Аналитические материалы / Кыргызстан

Анар Мусабаева: «Внешняя миграция и вопросы безопасности в Кыргызстане»

17.12.2014

«Произошла секьюритизация  темы миграции, означающая то, что миграция  стала рассматриваться как  проблема безопасности, а само определение безопасности значительно расширилось за счет невоенных измерений, включив в себя понятия экономической, продовольственной, экологической, эпидемиологической и других форм», — отметила в статье, написанной специально для CABAR Анар Мусабаева, независимый аналитик (Кыргызстан, Бишкек).

Контекст
Тема внешней экономической миграции для Кыргызстана  является, безусловно,  одной из важнейших, учитывая  ее масштабы и  воздействие на социально-экономическое  развитие страны.  Несмотря на  всеобщее  признание важности темы международной  миграции для нашей страны, к сожалению,  по — прежнему  в стране  практически нет экспертов, которые системно занимались бы изучением  данной темы.  Аналитический потенциал  государственных органов в этой сфере также явно недостаточен.
В связи  с процессами  интеграции  в рамках Таможенного союза и  Евразийского  экономического пространства,  тема миграции  стала  обсуждаться более интенсивно,  что, тем не менее, пока не привело к выработке   четкой и понятной  миграционной политики государства. Пока можно  лишь констатировать, причем достаточно условно, что  за последние годы  правительство Кыргызстана  все-таки  ушло от риторики экспорта  рабочей силы и стало прислушиваться  к мнениям экспертов, озвучивающих риски и  угрозы  внешней миграции для  развития страны  в долгосрочной перспективе.
Тема  миграции  в Кыргызстане чаще всего рассматривается  в разрезе  движения трудовых ресурсов, экономического воздействия  денежных вкладов мигрантов, и реже – с точки зрения  необходимости защиты  прав мигрантов в странах пребывания, сокращения   нелегальной миграции и т.д.  К большому сожалению, еще реже обсуждается тема  миграции с точки зрения ее воздействия на  общую  и национальную безопасность. Однако, постепенно  складывается понимание важности   темы миграции  с точки зрения национальных  интересов и безопасности.
Секьюритизация  миграции
С одной стороны, вполне объяснимо, что  секьюритизация миграции в первую очередь характерна   для  стран-реципиентов, причем  наиболее интенсивно эта тенденция  стала развиваться  за последние десятилетия и в основном  в тех странах, которые принимают значительное число мигрантов из других стран. Ранее же тема миграции в разрезе  вопросов безопасности чаще всего возникала в периоды   конфликтов и   войн, обострения  международных отношений, в результате которых возникали  реальные угрозы  значительных  перемещений людей  через границы государств  в качестве беженцев, мигрантов и  т.д.
Принимающие страны везде и во всем мире  всегда были озабочены тем как наплыв трудовых мигрантов повлияет на внутренний рынок труда и  экономику, на  систему  социальной защиты, на социальную инфраструктуру и т.д.  Выражения «Понаехали тут»  и «Они занимают наши рабочие места»,  в общем-то, не новы и отражают страхи   постоянного населения тех стран, в которые в поисках работы и лучшей доли мигрирует  большое количество людей.
Однако, после  окончания  холодной войны и  интенсификации миграционных движений по всему миру, вопросы массовой миграции  перестали  быть предметом озабоченности только  лишь в силу  экономических, социальных или гуманитарных причин. Более широкие вопросы, касающиеся  личной и общественной безопасности,    моральных и культурных ценностей,  сохранения и укрепления коллективной гражданской идентичности, культурной и религиозной идентичностей стали обсуждаться все чаще. В силу этого, вопросами миграции во многих странах стали  заниматься не только министерства  труда, но и министерства  обороны, министерства  внутренней безопасности,  министерства иностранных дел.  Таким  образом, произошла секьюритизация  темы миграции, означающая то, что миграция  стала рассматриваться как  проблема безопасности, а само определение безопасности значительно расширилось за счет невоенных измерений, включив  в себя понятия экономической, продовольственной, экологической, эпидемиологической и других форм безопасности.
Война против терроризма, развернувшаяся после 2001 г.,  привела к беспрецедентному повышению  уровня  контроля над мобильностью населения, привела к усилению полицейских сетей и созданию различных структур, отвечающих за внутреннюю безопасность.
С учетом ситуации на Ближнем Востоке, событиями вокруг ИГИЛ и потенциальными рисками воздействия этих событий  на   изменение геополитической обстановки  на евразийском континенте,   некоторыми экспертами  высказывается озабоченность о возможности  включенности  части миграционных потоков  в различные террористические и экстремистские сети.  Таким образом, все чаще  возникают вопросы потенциального «экспорта» и «импорта» терроризма, фундаментализма и экстремизма.
Актуальность темы «Миграция и безопасность»  для Кыргызстана
Кыргызстан, хотя и принимает  определенное количество  трудовых мигрантов из сопредельных стран,  все же является  в первую очередь страной-донором, «поставляя» мигрантов   главным образом в Россию и Казахстан, и в гораздо меньших количествах – в другие  страны  ближнего и дальнего зарубежья. Хотя география  внешней миграции  из Кыргызстана  расширяется из года в год, основными векторами  по-прежнему в ближайшие годы  будут оставаться Россия и Казахстан.
Вполне понятен интерес Российской Федерации  или Казахстана, которые являются  основными реципиентами наших трудовых мигрантов  к вопросам безопасности. Не в последнюю очередь эта озабоченность связана с  реальными и воспринимаемыми угрозами  усиления терроризма и экстремизма в  контексте  вышеуказанных событий на  Ближнем Востоке. Если учесть, что в Кыргызстане, как  впрочем, и в соседних странах, наблюдается   усиление религиозного влияния среди населения,   ясно, что это  уже создает некий  фон для  фреймирования миграции из Кыргызстана в разрезе  вопросов национальной безопасности. Этот  эмоциональный фон  усиливается  информацией отдельных экспертов, утверждающих о том, что   в настоящее время идет вербовка мусульман Центральной Азии для участия в боевых действиях в Сирии с использованием  интернет-технологий. Не лишены оснований  опасения, что для выезда могут быть использованы  легальные каналы  и способы выезда через страны, которые являются принимающими  или транзитными странами.
Возникает вопрос — актуально ли для  нашей страны рассмотрение темы миграции  в разрезе  проблем безопасности?  Или, секьюритизация миграции, является все же  уделом  принимающих стран? Существуют ли серьезные основания для рассмотрения  внешней миграции  как  потенциально угрожающей  безопасности Кыргызстана  как страны, отправляющей мигрантов в другие страны?
Такие  основания есть и более того,  концепция национальной безопасности, принятая в 2012 г.  в разделе о национальных интересах уже недвусмысленно  указывает  на ряд проблем внешней миграции для безопасности государства и для  самого существования  в качестве суверенного государства.
Не впадая  в излишнюю степень секьюритизации миграции, на мой взгляд, тем не менее, следует отметить, что  существует ряд проблемных направлений,  которые заслуживают самого пристального внимания  с точки зрения рисков  для безопасности страны. Без вмешательства и активных действий со стороны государства  эти угрозы и риски со временем  могут привести  к негативным последствиям и  расшатать  само государство и общество.
Основные  риски и угрозы безопасности   для Кыргызстана, как страны  отправляющей мигрантов.

Одним из  направлений являются вопросы экономической безопасности.

Миграция имеет воздействие на экономику страны, как принимающей, так и отправляющей мигрантов. До настоящего времени, экономическое воздействие трудовой миграции  из Кыргызстана  на  национальную экономику воспринимается  в основном   позитивно. По разным оценкам, вклад мигрантов  через  свои переводы в экономику  составляет от 30 до 50 % ВВП.
За этими цифрами  часто  не  видно проблемы  долгосрочного воздействия  для экономической безопасности страны. Трудовая  миграция высококвалифицированных специалистов, иначе говоря, «утечка мозгов» в долгосрочной  перспективе, безусловно, может нанести значительный урон экономике государства.  Сказываясь на  качестве человеческого капитала,  такая миграция негативно сказывается на  конкурентоспособности  экономики, особенно если  учесть, что  многие профессии просто не восполняются в силу  ухудшения  и деградации  образовательной  системы в целом или ее  определенной  части. 
Не секрет, например, что в секторе здравоохранения в Кыргызстане  не хватает узких специалистов по многим направлениям, например   во многих поликлиниках, обслуживающих  население, нет ревматологов, неврологов, лор-врачей, урологов, кардиологов и др. Аналогичные примеры можно  приводить и в других секторах занятости.  Если миграция  на протяжении многих лет не уменьшается в объемах,  и страна  продолжает  терять  специалистов  определенных профилей, то рано или поздно кумулятивный эффект такой миграции проявится в том, что на местах убытия  наметится  серьезный дисбаланс не только на рынке труда, но и будут подорваны основы для этно-культурного и в более широком смысле — социального воспроизводства  местного населения. То есть происходит  расшатывание локальных систем  безопасности. Это чревато последствиями для национальной безопасности.
В случае Кыргызстана, за два десятилетия из страны выехало значительное  количество квалифицированных кадров, и по экспертным  источникам, подавляющая  часть  этих мигрантов  не вернулась на родину.  Первая волна  миграции, последовавшая сразу за  развалом Советского Союза,  принесла серьезные потери  в виде оттока  интеллектуальных и квалифицированных кадров. Но и в последующие  годы кумулятивные последствия такой миграции  довольно ощутимы.
Если  принять во внимание   интеграционные  тенденции на евразийском пространстве, то  вполне вероятно, что  миграция квалифицированных специалистов из Кыргызстана может усилиться, поскольку  разница между  возможностями  получения  достойно оплачиваемой работы в Кыргызстане и той же России  будет  иметь своего рода  «выталкивающий эффект».
В свою очередь,  в России все чаще озвучиваются мнения экспертов и политиков  о поощрении  квалифицированной и интеллектуальной миграции в Россию при  ограничении  миграции не квалицированной рабочей силы. Это объяснимо и оправдано   с точки зрения  национальных интересов России, заинтересованной  в модернизации своей экономики  и повышении  экономической конкурентоспособности  на мировой арене. Понятно,  что в данном случае  интересы принимающей страны (России)  и отправляющей страны (Кыргызстана)  не совпадают, а  скорее противоречат друг другу.
Реверсная, или, обратная  миграция иногда может  способствовать  наращиванию  человеческого капитала, когда люди  со знаниями и умениями возвращаются к себе на родину. Но, к  сожалению,  это происходит  редко, а именно в тех случаях, когда экономические условия и возможности  в стране  происхождения  значительно улучшаются и сравнимы с условиями жизни в  принимающих странах. Даже то обстоятельство,  что Кыргызстан недавно был ре-классифицирован  Всемирным Банком  как страна, входящая в список стран со средним доходом, пусть и  на самой нижней строчке, не отменяет того, что заработные платы  в Кыргызстане значительно ниже, чем в России.
Политическая трансформация – еще одна  проблемная  сфера  в теме миграция-безопасность.
Практически аксиоматичным стало рассматривать в социальных науках влияние миграции на изменение общества, культуры,  на изменение этнической, культурной и других коллективных  идентичностей, на подрыв или на образование новых моделей гражданской идентичности. Хотя,  все эти риски  традиционно рассматривают главным образом  в отношении  принимающих стран, необходимо признать, что  они имеют отношение также и к  отправляющим странам.  К примеру, неспособность государства  решать вопросы безопасности своих граждан, работающих в других странах, либо  не  способного  предложить своим гражданам  условий для достойной занятости  у себя на родине на протяжении нескольких десятилетий,  вряд ли способствует  укреплению  гражданской идентичности. Не секрет, что все чаще временные мигранты из Центральной Азии предпочитают  получить российское гражданство. Так, за годы независимости по неуточненным данным, около полумиллиона  бывших граждан Кыргызстана получили российское гражданство.
Но мало кто обращает внимание на то, что миграция воздействует и на  переформатирование  самого государственного аппарата и институтов  управления. Решая задачи  обеспечения своей безопасности, государство устанавливает ту или иную практику контроля  и управления миграцией.  При этом, государство  кодирует себя по-разному, например как государство назначения, транзитное, страна-донор миграции, бедное государство и др. То как себя кодирует государство   с точки зрения управления миграционными процессами имеет важное  значение для безопасности. Как известно, целями национальной безопасности  является  сохранение территориальной целостности, соблюдение принципов конституционного устройства,  сохранение государством  правосубъектности в международных отношениях.  Кыргызстан, имеющий  во внешней миграции от   10 до 20 % своего трудоспособного населения,  должен осознавать угрозу  своей правосубъектности, особенно учитывая,  что основная миграция идет  в ограниченное  количество  стран.  Зависимость от более крупных и более успешных экономик предполагает, что Кыргызстан  неизбежно несет  все  угрозы и риски, которые  существуют в этих странах. Более того, при  имеющихся объемах внешней миграции Кыргызстан неизбежно  испытывает на себе влияние не только внешней политики   принимающих государств, но и влияние их внутренней политики.
Влияние  миграции на другие аспекты национальной и общественной безопасности.
Проблемы  незаконного вывоза  людей (трафик людей) для трудовой, сексуальной эксплуатации должны волновать и  отправляющие страны, в том числе  Кыргызстан.  Не так редки  случаи, когда  под видом  легальной миграции граждан вывозят за рубеж, где они попадают в рабство или  вовсе исчезают. Государство должно озаботиться тем, как это предотвратить, поскольку защитить  права таких граждан постфактум чрезвычайно трудно и  требует значительных ресурсов.
Другая  нарастающая угроза заключается в том, что  часть миграционных потоков из Кыргызстана  в силу  изменившейся  геополитической обстановки, имеет  шансы   оказаться вовлеченной в  террористическую и экстремистскую деятельность на региональном или даже глобальном уровнях.  Несмотря на  отсутствие точных данных,   имеются сведения о том, что некоторое число  граждан Центральной Азии, в том числе и из Кыргызстана, попадая на территории   стран-реципиентов миграции, вовлекаются в  различные сети,  в том числе и экстремистские.  Предположить  дальнейший вектор мобильности  таких  лиц очень трудно. Но, если не исключать  возможность возвращения таких граждан к себе на родину, есть основания предполагать, что последствия  их возвращения могут оказаться  весьма негативными для  безопасности государства и общества.   
 
Существует взаимосвязь  миграции  с  вопросами охраны государственных границ. Отсутствие эффективной внутренней политики развития, неспособность государства сбалансировать  государственное и муниципальное развитие,  неспособность правильно и с учетом национальных интересов выстроить  политику развития и эффективного  использования человеческих ресурсов уже привели  к тому, что в южных регионах страны, особенно  приграничных  территориях заметна депопуляция. При этом отечественные эксперты  уже неоднократно обращали внимание, что  в районах, где происходит депопуляция, происходит  замещение  человеческих ресурсов гражданами из других сопредельных стран.  Эти процессы  нередко  называют  «тихой колонизацией» наших территорий, что указывает на серьезность  вопроса оттока  населения  в условиях демографического давления со стороны сопредельных государств, имеющих относительно высокие темпы прироста населения.
В рамках одной небольшой  статьи невозможно охватить  все аспекты  миграции и безопасности. В данном материале  намечены  лишь некоторые крупные аспекты безопасности, имеющие важное значение  для Кыргызстана как  страны отправляющей  своих мигрантов в другие страны. Безусловно,  существует гораздо большее  число  рисков и вызовов  миграции для Кыргызстана с точки зрения безопасности и  отдельных индивидов, так и общества и самого государства.
Есть и проблемы миграции  для Кыргызстана  как страны принимающей мигрантов, этнических переселенцев и неготовности страны принимать беженцев в случае  обострения  политической ситуации в регионе. Но  пока об этих проблемах не так много задумываются, поскольку  проблемы  внешней миграции  остаются  по своим  масштабам и значению на первом  месте.
Заключение
За несколько последних лет проблемы миграции в разрезе вопросов безопасности  уже стали появляться  в общественных дискуссиях в Кыргызстане, хотя  ранее преобладало рассмотрение миграции главным образом с  точки зрения ее экономических эффектов для страны. Можно также  констатировать  что  в республике  начинает постепенно складываться  многомерное и многоаспектное понимание миграции из Кыргызстана и  ее последствий  для  развития страны,  ее  безопасности, ее места в международных отношениях. С другой стороны, потенциал  исследования  разных аспектов миграции остается все еще недостаточным. В республике в 2013 была предпринята попытка разработать концепцию внешней миграционной политики, однако разработка  по сей день не завершена.
Предстоящие процессы вступления Кыргызстана в Таможенный союз и  Евразийское  экономическое пространство создают дополнительные вызовы и озабоченности для Кыргызстана  как страны, поставляющей мигрантов в Россию и  Казахстан. Как будут меняться  правила перемещения мигрантов, как будут развиваться политические события и каким будет экономический контекст  развития интеграционных процессов? Точных ответов на эти вопросы  никто не знает.  Это  в свою очередь делает актуальным изучение феномена миграции с различных сторон, и не в последнюю  очередь – с точки зрения  обеспечения  национальной безопасности. 
Анар Мусабаева, независимый аналитик 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции CABAR

Последнее

Популярное