Статьи IWPR по ЦА Казахстан

Будни казахстанского карикатуриста

14.08.2016

Иллюстрации художника из Алматы говорят о том, что важно в обществе.

www.iwpr.net

By Aktan Rysaliev

Мурат Дильманов – представитель необычной для Казахстана профессии. Он — карикатурист-сатирик. В то время как на некоторые темы, например, о высшем руководстве, в стране шутить не принято, Дильманов говорит, что можно найти другие способы поговорить о важном.

kazakstan-murat_dilmanov-m_dilmanov

Например, прославившаяся в казнете карикатура «Уятмен» — одна из его последних работ. На создание этого персонажа Дильманова вдохновил юрист Талгат Шолтаев, который, побывав в начале года в Астане, прикрыл платком слишком откровенную, по его мнению, женскую скульптуру, а затем разместил фотографию «новой адаптации» в интернете.

Произведение искусства под названием «Бақытым менің» (Счастье мое) было возведено десять лет назад, но до сей поры не подвергалось критике со стороны общественности.

Действия Шолтаева же вызвали бурные онлайн-дебаты между консервативными и либеральными казахстанцами, продолжавшиеся несколько месяцев.

kazakstan-dilmanov_caricature_2-m_dilmanovНаряду с созданием нового карикатурного персонажа Уятмена, Дильманов организовал общественные дебаты с участием самого Шолтаева и врача Асель Баяндаровой. Эти дебаты, по сообщению местных СМИ, закончились примирением сторон.

Дильманов сказал IWPR, что подобное общение, как и его сатирические труды, показало, что в казахстанском обществе можно открыто дебатировать на многие темы.

IWPR: Чем вы руководствовались, организовывая оффлайн-встречу между Шолтаевым и Баяндаровой?

Дильманов: Моя идея была проста. Прежде всего, я хотел способствовать общению между людьми с противоположными взглядами. Организовывая эту встречу, я хотел доказать, что многие проблемы, возникающие на бытовом уровне, можно решить путем общественного диалога. Порой обсуждаемое в интернете переносится в политическую плоскость, а можно не доводить до этого.

Еще я попытался показать, что реальность и те «новости», которые обсуждаются в интернете и СМИ, – это параллельные «миры». Около 90% распространяемой в Казнете информации в виде демотиваторов и интернет-мемов – это фейк, но на удивление многие люди в это верят и реагируют на это.

Бытовые конфликты подогреваются в соцсетях. Даже, казалось бы, умные люди принимают участие в этих [онлайн] конфронтациях. Я не знаю, кому это выгодно.

Вы оперативно реагируете на актуальные события, создавая карикатуры. Например, вы придумали Уятмена.

Наше общество стало чересчур серьезным – на все реагирует остро и болезненно. Вы обратили внимание, что ни в одном казахстанском СМИ нет сатиры?

Я хочу раздвинуть эти границы, освободить сознание людей, которые видят только белое или черное, будто других цветов не бывает.

Но большинство людей не хотят меняться. Есть ребята, которые мыслят иначе, но им здесь неинтересно, так как нет обратной связи.

kazakstan-dilmanov_caricature_3-m_dilmanov

Есть ли для вас табуированные темы?

Практически нет. Все мои работы находятся как бы «на грани». Если ты на острие, это опасно. Я балансирую достаточно близко к острию, и это позволяет мне быть в тренде. Мне все интересно, я все себе позволяю, но не переступая опасную черту.

О религиозности или национальности можно шутить, но ни в коем случае не глумиться. Простой юмор вызывает смех, тонкий – восхищение. Я так или иначе затрагиваю эти непростые темы, но стараюсь делать это очень деликатно.

А как насчет политики?

У нас нет политической системы, в идеальном ее понимании. Шутить, например, о партии власти у нас не принято, не говоря уже о самом вышестоящем чиновнике. Поэтому карикатуристов в Казахстане раз, два и обчелся.

Сатира в СССР активно выпускалась, скорее, в более цензурируемые периоды, чем, например, во время хрущевской «оттепели». Считаете ли вы, что сейчас в Казахстане такое время, когда о серьезном лучше говорить через юмор?

Юмор и сатира не привязаны ни к стране, ни к режиму. Люди всегда хотят шутить, обсуждать насущные проблемы. Заметьте, что колкие политические шутки набирают обороты, когда общество начинают зажимать.

Отличный пример – карикатуристы в Иране. Вроде бы сатира там заточена под патриотизм, но в то же время содержит тонкий юмор. Чем сильнее диктатура в государстве, тем художники больше проявляют себя через юмор.

На каких платформах вы распространяете свои карикатуры?

В моем случае — это, в основном, Фейсбук. Тут именно та возрастная категория, которая мне интересна – от 32-х лет и старше. Эта публика адекватно воспринимает мои работы. Во ВКонтакте карикатура воспринимается слабо, потому что там пользователи гораздо младше.

kazakstan-dilmanov_caricature_1-m_dilmanov

Вы как-то писали, что в интернете все по-честному. Что вы имели в виду?

Приведу пример. Художник проводит персональную выставку. Пришедшая публика говорит: «да, отличные работы, глубокие идеи» и т.д. Но не все такие оценки искренние.

В интернете не сюсюкаются. Прямо говорят, что это «отстой», если так считают. Я этого не боюсь. Хотя ценю аргументированную критику без перехода на личности. В этом случае переосмысливаю свои ошибки и работаю над собой. Критики меня окрыляют. Поэтому интернет – самая правдивая «выставка».

В чем, по-вашему, главная проблема казахстанского общества?

Коррупция….  Все беды страны от нее.

Каким будет ваш следующий проект?

Планирую организовать кукольное шоу по принципу «маппет-шоу», только герои будут наши.

Я уже придумал нескольких персонажей, например, «Диван-батыр» – парень из большого города, живущий за счет старшего брата. Он постоянно сидит в интернете, в гаджетах. В общем, впустую тратит свою жизнь.

Еще один персонаж – «Пiстегуль». Обаятельная девушка, которая пытается походить на городскую, но безуспешно. Любит лузгать семечки и везде их разбрасывать.

Планирую создать и других персонажей.

Через комичные ситуации, в которых окажутся мои герои, я буду говорить о том, что происходит в нашем обществе.

Актан Рысалиев – псевдоним журналиста из Алматы.

Данная публикация была создана в рамках проектаIWPR «Усиление потенциала и налаживание мостов между народами Центральной Азии», финансируемого Министерством иностранных дел Норвегии.

Последнее

Популярное