Аналитические материалы / Кыргызстан

Эсен Усубалиев: Нужно бороться с корнями религиозного радикализма

10.11.2015

«Одними репрессивными мерами здесь не обойдешься, полностью заниматься профилактикой и полагаться на нее тоже неправильно. Основа проблемы заключается в различных факторах: это экономика, необустроенность жизни, тоталитарный режим правления и отсутствие демократии, а также политика третьих стран, которые преследуют геополитические цели», — сказал в интервью CABAR.asia Эсен Усубалиев, директор аналитического центра «Разумные решения».

esen photoПобег девяти опасных заключенных из СИЗО-50 Кыргызстана, которые являлись членами запрещенной организации «Жайшуль Махди» и имели отношение к организации серии терактов, экстремистской пропаганды и нападений на мирных граждан, поднял давно копившиеся серьезные проблемы в пенитенциарной системе республики.

CABAR.asiaза комментариями обратился к исламоведу и директору аналитического центра «Разумные решения» Эсену Усубалиеву.

CABAR.asia: Что Вам известно об организации «Жайшуль Махди» и каково ее положение на данный момент?

Эсен Усубалиев: Это самопровозглашенная организация, которая была создана в Кыргызстане в конце 2009 или в начале 2010 года на основе джихадистской идеологии. Это мелкая организация, она состояла из 10 человек. Форма этой организации очень распространенная; любой наиболее осведомленный в религии человек мог бы создать такую организацию. Это очень просто, т.к. нет других атрибутов в «Жайшуль Махди», которых мы видим в больших организациях, например, в ИДУ или в организациях, которые оперируют в зоне конфликта в Сирии и Ираке. На то время это была некая тенденция на создание подобных мелких групп.

В Кыргызстане не так много подобных групп, но в Казахстане была группа «Джунд аль-Халифат» — это тоже маленькая организация на базе джихадистской идеологии; они объявили о том, что являются солдатами исламского халифата.

«Жайшуль Махди»безусловно, чтобы получить спонсорскую помощь и заявить о себе, сделала ряд громких действий (теракт возле Дворца спорта, нападение на синагогу, убийство милиционеров и вооруженное сопротивление).

Все члены были либо убиты, либо сидели в тюрьме. Сейчас этой организации фактически нет. На последнем человеке, которого ловят в стране, и прекратится существование этой организации.

CABAR.asia: Сообщается, что экстремисты, оказавшиеся в тюрьмах, продолжают свою работу. Насколько это серьезно и масштабно?

Эсен Усубалиев: Это серьезная тенденция, т.к. люди, находясь в тюремной среде длительное время, делают выбор в пользу этой идеи, и Ислам, как система преобразования этого мира в радикальном или в умеренном направлении, находится в выигрышном положении для тех, кто находится в духовном поиске. Этим пользуются различные экстремистские организации. Тюремная среда за последние 5-8 лет стала распространением радикальных религиозных взглядов, и это серьезная проблема.

И эта тенденция, безусловно, так же распространяется и на криминал. Если мы ведем речь о радикальной джихадистской идеологии, то она очень удобно ложится на криминальную идеологию в плане того, что нужно совершать какие-то действия против тех, кто не является членом нашей организации, которых мы объявляем как «неверных». В отношении «неверных» разрешен определенный вид деятельности; они своей криминальной деятельностью приводят религиозные обоснования, и это становится удобным и популярным в определенных кругах криминального мира.

CABAR.asia: Тем не менее государство продолжает их сажать вперемешку с обычными преступниками…

Эсен Усубалиев: Это самый главный вопрос, т.к. не все государства могут позволить себе отдельное содержание. Даже если их будут содержать отдельно, это не решит проблему. потому что мы преимущественно мусульманская страна и даже криминальная структура частично религиозна или проводит религиозные обряды. Даже если мы всех экстремистов-террористов посадим отдельно (что очень трудно, т.к. нет средств) ничего не получится, так как исламская идея довольно сильная и пробивает все стены и преграды, поэтому это очень сложно.

CABAR.asia: Но в то же время, не кажется ли Вам, что лишение свободы экстремиста ничего по сути не дает, так как он отсидит несколько лет, но со своими старыми идеями обратно выйдет в общество. Может быть, необходимы просветительские программы для таких заключенных?

Эсен Усубалиев: На сегодняшний день ни в одной стране мира нет программы, которая полностью искоренила бы эту идею. Во-первых, мир с этим столкнулся сравнительно недавно – 10-15 лет как мы имеем дело с джихадистским интернационалом, который порожден сложными геополитическими процессами в мире и обусловлен политикой различных держав в том или ином регионе, поэтому для примера мы ничего не найдем.

Узбекистан, Туркменистан довольно радикально относятся ко всему этому, Казахстан, даже несмотря на свою демократию, тоже довольно жестко борется с этим. Одними репрессивными мерами здесь не обойдешься, полностью заниматься профилактикой и полагаться на нее тоже неправильно. Основа проблемы заключается в различных факторах: это экономика, необустроенность жизни, тоталитарный режим правления и отсутствие демократии, а также политика третьих стран, которые преследуют геополитические цели… поэтому это сложный вопрос. К примеру, Чечня, где России удалось превратить ее в «витрину» борьбы с терроризмом, можно было бы рассматривать как один из вариантов решения этой проблемы, но здесь тоже 50/50 т.к. режим Чечни трудно назвать демократичным и президент Чечни тоже не демократ. И проблема в Чечне тоже не исчезла…

Я думаю, что эта разрушительная идея исчезнет тогда, когда за терроризмом не будут стоять третьи силы, которые преследуют свои геополитические цели. Как для примера с басмачеством, которое прекратилось в 40-е годы, когда Великобритания начала испытывать на себе проблемы в виде Германии и Второй мировой войны, когда денег не стало, то и басмачество прекратилось, но идея осталась. Идея потом трансформировалась в Афганистане, теперь сейчас, и поэтому до тех пор, пока за терроризмом стоят различные силы, эту проблему не решишь.

CABAR.asia: Откуда и как получают подпитку эти запрещенные организации?

Эсен Усубалиев: У нас целый список запрещенных организаций: Талибан, Аль-Каида, теперь и группировка «Исламское государство», Союз исламского Джихада, ИДУ, «Исламское движение Восточного Туркестана», их много. Как бы мы их не называли, они подчиняются одному центру: это либо Саудовская Аравия, либо Катар. Те, в свою очередь, корректируют свою политику с западными странами – такая вот трехуровневая система интересная, поэтому говорить сложно.

Кыргызстан удобен для террористических организаций как транзитная зона, с точки зрения общественной стабильности будут теракты, а в целом всех устраивает наш транзитный потенциал, т.к. нас окружают государства с недемократическим направлением, в которых должен произойти транзит власти: это Казахстан, Узбекистан, и если представить, что это их главные цели, то роль Кыргызстана более-менее выгодна. 

Последнее

Популярное