Аналитические материалы / Казахстан

Данил Бектурганов: Кыргызстан 2015 – взгляд со стороны

13.10.2015

«Кыргызстан строит стабильность на основе правильно выстроенного государственного управления, и это выгодно отличает его от соседей. Конечно, не все и не всегда работает гладко, есть множество проблем на местном уровне, и криминала, и коррупции, и клановости, и прочих сложностей. Однако система заложена правильная, и есть надежда, что Кыргызстан преодолеет все «болезни роста». Прошедшие выборы в том числе показали, что Кыргызстан заинтересован в честном процессе, и видит в этом гарантию своего стабильного будущего», — отметил в статье, написанной специально для CABAR.asia, Данил Бектурганов, президент ОФ «Гражданская экспертиза», (Алматы, Казахстан).
bekturganovМне повезло наблюдать за избирательными и политическими процессами в Кыргызстане несколько раз, начиная с 2003 года – и каждый раз эта страна по-новому удивляет меня. Я бродил по холодным берегам Иссык-Куля в феврале 2003, и удивлялся, как такая бедная и маленькая страна не боится выставлять на референдум вопросы изменения Конституции, а наша, такая большая и богатая – боится. Я ездил по участкам в Джалал-Абаде весной 2005, и удивлялся, как мало нужно для того, чтобы стронуть с места лавину народного гнева, которая сметает старую власть. Тому же самому удивлялся в 2010 в Бишкеке, сначала в апреле, потом в июне, и напоследок в сентябре. Выборы сентября 2010 остро пахли надеждой – в отличие от июньского референдума, который откровенно попахивал страхом и кровью… а выборы октября 2011 показались интересными и конкурентными, в отличие от скучных и предсказуемых летних президентских 2005 года. Как в одной и той же стране за такое короткое время могут проходить такие разные события, такие разные кампании, и с такими разными результатами? Как вообще живет, и куда идет эта страна?
На этот раз мою точку зрения формировали не прямые наблюдения на участках, гораздо интереснее показались беседы – глубинные интервью с кыргызскими и зарубежными экспертами. Представители бизнеса, власти и гражданского общества делились своим мнением и о выборах, и о перспективах пост-выборного периода, и этот взгляд, по-моему, представляет больший интерес, нежели сухие статистические данные итогов голосования.
Экспертные мнения были скомпонованы вокруг двух основных тезисов: оценки непосредственно избирательного процесса и оценки перспектив политического развития страны.
Выборы
Эксперты единодушны в мнении, что прошедшие 4 октября выборы в Жогорку Кенеш стали шагом вперед не только в плане прозрачности избирательного процесса; выборы перестали быть экстраординарным событием с непредсказуемыми последствиями, и стали обычным, даже в чем-то рутинным процессом. Однако эксперты выделяют ряд проблем, который требует особого внимания и освещения. Это проблема, связанная с использованием биометрической системы контроля и связанная с ней проблема качества списков избирателей, а также проблема, связанная с возможным подкупом избирателей. Поскольку обе эти проблемы исключительно важны и для оценки избирательного процесса, и для партийного строительства, эксперты дали развернутое пояснение.
Биометрическая система контроля
Биометрическая система контроля – это комплекс, который создавался с целью кардинального улучшения качества списков избирателей и предотвращения наиболее часто встречающихся нарушений – вбросов, семейного голосования и каруселей. Однако внедрение этой системы было сопряжено с несколькими серьезными проблемами и трудностями. Основной проблемой эксперты считают отсутствие серьезных гарантий сохранности информации.
По данным ЦИК КР, в Кыргызстане насчитывается 2 761 339 избирателей; однако, скорее всего, это не общее количество избирателей, а только те избиратели, которые зарегистрировались в системе и предоставили свои биометрические данные. Для сравнения, на выборах в 2010 году списки избирателей включали 3 006 231 человек. Таким образом, можно сделать вывод, что более 200 000 человек не представили свои данные и оказались вне избирательного процесса. Причина отказа в представлении биометрических данных могут быть самые различные, но, учитывая широкий общественный резонанс, который сопровождал новость об утере двух дисков с биометрическими данными граждан, основной причиной нежелания представлять свои данные был страх, что данные могут попасть в руки криминала и будут использованы против их законных владельцев. Эксперты подчеркивают, что это событие (кража или утеря данных) является серьезным просчетом властей, сводящим на нет усилия по разъяснению необходимости сбора данных, и непосредственно сам сбор данных. Кроме того, из-за этого не была выполнена одна из основных задач внедрения биометрической системы – составление достоверного списка избирателей.
Помимо проблем с данными, использование биометрической системы контроля преследовали технические сбои. С утра в день голосования в прессе и социальных медиа появлялось множество сообщений о сбоях в работе биометрической системы, из-за чего на некоторых участках появились большие очереди. На сайте ЦИК с утра дня голосования имелась информация об участках, на которых либо отсутствовала связь, либо связь была слабой и неустойчивой; однако эта информация не обновлялась, а к концу дня голосования и сам сайт ЦИК перестал открываться из-за большого количества запросов. На участках, где не было связи, биометрическая система не могла использоваться, поэтому на тех участках была применена традиционная процедура голосования с прозрачной урной; однако традиционная процедура не гарантирует и от традиционных нарушений – вбросов, каруселей и семейного голосования.
С утра появлялись сообщения о больших толпах студентов на отдельных участках, что породило быстро распространяющиеся по социальным сетям слухи о каруселях и подвозах. Действительно, на некоторых участках наблюдались очереди, собирались большие толпы молодых людей, в новостных лентах и социальных сетях публиковались многочисленные фотографии. Однако в основном эти скопления студентов собирались на так называемых «дополнительных участках», которые были организованы специально для того, чтобы учащиеся в Бишкеке студенты могли проголосовать по месту учебы – в противном случае биометрическая система отказала бы им в доступе на основании несоответствия физического нахождения данным о регистрации по месту жительства. Конечно, полностью исключить возможность наличия каруселей и подвозов нельзя; косвенным подтверждением наличия попыток карусельного голосования можно считать появлявшиеся периодически в социальных сетях сообщения о том, что кто-то не смог проголосовать потому, что биометрическая система показывала, что этот человек уже проголосовал. Однако и здесь есть вероятность отказа в допуске из-за сбоев в работе оборудования. В целом же, сообщения такого рода (о недопуске к голосованию по причине того, что человек уже проголосовал) появлялись в основном с утра, и к вечеру пропали совсем; это дает основания предполагать, что в большинстве случаев это были попытки осуществления карусельного голосования. Возможно, организаторы каруселей поняли, что биометрическую систему преодолеть не удается, и прекратили свои попытки. Если это так, то нужно признать, что биометрическая система контроля полностью оправдала возлагавшиеся на нее надежды, и карусели вместе с вбросами и семейным голосованием навсегда остались в прошлом.
Подкуп избирателей
К сожалению, использование биометрической системы контроля не гарантирует от другого самого распространенного нарушения – подкупа избирателей. Действительно, очень сложно найти логическое объяснение тому факту, что появившиеся из небытия микропартии буквально за месяц набрали такой электоральный вес, что смогли преодолеть 7% барьер, в то время как старые партии с устоявшейся репутацией набрали очень малый процент. В предвыборный период произошел ряд переходов политиков из одной партии в другую, что значительно перекроило политическую карту выборов. Так, из «Республики» ушел в партию «Онугуу – Прогресс» вице-спикер Бахыт Торебаев; также партию покинули такие видные политические фигуры, как Алтынбек Сулайманов, Нуртай Мурашев и Исхак Пирматов, перешедшие в партию «Бир Бол».  Лидер «Республики» Омурбек Бабанов блокировался с партией «Ата Журт» Камчыбека Ташиева. А за неделю до дня голосования ЦИК снял с выборов лидера «Ата Журта» Камчыбека Ташиева за избиение кандидата от партии «Онугуу – Прогресс». В демократической стране подобные переходы политиков из партии в партию подорвали бы доверие электората, а снятие политика с выборов по отрицательным мотивам и вовсе могло бы привести к снятию с выборов всей партии; однако в КР все эти партии успешно преодолели 7% барьер. Эксперты озвучивают точку зрения, что эти результаты могли быть получены в результате подкупа избирателей.
В целом, подкуп избирателей является очень трудно доказуемым нарушением. Кроме того, принцип гражданского законодательства требует, чтобы в суд обращалось лицо, непосредственно пострадавшее от правонарушения; в условиях пропорциональной избирательной системы такое лицо выявить невозможно, поскольку от подкупа страдает не человек, а партийный список. Подкуп остается безнаказанным, и, как предполагают эксперты, именно подкуп станет основной «черной» избирательной технологией на предстоящих в 2017 г. президентских выборах. Действенных технологий противостояния подкупу, по свидетельству экспертов, не существует; только повышение сознательности граждан и повышение уровня жизни может дать какую-то защиту от применения этой технологии. Возможно, позитивный эффект может возыметь большая информационная кампания, под условным лозунгом «Не продавай страну, не продавайся сам!». Однако сложно оценить эффективность любой, даже самой эффективной и интенсивной, пропаганды, в условиях тотальной бедности населения…
В заключение необходимо отметить общую обстановку, электоральную атмосферу, которая образуется из отношения людей к избирательному процессу. Если при наблюдении выборов в 2010 и 2011 годах все-таки присутствовала определенная нервозность, связанная с завышенными ожиданиями от избирательного процесса и страха перед очередным бунтом с погромами и жертвами, то голосование в 2015 году прошло в очень спокойной обстановке. Причем это не было «спокойствие обреченности», как в странах, в которых результат выборов известен еще до их объявления; выборы в Кыргызстане действительно стали действующим инструментом осуществления гражданами своего права на управление страной. Это самое главное достижение избирательной кампании 2015 года.
Перспективы
Правящая коалиция
Экспертные прогнозы о составе грядущей парламентской коалиции разнятся. Объективно, процесс партийного строительства в Кыргызстане не является естественным – партии за редким исключением создаются не вокруг идеологии и интересов целевых групп, а вокруг личностей – олигархов, и обслуживают их интересы. Истина в том, что, даже объединившись в рамках того или иного партийного списка, политические фигуры используют членство в Жогорку Кенеше не для продвижения партийных интересов и программ, а исключительно для продвижения своих интересов. Поэтому, правящая коалиция на деле будет складываться не на основе какого-то сходства декларируемых целей и программ политических партий, а на личных отношениях и интересах депутатов, хотя, естественно, риторика будет применяться самая демократическая. Лидеры всех вошедших в Жогорку Кенеш политических партий являются богатыми и даже по кыргызским меркам сверхбогатыми людьми; и само существование этих политических партий зависит от финансирования, которое выделяется лидерами партий. Таким образом, их финансовые и деловые интересы будут превалировать при принятии решений, и в состав правящей коалиции, при определенных условиях, могут войти вообще все партии, прошедшие 7% барьер. Хотя, скорее всего, коалицию составят СДПК, Кыргызстан (учитывая историю ее создания), и примкнувшие к ней партии Бир Бол и Онугуу-Прогресс. Не исключено, что и Атамекен О. Текебаева примкнет к коалиции. Партия Республика – Ата Журт будет номинальной оппозицией, а в случае, если лидеру Ата Журт К. Ташиеву удастся выиграть суд и восстановиться в партийном списке, то не только номинальной, но и реальной.
Некоторые эксперты высказывают мнение, что президент Атамбаев не будет в будущем баллотироваться в президенты; вместо этого он, используя правящую коалицию, передаст большинство полномочий правительству и сам займет пост премьер-министра. Такая точка зрения имеет право на существование, поскольку состав прошедших в Жогорку Кенеш партий, и, что самое главное, личности тех депутатов, которые будут играть главную роль в парламенте, вполне позволяет провести все необходимые поправки.
Вне зависимости от того, каким образом сложится правящая коалиция, внутренняя и внешняя политика КР никак не изменится, и влияние основных действующих на нее факторов сохранится в тех же трендах, которые наблюдались и до выборов. Каковы эти факторы?
Внешнее влияние
Внешнее влияние на страну оказывают несколько основных факторов. Эксперты считают основными «исламский», «российский», «западный» и «восточный» факторы. Основным и самым серьезным в долгосрочной перспективе считается исламский фактор, причем, как радикальная его составляющая, включающая проблему ИГИЛ и воюющих на его стороне граждан Кыргызстана, так и влияние «мягкой исламизации» — исламский банкинг и связанные с ним возможные конфликты интересов в и без этого слабом банковском секторе. Влияние исламского фактора усугубляется проблемами с демаркацией и делимитацией границ на самых проблемных южных направлениях. Усиливается влияние России – неоднозначность ситуации с вступлением Кыргызстана в ЕАС пока мало смущает кыргызские элиты. Призрак грядущего благополучия, связанного с союзом с Россией, толкает политический истеблишмент на поступки с непредсказуемыми последствиями – вроде денонсации договоров с США. Влияние же самих США и западных стран в целом медленно, но верно ослабевает – причем во многом по вине самих западных стран, не желающих строить отношения на стабильной долгосрочной основе. Остается высокой экономическая экспансия Китая, поднимают голову другие крупные региональные игроки – Индия и Пакистан.
В целом эксперты сходятся во мнении, что никаких новых внешних угроз у Кыргызстана нет. Все перечисленные основные факторы давно известны, и политическое развитие страны строится с учетом их воздействия.
Стабильность
Эксперты считают, что несмотря на трудности, Кыргызстан делает шаги в правильном направлении. Кыргызстан смог сохранить легкую промышленность, несмотря на гегемонию Китая и гигантский торговый оборот с ним; Кыргызстан не только восстановил значительно упавшее в 90-е годы поголовье скота, но и увеличил его. Эксперты приводят цифры – во времена СССР в Кыргызстане было около 8 миллионов голов скота, в 90-е годы его количество упало до 2 миллионов, а сейчас поголовье достигло 12 миллионов – объективный максимум в текущих экономических условиях. Пищевая промышленность бурно развивается.  В условиях полного отсутствия энергетических ресурсов Кыргызстан сохраняет политическую и социальную стабильность. Причиной этого эксперты считают наличие в стране работающих институтов местного самоуправления.
Республиканская власть поделилась полномочиями с местной властью – больше делиться было нечем. И как только местные власти получили свои бюджеты, создалась подушка безопасности, которая предохраняет государство от социальных потрясений.  Когда вопросы решаются на местном уровне, протестная энергия тоже канализируется на местном уровне и просто не доходит до республиканских властей. Предыдущие режимы аккумулировали у себя в руках власть и полномочия, забывая при этом, что одновременно с ними они аккумулировали и ответственность. Грубо говоря, в стране создавалась ситуация полного разрыва между властью и населением – за каждый сорванный кран и протекающую крышу ответственность нес президент. Именно это и привело режимы Акаева и Бакиева к краху. Кыргызстан, в отличие от соседних Узбекистана и Казахстана, не обладает природной рентой и не может позволить себе иметь такой же многочисленный и хорошо оснащенный репрессивный аппарат.
Узбекистан и Казахстан имеют режимы со сверх централизованной, но абсолютно безответственной властью, которая частично покупает стабильность за счет денег от природной ренты, частично держит ситуацию под контролем с помощью мощнейшего репрессивного аппарата, состоящего из полиции, республиканской гвардии, службы безопасности и прочих спецслужб.
Кыргызстан строит стабильность на основе правильно выстроенного государственного управления, и это выгодно отличает его от соседей. Конечно, не все и не всегда работает гладко, есть множество проблем на местном уровне, и криминала, и коррупции, и клановости, и прочих сложностей. Однако система заложена правильная, и есть надежда, что Кыргызстан преодолеет все «болезни роста». Прошедшие выборы в том числе показали, что Кыргызстан заинтересован в честном процессе, и видит в этом гарантию своего стабильного будущего.
Данил Бектурганов, президент ОФ «Гражданская экспертиза»
Мнение автора может не совпадать с позицией CABAR.asia

Последнее

Популярное