митинги плохо организованы. Вследствие чего вытекает вторая черта – нет конкретных итогов. Третьей чертой можно назвать то, что митинги-пикеты перестали носить устойчивый характер, другими словами, мирные собрания как раньше перестали быть масштабными и ограничиваются одной-двумя встречами. И четвертой чертой можно назвать отсутствие новизны, инновационного подхода в политике проведения протестных акций.

Сделаю несколько пунктов. Это не полноценный список этих черт, но самые основные. Во-первых, слабая организация протестов; во-вторых, низкая эффективность (под этим подразумеваю возможность граждан на решение властей, исполнительно законодательных ветвей); третий момент — это неустойчивость этих протестов во времени и пространстве. Хотя на самом деле в селе митинги и акции длятся чуть больше, чем в городе. Просто медиа это не освещает. То есть мы видим только конечный результат этих протестов —  например, люди на лошадях куда-то прибегают, сжигают здания…  вот этот результат мы видим, а то, что предшествовало этому —  нам, в основном, неизвестно. И последний момент — это отсутствие инноваций в протестных практиках.

Стоит также отметить, что по мнению исследователей, после 2010 года стало сложным отслеживать политическую систему в Кыргызстане. Поскольку в политическом поле появились новые институты, другие были распущены, а некоторые институты наоборот были наделены новыми полномочиями. Смешение формальных каналов принятия решений с неформальными породило гибридную систему, что затруднило понимание этой системы простыми гражданами. Другими словами, граждане перестали понимать, кто должен отвечать на их претензии и исполнять их требования.

— В политологии есть такой концепт —  называется «проблемы идентификации вины» (blame attribution problem). Проблемы идентификации вины, то есть кто несет ответственность за определенные проблемы граждан. Раньше, в авторитарных системах это было достаточно легко. Адресат этих проблем был один, и он был очевиден —  «Акаев кетсин» или «Бакиев кетсин». То есть по этим лозунгам митингующих можно было понять, кому адресованы эта обида или несогласие. А после 2010 года адресатов стало много: это и суды, и различные ведомства, это и президентская администрация. Буквально до недавнего времени этих адресатов было много, но сегодня как бы поле суживается и становится более очевидным, адресат все-таки находятся где-то в президентской администрации. А до этого система была более сложной. Последний момент я хочу подчеркнуть — отсутствие реакций этих адресатов на проблемы жителей и граждан приводит еще одной проблеме коллективного действия — это недоверие, недоверие к политике,  — считает Асель Дөөлөт.

 В Кыргызстане в предверии весны многих волнует вопрос о том, будет ли третья революция в стране.  Надо отметить, что и эта весна богата на митинги.  Арест лидера партии  “Ата Мекен” Өмүрбека Текебаева, иски Генпрокуратуры к “Азаттыку” и “Занозе” способствовали проведению крупных митингов.  В Оше и Джалал-Абаде объединяются лидеры оппозиции, которые намерены провести курултай и даже инициируют пеший марш в сторону Бишкека.  26 марта после долгого отсутствия в стране вернулся экс-депутат ЖК Садыр Жапаров, его арест спровоцировал митинги его сторонников. В результате более 60 человек были арестованы за административные правонарушения.

По словам гражданского активиста Динары Ошурахуновой, которая постоянно мониторит ситуацию в стране, в республике складывается сегодня ситуация, схожая с той, что была в канун двух переворотов в КР.

-Происходящие события, действия властей очень похожи на те, что уже происходили ранее. Все те же аресты видных политиков, применение насилия в отношении их сторонников, попытки закрыть СМИ, угрозы. Мы все это проходили в 2005 и 2010 годах. Сейчас если заметили идет повторение.  Но ведь события тех дней нельзя забывать. Но к сожалению, многие уже забыли о них. Конечно, отслеживая за этими событиями задаешься вопросом, почему все это происходит.

Тем не менее на церемонии сквера событиям 24 марта, президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев заявил, что нет никаких оснований для третьей революции.

-На пресс-конференции с Владимиром Путиным я, кажется, неправильно пошутил. Но в Кыргызстане не будет третьей революции. Можете мне поверить. Сейчас Кыргызстан стал совсем другой страной, нет оснований для революции. Не смогут усугубить ситуацию. А если кто попытается, ответит по закону. Время игр, торга и заигрываний закончилось.

По мнению экспертов, у населения в Кыргызстане с каждым годом снижается доверие и интерес к митингам.  Постепенно становится больше тех, кто не доволен участниками акций протеста.  В соцсетях пишут обвинительные посты в адрес митингующих, в ответ сторонники участников акций протеста доказывают их правоту, что провоцирует споры.

Эксперт Асель Дөөлөт отмечает, что нерезультативность большинства митингов коллективного действия приводит к еще одной проблеме. По ее словам, постепенно у граждан пропадает чувство доверия к политике.

— Недоверие к политической системе порождает недоверие ко всем. Это недоверие в политической системе к людям, к гражданам, как она действует микродинамики мобилизации. Я в своей работе наблюдала также за комментариями обычных наших граждан, которые наблюдают как политический обозреватель за этими митингами. Я пришла к такому выводу, что сегодня вот это недоверие к политической системе и политике оно и дискретировало сам протест. То есть протест сегодня не является символом социального сопротивления, а протест стал фейком. 

Действительно, в Кыргызстане оппозиция сегодня очень разношерстна.  Можно поделить политиков, находящихся  в оппозиции, на три группы.  Первая группа – лидеры “Ата -Мекена” (находящийся под арестом Өмүрбек Текебаев, Аида Салянова, Алмамбет Шыкмаматов и другие) и их сторонники, вторая группа – обиженные на власть политики Равшан Жээнбеков, Акматбек Келдибеков, Камчыбек Ташиев, Адахан Мадумаров и другие. И третья группа – политики, которое в свое время вместе с Алмазбеком Атамбаевым работали во Временном правительстве. При этом заметно, что у всех этих групп нет единой идеи, у каждой из них свои интересы и нет сплоченности для выступления совместными усилиями против власти.

Если вернуться к теме митингов, в Кыргызстане согласно официальным данным, из года в год растет количество митингов. По данным МВД, в 2015 году по республике было зарегистрировано 434 митинга, в 2016 году – уже 596, а за неполных 3 месяца этого года уже прошло 88 митингов.

Нескончаемые митинги в стране эксперты трактуют по-разному.  Эксперт по международной и сравнительной политике Медет Тюлегенов поясняет проходящие в республике митинги тезисом “незавершенная революция”.

 Я много думал над тезисом “незавершенной революции”.  Там, где во второй раз прошла революция в большинстве случаев возможно первая революция не достигла своей цели. Такие незавершенные циклы порождают беспокойство.  По  тезису “незавершенная революция”, есть логика начала, но нет логики конца. Здесь можно вспомнить “перманентную революцию” Троцкого.

По оценке эксперта, с 2010 года еще одним знаком в описании митингов служит наличие внешнего фактора.  Например, увеличилось количество акций протеста перед посольствами.

С 2010 года известный своим прозвищем “человек-митинг” Өндүрүш Токтонасыров провел более 100 акций протеста и мирных маршей. Он выступил перед белорусским посольством за экстрадицию Бакиевых, за привлечение к ответственности сотрудника российского посольства в КР, сбившего гражданина Кыргызстана. По словам гражданского активиста, более половины проводимых им акций дали свои положительные результаты и повлияли на принятие политических решений.

-Есть понятливые, а есть и не понятливые. Некоторые думают, что я дурак, которому заняться нечем, называют меня человеком-митингом. Пусть говорят, что хотят, у каждого есть свое мнение. Я уважаю их, многие относятся ко мне с пониманием. Некоторые могут думать, что для Ондуруша стало нормой взять плакат, написать на нем что-нибудь и выйти с ним на митинг. Нет. Для меня выйти на пикет даже по самому простому вопросу это как для режиссера в драмтеатре подготовиться к спектаклю или как для актера сыграть главную роль. Я огорчаюсь, не сплю ночами, думая, как же пройдет митинг. Я пишу письма по разным вопросам в уполномоченные органы и если не получаю ответа, тогда выхожу на митинги. А так на ровном месте конечно же автоматически не выхожу протестовать”.

Тем не менее по словам члена коалиции “За демократию и гражданское общество” Динары Ошурахуновой, в стране с каждым годом протестный потенциал снижается.

Одной из причин является по ее мнению влияние соцсетей, которыми стали пользоваться массово.

-С 2010 года обсуждение в соцсетях перешло в массовый сегмент, появилась возможность виртуально обсуждать острые вопросы, делиться протестными мыслями. Другими словами, сидя в Фейсбуке мы можем делать протесты. Власти должны были быть довольны тем, что такое происходит, так как виртуальный протест не так опасен. Но власти пошли на то, что стали привлекать к ответственности и за слова в соцсетях, начались преследования граждан. Вследствие этого люди из социальных сетей стали выходить в реальную жизнь. Другими словами,  власть сама провоцирует переход протестных настроений из соцсетей в реальную жизнь.

В Кыргызстане есть организации, которые проводят анализ, наблюдают за акциями протеста, проводимыми в стране.   Посмотрим самое последнее исследование о митингах. НПО  “Кылым шамы” и “Жаштардын укук коргоо тобу” (Группа защиты прав молодежи) провели анализ митингов, прошедших в стране с 2013 по 2016 годы.  Согласно нему, 43 процента митингов прошли  в Бишкеке.  Затем следуют областные центры, такие как Ош, Джалал-Абад. Меньше всего акций протеста проходит в Таласе  и Нарыне.

Глава ОО  “Жаштардын укук коргоо тобу” (Группа защиты прав молодежи) Гүлшайыр Абдирасулова отмечает, что 70 процентов митингов проходят с политическими и социальными требованиями. Почти не проводятся акции протеста по правам человека или с требованиями в области культуры.  По словам Абдирасуловой, требования большинства митингов упираются в социальные проблемы, но вследствие бездействия властей или отсутствия реакции, протестные требования приобретают политический характер:

Если вовремя не решаются социальные вопросы, то требования митингующих перерастают в политические.  Это практика. Нерешенные вопросы заканчиваются “кетсин”, — говорит Гульшайыр Абдирасулова.

Правозащитник отметила, что в настоящее время власти предпринимают попытки по ограничению права граждан на проведение мирных собраний.

-Тех, кто хочет выйти на митинг, отправляют в парк имени Горького или ипподром. Те, кто не согласен с таким условием, выходят на площадь и в итоге задерживаются. Количество таких арестов увеличивается, что приводит к большому недовольству граждан. Это если снова и снова ходить  в суд, а рассмотрение вашего дела не будет завершаться, в итоге это приведет к конфликту. Тоже самое с митингами, если не будут выполняться требования, никто не будет реагировать, а людей как скот будут гонять куда не попадя, то конечно будет нарастать большой протест.

Тем не менее по словам Абдирасуловой, в Кыргызстане закон о мирных собраниях хорошо гарантирован. До 2002 года митинги регулировались постановлением президиума парламента СССР. С 2002 года после Аксыйских событий стали подниматься инициативы о принятии законных мер по регулированию митингов  в стране.  В 2003 году по инициативе Омурбека Текебаева был принят закон о мирных собраниях. Согласно нему, организаторы митинга за 12 дней до проведения акции протеста должны были обратиться с уведомлением к властям.

В 2008 году во времена Бакиева депутат-коммунист Исхак Масалиев разработал новый законопроект о мирных митингах, согласно которому было резко ограничено право граждан на проведение митингов. В настоящее время действует закон “О проведении митингов и демонстраций, мирных собраний без оружия”, принятый в 2012 году после апрельских событий под эгидой Института омбудсмена и Министерства юстиции.

Последнее

Популярное