Аналитические материалы / Кыргызстан

Эмиль Джураев: Что и как думать о новой власти в Узбекистане: взгляд из Кыргызстана

27.02.2017

«Узбекистан вряд ли станет либеральной демократией в следующие пять лет, но более чем возможно, что страна перестанет самоизолироваться, модернизирует работу государственной машины и, особенно, управление экономикой, и станет более конструктивной в отношениях с внешним миром», — политолог Эмиль Джураев, специально для CABAR.asia, делает прогнозы развития Узбекистана с приходом новой власти.

С приходом новой власти в Узбекистане, для Кыргызстана, как и для всех стран региона, назревает необходимость серьезно и обдуманно подойти к вопросу построения новых, более эффективных и взаимовыгодных отношений. Важность Узбекистана вряд ли нужно обосновывать — страна буквально в самом центре Центральной Азии, с большой территорией, самым многочисленным населением, с динамично растущей и дифференцированной экономикой и с многочисленными социально-политическими явлениями. Де факто по истечении менее полугода с момента прихода Шавката Мирзиеева к лидерству в стране, новый президент сделал много нехарактерных – а часто и супротивных – для власти покойного И. Каримова действий и жестов.

Для соседей и партнеров Узбекистана стоит задача как выстроить отношения с этой страной так, чтобы добиться реальных сдвигов вперед, не упустив новые возможности и не поддавшись соблазну чрезмерных ожиданий. Для этого необходимо наиболее четко постараться понять обстоятельства и вызовы, при которых действует и выстраивается новая власть в Ташкенте. 

Восприятие прихода Шавката Мирзиеева к власти

О Ш. Мирзиееве, равно как и обо всех других представителях скрытной политической элиты Узбекистана, мир почти ничего не знал. Какие-либо конкретные ожидания строить было не на чем, кроме того факта, что он был премьер-министром целых тринадцать лет, а также, что он, будучи хокимом в Джизаке, занимался рукоприкладством. То есть, в отсутствии иной информации, оставалось ожидать, что Узбекистан ждет продолжение каримовской диктатуры с человеком, для которого методы насилия далеко не чужды.

Однако, в первые же недели в статусе и.о. президента, Ш. Мирзиеев снискал гораздо более позитивное признание в глазах общественности как внутри, так и вне страны. Высказывая благодарность и почтение покойному лидеру страны, как подобает в Центральной Азии, он в то же время начал говорить о необходимости проведения серьезных реформ в управлении экономикой, во внешней политике, в социальной сфере. Слово «либерализация», несовместимое с Узбекистаном при И.Каримове, стало частым элементом заявлений Ш.Мирзиеева, будь то о либерализации торговли, валютной политики, визового режима для туристов, и многого другого, вплоть до большей свободы для граждан. Ш.Мирзиеев заговорил о необходимости улучшить отношения с соседними государствами, и согласовал весьма показательный обмен дружественными визитами больших делегаций с Кыргызстаном и Таджикистаном, которые наиболее наглядно подчеркнули разницу между прежним режимом и новым.  

На фоне таких неожиданно новых и обнадеживающих действий и речей Ш. Мирзиеева возросли и ожидания серьезных положительных изменений. В Кыргызстане сразу начали задаваться вопросом о том, как скоро урегулируется проблема делимитации границы. Появились надежды найти взаимопонимание по поводу проектов крупных ГЭС в Кыргызстане и Таджикистане, а Душанбе успел весьма церемониально запустить стройку плотины для ГЭС при молчаливом согласии Ташкента. Среди простого народа по обе стороны границы появились, и вскоре отчасти нашли подтверждение надежды на облегчение режима пересечения границы, который оставался крайне строгим и ограниченным в последние годы.

Таким образом, к моменту выборов президента в Узбекистане 4 декабря 2016 г., когда народ утвердил Ш. Мирзиеева на высшей государственной должности подавляющим большинством в 88% голосов, новый лидер уже зарекомендовал себя в регионе как действительно самостоятельный человек, а не просто продолжатель пути Каримова. Теперь задача для соседей Ташкента состоит в том, чтобы укрепить ту позитивную динамику, которая появилась к данному моменту, укрепить взаимное доверие и понимание, и не дать чрезмерной осторожности, неоправданно высоким ожиданиям или демонстративному пренебрежению мнением Ташкента усложнить то, что может привести к долгосрочным плодотворным процессам между странами.

Обстоятельства Ш.Мирзиеева: чем руководствуется президент и его команда

Ввиду вышеупомянутой скудности информации о людях и процессах в политической жизни Узбекистана – и это при том, что Ш.Мирзиеев ведет несравненно более открытую, публичную политику для установившихся стандартов страны – трудно иметь четкую и понятную картину всего происходящего в Узбекистане, и тем более, понять причины происходящего. В такой ситуации, представляется целесообразным постараться обрисовать очертания важнейших обстоятельств политической жизни страны в текущий момент, вспомнить главные побуждения и интересы нового руководства, и извлечь на этой основе наиболее обоснованные, выверенные ориентиры для выстраивания политики по отношению к Ташкенту Бишкеком.

Главной чертой данного периода в политике Узбекистана является то, что это переходный период – период установления правления новым официальным руководством. Для такого переходного периода в любой стране, и в Узбекистане в том числе, актуальны несколько важнейших вопросов: установление легитимности нового руководства, как в глазах своих граждан, так и перед международным сообществом, создание работоспособной и доверительной команды в руководстве, обеспечение поддержки нового руководства со стороны групп влияния и элиты, предупреждение каких-либо процессов и поводов дестабилизации в обществе. В Узбекистане, переходный период обусловлен тем, что ему предшествовал режим Ислама Каримова – крайне своеобразный, закрытый авторитарный режим.

Ввиду всех этих и других соображений, можно представить ряд актуальных задач, которые Ш.Мирзиеев ставил перед собой.

— Заполучить явное и внушительное признание его как главы государства зарубежными лидерами. Это способствовало бы росту его авторитета в глазах граждан страны и усилению его позиции у явных или скрытых соперников в узбекской элите. По большей части, данная задача была достигнута задолго до президентских выборов, в ходе ритуалов прощания с покойным Исламом Каримовым в Самарканде. Примечателен был факт затягивания визита Президента А.Атамбаева, единственного главы государства в регионе, не приехавшего почтить память Каримова вплоть до декабря. Однако данная задержка была вполне сглажена тем фактом, что А.Атамбаев стал первым иностранным лидером, приехавшим к Ш.Мирзиееву после его избрания президентом.

— Заполучить сильную, внушительную поддержку граждан страны. Это дало бы Ш.Мирзиееву сильные позиции для дальнейшего укрепления своей власти, для успешного, гладкого, благоприятного начала своего правления. Эта задача также была достигнута достаточно быстро, вскоре после проведения траурных мероприятий по покойному И.Каримову, вследствие вышеупомянутых популярных шагов. Символическим показателем народной поддержки Ш.Мирзиееву были сцены непритворной радости и оптимизма среди граждан в день выборов, транслировавшиеся повсеместно, а официальным подкреплением этого было объявление 2017 г. Годом диалога с народом и интересов человека.

— Создать и укрепить лояльную команду. Ш.Мирзиеев начал свою кадровую политику достаточно осторожно в первое время, либо сохранив, либо приумножив позиции игроков каримовской команды – своих главных соперников, Рустама Азимова и Рустама Иноятова, но по мере установления своего явного преимущества и признания, он начал смещать их обоих с центра власти. С момента избрания президентом, Ш.Мирзиеев провел ряд кадровых перестановок, в результате которых Р.Азимов оказался второстепенным вице-премьером (их в Узбекистане семь), а Р.Иноятов утерял былую ауру авторитетности в результате ряда перестановок в его ведомстве и ряда критических заявлений Ш.Мирзиеева в адрес структур нацбезопасности. В кругу руководителей страны оказались несколько человек, ранее отстраненных от властных кругов И.Каримовым.

— Предотвратить появление напряженности и нестабильности в стране. Смена власти в любой стране, но особенно в авторитарных странах, несет в себе возможность дестабилизации из-за множества факторов. В Узбекистане всегда были факторы нестабильности – это и политический Ислам, и региональные деления, и политический протестный потенциал, и межэтнические отношения, и, конечно же, разногласия с соседними странами; любой из них мог быть активизирован как часть борьбы за власть. Ш.Мирзиеев успешно предупредил все эти потенциальные угрозы стабильности в результате совокупности действий в трех вышеназванных направлениях, по крайней мере, на ближайшее будущее.

Во всех упомянутых направлениях очевидно, что Ш.Мирзиеев выбрал путь умеренного, но явного отхода от линии И.Каримова: во всех сферах деятельности власти, будь то в экономике, внешней политике, социальной сфере, в кадровых вопросах, коммуникационной политике и безопасности, Ш.Мирзиеев повел политику, отличную от подходов И.Каримова, при этом регулярно подчеркивая приверженность Узбекистана тому началу, который был дан ему первым президентом. Откровенной демократизации в каком-либо вопросе не наблюдается, конечно же; было бы наивным ожидать такого явления. Но уже ясно, что с Ш.Мирзиеевым, Узбекистану предстоит перестроиться на существенно иное правление, чем было раньше, и – в чаяниях простых узбекистанцев – в лучшую сторону.

Что следует из этого Кыргызстану (и другим)

Для Кыргызстана, как ближайшего соседа Узбекистана, с которым нас связывают многочисленные объективные факторы, как и серьезные спорные вопросы, текущий период является временем позитивных возможностей. Краткий, но насыщенный рабочий визит Президента А.Атамбаева в Узбекистан необходимо использовать как хорошее начало, задавшее тон и темы для дальнейших контактов. Активизировавшийся процесс обсуждения вопроса делимитации границы есть один явный признак тронувшегося льда. Но, необходимо не зацикливаться лишь на вопросе границы, или только на вопросах, по которым две страны доселе не могли прийти к согласию.

Возможностей для конструктивного и позитивного взаимодействия много. Необходимо оживить и наращивать торговлю, как на приграничной зоне между двумя странами, так и на более широкой основе. Нужно развивать сотрудничество в транспортно-перевозочной сфере, что представляет собой объективный интерес для обеих сторон. Имеет большой потенциал развитие сотрудничества в сфере туризма, как между двумя странами, так и совместно по отношению к внешнему туристическому рынку. Немаловажно также упростить взаимные правила посещения и пребывания граждан в соседней стране. При налаживании этих и других сфер сотрудничества, улучшатся возможности разрешения более болезненных вопросов, как согласования линии границы.

В совместной работе в этих и других направлениях, необходимо иметь ввиду те важнейшие задачи, которые стоят перед Шавкатом Мирзиеевым в статусе новоизбранного президента. Иначе говоря, все сферы и виды сотрудничества, которые могут позитивно сказаться на росте легитимности Президента Ш.Мирзиеева среди граждан Узбекистана, которые подчеркивают его международный авторитет, и органично увязываются в отдельные линии развития и реформы, которые он уже определил, могут быть особенно продуктивными. 

Помимо соображений укрепления власти, нельзя отрицать у новой власти и присутствие истинного желания и видения развития Узбекистана. Ш.Мирзиеев, конечно же, был главой правительства страны последние тринадцать лет, и в том, как Узбекистан управлялся, он имел свою долю ответственности. Потому, может показаться странным, что став президентом, он начал критиковать и перестраивать то, что существовало доселе. Но быть премьер- министром при Исламе Каримове – не одно и то же, что в большинстве других стран. Как бы ни было, долгий опыт премьерства дал Мирзиееву одно преимущество – он прекрасно знал, где слабости и изъяны в разных сферах правления страны, знал задолго наперед как можно было бы вести работу иначе. Потому, при ведении связей и сотрудничества с Узбекистаном, конечно же, нельзя рассматривать процессы там как временные, узконаправленные, и лишь в интересах укрепления власти.

Не в последнюю очередь, странам как Кыргызстан и Таджикистан нужно учитывать и тот мощный экономический потенциал, который имеется в Узбекистане. Самоизоляция этой страны при И.Каримове в какой-то мере обеспечила ее неконкурентоспособность, обеднение рядовых граждан, невозможность развития открытой торговли. А это, в свою очередь, давало отдельные преимущества Кыргызстану, где люди всегда были свободны вести бизнес и торговать. Ввиду и масштабов экономики, и разнообразия ее потенциальных конкурентных сфер, и размера рынка и населения, Узбекистан способен в краткие сроки стать сильнейшим игроком в любом рынке. Для пассивных конкурентов, это будет большой угрозой. Чтобы выиграть от этой грядущей перспективы, всем партнерам Узбекистана – частному бизнесу и государству в целом – необходимо играть на опережение, находить пути сотрудничества, и усиливать свой конкурентный потенциал.

Заключение    

Узбекистан в настоящее время переживает динамичный, многообещающий период изменений. Многие действия нового лидера страны говорят о том, что он не намерен придерживаться стиля и видения своего предшественника.

Стратегия развития Узбекистана на 2017-2021 годы, принятая Указом Президента Мирзиеева 7 февраля, дает некоторое представление о направлениях и содержании изменений, которые можно ожидать в стране в ближайшие годы. Как водится с такими документами, эта стратегия крайне объемна и содержит многие идеи и обещания, которые вряд ли выполнимы в отведенные сроки даже при наличии истинного желания. Но, многое в этом документе созвучно с тем, что Ш.Мирзиеев начал проводить еще с сентября 2016 г. Всем этим изменениям есть объективные основания, поэтому относиться к ним всерьез имеет смысл.

Узбекистан вряд ли станет либеральной демократией в следующие пять лет, но более чем возможно, что страна перестанет самоизолироваться, модернизирует работу государственной машины и, особенно, управление экономикой, и станет более конструктивной в отношениях с внешним миром. Стало быть, ориентир новой власти на улучшение отношений добрососедства с другими странами, включая самый последний пункт в тексте «Стратегии действий 2017-2021» – «урегулирование вопросов делимитации и демаркации государственной границы» Узбекистана – вкупе со многими другими изменениями в этой стране, обещает быть плодотворным с точки зрения Кыргызстана, и этому нужно содействовать соответствующими действиями с нашей стороны.

Автор: Эмиль Джураев, политолог, Американский Университет в Центральной Азии (Кыргызстан, Бишкек).

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции CABAR.asia

    

Последнее

Популярное