Аналитические материалы / Кыргызстан

Абахон Султоназаров: Проблемы безопасности и сотрудничества в Центральной Азии

29.06.2015

«Странам Центральной Азии придется объединиться для того, чтобы стать полноценным элементом мировой цивилизации. В этом видится залог благополучия каждого жителя Центральной Азии, вне зависимости от его этнической, гражданской или религиозной принадлежности», — отметил в статье написанной специально для CABAR.asia Абахон Султоназаров, региональный директор по Центральной Азии Института по освещению войны и мира (IWPR).
Динамика сотрудничества пяти центральноазиатских государств со дня провозглашения ими суверенитета показывает, что ими пройден путь от дружбы 1990-х гг. до жесткой прагматичности и ассиметричных ответов 2010-х гг. В результате, сегодня Центральная Азия в мире ассоциируется с закрытыми границами, водными и территориальными спорами, сырьевой экономикой, бедностью и воинствующим исламом.
Люди, занимающиеся проблемами безопасности и сотрудничества в Центральной Азии, стремятся найти ответ на вопрос о том, как сложилась такая ситуация и как выйти из нее? Существует несколько толкований ситуации – от несостоявшихся государств до супер — президентских автократий. Также имеется ряд теорий по выводу отношений между странами Центральной Азии на новый уровень – от продвижения максимально суверенной экономики в отдельно взятой стране до создания Большой Центральной Азии или Евразийского экономического союза.
Следует отметить, что все имеющиеся теории имеют право на свое существование. Однако нужно понимать, что в основе этих теорий лежат местные и зарубежные доктрины и представления, разработанные в 18, 19 веках и первой половине 20 века. Отсюда можно сделать вывод о том, что несмотря на кардинальное изменение политической, социальной и экономической ситуации в странах Центральной Азии, ничего нового для государств региона не было изобретено. В результате решения проблем безопасности и сотрудничества 21 века ищутся в подсказках двухсотлетней давности.
Этот подход представляется доминирующим в процессе политической и социально-экономической трансформации в Центральной Азии.
В этой связи интересен следующий вопрос: что из себя представляет Центральная Азия?
Жители и руководители одной страны говорят на фарси, а жители и руководители четырех стран говорят на языках одной тюркской языковой группы. Тем не менее, во время переговоров они не могут прийти к пониманию проблем друг друга, и найти приемлемое для всех сторон решение. Принятое решение как правило вызывает недовольство, как минимум, у одной из сторон.
Абсолютное большинство жителей пяти стран Центральной Азии являются мусульманами. Но это тоже не является объединяющим началом: граждане одной страны недолюбливают как своих соотечественников, так и граждан других стран. Более того, распространяются идеи джихадизма и такфиризма, когда одна группа мусульман присваивает себе право объявлять всех, включая других мусульман врагами ислама.
Как вы знаете, народы Центральной Азии тысячелетиями живут по соседству друг с другом. Тем не менее, сегодня границы стран Центральной Азии практически закрыты друг для друга.
Как отмечает Валентин Богатырев, руководитель аналитического консорциума «Перспектива»: «Народы Центральной Азии, образно говоря, ментально живут одновременно в «четырех странах». «Первая страна» — это обычаи маленьких княжеств/ханств, существовавших до установления в регионе власти царской России. «Вторая страна» — отношения и традиции, существовавшие в регионе во времена царской России. «Третья страна» — нормы и правила, утвердившиеся за годы Советской власти. «Четвертая страна» — параметры, продвигаемые теорией стран транзитного периода».
Вышеперечисленные сложности нашли свое отражение в попытках позиционирования каждой из стран региона в качестве прародины всех нынешних государств Центральной Азии. Такой методологический подход был актуален во времена СССР. В те годы одним из условий существования национальной союзной республики было наличие у республики древней истории территориальных образований.
Подобный подход был востребован в СССР и утратил свою актуальность с его распадом.
Сегодня в мире практикуется два основных подхода в описании истории государства и народа.
Первый связан с описанием истории развития государства с момента его возникновения в рамках нынешней территории. Примерами такого подхода являются Франция, США, Китай, Япония.
Второй подход оперирует моментом создания национального алфавита. В качестве языков с наиболее древними алфавитами можно привести арабский, армянский, греческий, грузинский и персидский, иврит.
Однако в странах Центральной Азии советский подход некой «древности» не только сохранился, но и набирает обороты. Парадокс ситуации в том, что «величие истории» одного народа отвергается другими народами. Более того, этот подход не является объектом интереса специалистов из других регионов мира. Исключение составляют случаи, когда иностранцам надо польстить политику или группе лиц из той или иной страны.
Можно было бы не обращать внимания на приведенные основные сложности, если бы не следующее обстоятельство.
Обозначенные сложности являются причинами провала практически всех региональных проектов в Центральной Азии, вне зависимости от того, какая страна и с какой целью их инициировала.
Теории обустройства Центральной Азии
В условиях отсутствия у стран ЦА единого видения развития своего региона, государства, имеющие свои интересы в регионе, предлагают «перекроить» существующие в ЦА политические и социально — экономические отношения по своим чертежам. Особого значения не придается нюансам ситуации в конкретной стране и регионе в целом. Достаточно иметь твердое убеждение своей правоты, и активно продвигать свою теорию.
Ставка делается на то, что часть жителей той или иной страны, усвоив определенные стиль мышления и практику поведения, смогут сформировать общественное мнение благоприятное для интересов иностранного государства или группы стран.
Применительно к странам Центральной Азии прослеживаются следующие основные теории и практики.
Америка и Европа
Страны Северной Америки и Европы, придерживаясь теории демократии и рыночной экономики, работают с молодым поколением жителей Центральной Азии. Такая работа ведется через разные образовательные программы и программы поддержки. Люди успешно применяют навыки ведения бизнеса и «запаковки» информации в нужные стандарты.
Проблемная зона начинается при установлении правил экономической деятельности, стандартов общественных отношений и норм функционирования органов государственной власти, государственного управления и местного самоуправления. Американо-европейские подходы в данных сферах не работают.
Арабский мир
Ислам в странах ЦА получил «второе» дыхание после распада СССР. Тем не менее, если внимательно присмотреться к процессам продвижения ислама, то получается, что вместо исламизации продвигается арабизация региона.
Считается, что молитвы, прочитанные на арабском языке, будут услышаны быстрее, чем молитвы на местных языках. Верующие ЦА все чаще носят элементы традиционной одежды арабов и пакистанцев, считая их истинно мусульманскими. В качестве основы взаимоотношений между людьми продвигается практика арабской уммы, а основой отношений между государством и обществом видится арабское понимание принципов государственного устройства.
В странах ЦА прижились идеи насильственного ислама, возводящего нормы доисторического ислама в ранг абсолютной истины. Особо ревностные последователи становятся на путь террора.
Россия
В практике деятельности нынешней России прослеживаются два основных направления. Первое направление связано с категорией жителей ЦА. Это представители силового блока: сотрудники МВД и бывших КГБ союзных республик СССР. Обучение, совместные учения и разные программы сотрудничества позволяют выстраивать неформальные отношения между силовиками России и стран Центральной Азии.
Второе направление — апелляция к совместной истории времен царской России и СССР.
Китай
По отношению к своим ближним соседям Китай проводит политику «равно приближенных партнеров». Отношения со всеми ровные, без явных предпочтений или преференций. Историческим стало подписание между Китаем и каждой страной Центральной Азии контрактов на миллиарды долларов США.
Однако следует отметить, что самой многочисленной целевой группой остается малый и средний бизнес. Известно, что предприниматели малого и среднего бизнеса составляют самую активную и предприимчивую часть центрально-азиатских обществ. Политики могут не договориться друг с другом, а предприниматели всегда договорятся о путях удовлетворения собственных интересов.
На местах приходят к пониманию, что проблема заключается не в происхождении капитала (китайский, американский, турецкий, российский и т.д.), а в людях получающих и использующих этот капитал.
Угрозы безопасности в ЦА
Говоря о нынешних и потенциальных рисках и проблемах безопасности, следует отметить, что страны Центральной Азии сталкиваются с целым рядом общих угроз безопасности. Среди них – бедность, безработица, неэффективность аграрного сектора, диспропорции развития, сворачивание приграничного сотрудничества, экологические проблемы, рост социальной напряженности, обострение межэтнических противоречий, активизация деятельности радикальных религиозных организаций, криминализация общества и увеличение объемов наркотрафика.
Социальная ситуация в странах Центральной Азии является классическим примером социальной напряженности в условиях перенаселенности, земельного голода и переизбытка низко и малоквалифицированных трудовых ресурсов. Основные потоки трудовой и торговой миграции являются нелегальными.
Экономическая ситуация (по рейтингам разных международных организаций) в государствах Центральной Азии характеризуется крайним недостатком ресурсов (земли и воды), неэффективностью экономических реформ, слабым развитием малого и среднего предпринимательства, плохим инвестиционным климатом и теневой экономикой.
Общей проблемой становится псевдо урбанизация, когда жители депрессивных районов переселяются в города, вызывая количественный, а не качественный рост городов, изношенная инфраструктура которых не позволяет обеспечить достаточный уровень жизни, как коренным горожанам, так и вновь прибывшим.
Нарождающиеся проблемы усугубляются сложной этнической ситуацией на местах (особенно в Ферганской долине), где сталкиваются интересы нескольких этнических групп (кыргызов, таджиков, узбеков, а также ряда других групп). Все это происходит на фоне активизации запрещенных религиозных организаций и сообществ. Столкновения на бытовом уровне переходят в разряд межэтнического противостояния и грозят перейти на межгосударственный уровень.
Варианты сотрудничества в ЦА
Имеющиеся сложности и идеи переустройства делают возможным три варианта сотрудничества в Центральной Азии.

Вариант 1: «Буфер»
Вывод военнослужащих НАТО из Афганистана к 2014 году говорит о том, что Вашингтон, Лондон, Париж и Берлин смирились с тем, что движение «Талибан» и его союзники придут к власти если не в Кабуле, то в ряде провинций.
Поэтому достижением десятилетней войны в Афганистане представляются обещания талибов ограничить свою власть границами собственного государства и больше не предоставлять в распоряжение «Аль-Каиды» базы и тренировочные лагеря. Реальная угроза идет от расширении границ Исламского государства
Для нас важнее тот факт, что вне зависимости от того, кто придет к власти в Кабуле, свою актуальность сохраняют борьба с терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом. Отдельного внимания заслуживает проблема совместной борьбы с наркотрафиком. За последнее десятилетие Афганистан превратился в мировую фабрику по производству тяжелых и легких наркотиков.
Отсюда следует первый вариант – превращение Центральной Азии в санитарный кордон на границе с Афганистаном.
Вариант 2: «Очередной союз»
Россия настойчиво продвигает идею создания Евразийского союза. В настоящее время это союз Армении, Беларуси, Казахстана и России. В мае 2015 года Кыргызстан был принят в ЕАЭС.
Сегодня Россия контролирует 25% мирового запаса газа. При достижении в рамках Евразийского союза договоренностей по энергоносителям в 2019 году Россия теоретически сможет контролировать 33% мирового запаса газа.
США продвигает идею формирования Большой Центральной Азии. В перспективе предлагается связать тремя автомобильными дорогами Пакистан, Афганистан с Россией и Европой через территории стран Центральной Азии. Здесь же и проект переброски электроэнергии из Центральной Азии в Афганистан и Пакистан.
28 марта 2015 года опубликован документ «Концепция и план действий по содействию совместному строительству «экономического пояса Шелкового пути» и «морского Шелкового пути 21-го века».
Поставлена задача создания нового континентального моста. Для стран Центральной Азии большой интерес представляют планируемые к созданию международные коридоры экономического сотрудничества «Китай–Монголия–Россия» и «Китай–Центральная Азия–Западная Азия».
Вариант 3: «Единение»
Указанные выше два варианта рассматривают страны региона как объекты геополитических игр других государств. При этом каждое государство – игрок рассматривает себя в качестве моста между цивилизациями и материками.
Значит, странам Центральной Азии придется объединиться для того, чтобы стать полноценным элементом мировой цивилизации. В этом видится залог благополучия каждого жителя Центральной Азии, вне зависимости от его этнической, гражданской или религиозной принадлежности.
Практические рекомендации
1.  Содействие укреплению международных правовых рамок
Эффективность сотрудничества в сфере безопасности зависит от сильной правовой базы. Поэтому следует уделить особое внимание уточнению и сближению норм правовых актов, а также единого понимания и применения их положений.
Актуальным представляется обмен опытом при подготовке законодательных актов, включая те акты, в которых должным образом описан состав экономических преступлений, связанных с терроризмом, сепаратизмом, экстремизмом, коррупцией и другими нарушениями.
Еще одним направлением может стать совместное изучение и продвижение универсальных соглашений, конвенций и протоколов о борьбе с насильственным экстремизмом и терроризмом.
2.  Продвижение государственно-частного партнерства
Государства ответственны за принятие мер по предотвращению и противодействию терроризму, а также за ликвидацию последствий террористических актов, но они должны иметь возможность опираться на поддержку делового сообщества и гражданского общества, действуя как единое целое для успешного отражения угрозы терроризма, экстремизма и сепаратизма.
Ключевое значение имеет повышение роли гражданского общества и средств массовой информации в борьбе против экстремизма, а также роли государственно-частного партнерства в защите критически важных объектов инфраструктуры (гидроэлектростанции, водохранилища, нефте и газопроводы и т.д.).
3.  Повышение безопасности контейнерных перевозок и цепи поставки товаров
Одним из ключевых элементов экономического пояса Шелкового пути является транзит грузов через территории разных стран. Данное направление представляется важным, в свете инициативы экономического пояса Шелкового пути, инициативы Президента Кыргызстана о строительстве железной дороги «Россия-Казахстан-Кыргызстан-Таджикистан», инициативы Президента Казахстана о строительстве автомобильных дорог во всех направлениях от Астаны и др.
В этом направлении можно выделить поддержку продвижения соответствующими службами стран Центральной Азии усилий специализированных структур и организаций. В первую очередь речь идет о Всемирной таможенной организации (ВТО), и использовании принятых ею Рамочных стандартов безопасности и облегчения мировой торговли (SAFE) в качестве ключевого международного инструмента.
4.  Обеспечение надежности паспортов и иных проездных документов
Экономический пояс Шелкового пути, Евразийский экономический союз и другие инициативы предполагают высокую мобильность населения, бизнесменов, деятелей науки и культуры, студентов, туристов и так далее.
В этой связи, совместное сотрудничество в области продвижения рекомендованных Международной организацией гражданской авиации (ИКАО) стандартов безопасности, касающихся выдачи паспортов и обращения с ними представляет еще одно направление сотрудничества.
Ряд стран Центральной Азии уже ввели в обращение биометрические паспорта.
Также, перспективным направлением может стать содействие выполнению государствами-участниками обязательства ОБСЕ по использованию базы данных Интерпола по утерянным и украденным проездным документам (ASF-SLTD), нацеленной на выявление незаконно используемых проездных документов, которые зарегистрированы в базе данных Интерпола как утерянные, или украденные.
5. Международное сотрудничество
Страны Центральной Азии сотрудничают с более чем 20 структурами ООН, международными, региональными и субрегиональными организациями и специализированными агентствами для поддержания их контртеррористической деятельности, обмена опытом и укрепление контактов между руководством стран и международными экспертами.
Данное сотрудничество можно дополнить работой по дальнейшему совершенствованию взаимодействия с другими партнерами и заинтересованными сторонами, основываясь на реалистической оценке их сравнительных преимуществ и оценке возможностей для восполнения имеющихся пробелов (законодательных, техническое сотрудничество и т.д.) и избегания дублирования усилий.
Абахон Султоназаров, региональный директор по Центральной Азии Института по освещению войны и мира (IWPR)
 

Последнее

Популярное