© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Узбекистан: когда не до прав ЛГБТ

В Узбекистане представители ЛГБТ-сообщества систематически подвергаются дискриминации. Признаков того, что эта ситуация как-то может поменяться, пока нет.


Подпишитесь на нашу страницу в Facebook!


Флаг Узбекистана на гей-параде в Нью-Йорке вызвал бурное обсуждение среди пользователей узбекского сегмента социальных сетей. Фото взято из сайта Fergana.agency

С приходом Шавката Мирзиёева на президентскую должность жители Узбекистана получили надежду на перемены и улучшение жизни. Но только не гомосексуальные граждане.

Несмотря на то, что в 1992 году гомосексуальность была вычеркнута из Международной классификации болезней (International Classification of Deseases, ICD-10) и после развала СССР три из пяти центральноазиатских государств исключили гомосексуальные сексуальные связи из числа преступлений в уголовном кодексе, Туркменистан и Узбекистан сохранили соответствующие статьи и продолжили карательную советскую практику.

При предыдущем лидере Исламе Каримове, который бессменно правил страной фактически 27 лет, права ЛГБТИК никогда не обсуждались. В 2016 году престарелый Каримов на одном из публичных выступлений публично выразил отношение к ЛГБТИК, отметив, что на его взгляд, у этих людей «произошел какой-то сбой в голове».

После прихода Шавката Мирзиёева к власти в сентябре 2016 года, ему было адресовано несколько обращений с просьбой обратить внимание на проблемы в этой сфере – со стороны правозащитной организации Human rights watch и узбекских геев за рубежом. Но за эти годы Мирзиёев про ЛГБТИК не проронил ни слова. По крайней мере публично.

Тем временем, уже привычные для узбекских геев подставы, избиения, шантажи и вымогательства до сих пор продолжаются.

Международный портал для представителей сексуальных меньшинств «Spartacus» составил рейтинг толерантности стран к представителям ЛГБТИК-сообщества (лесбиянки, геи, бисексуалы, трансгендеры и квиры). По уровню терпимости среди центральноазиатских стран Казахстан занял 83-е место, Кыргызстан оказался на 95-й строчке, Таджикистан – на 110-й. Узбекистан и Туркменистан находятся в красной зоне рейтинга и получили отрицательные отметки почти по всем показателям. 

Убийство молодого гея в сентябре 2019 года в Ташкенте на почве ненависти к людям с нетрадиционной ориентацией вызвало резонанс в узбекском обществе. Об убийстве 25-летнего Шокира Шавкатова в сентябре прошлого года написали несколько местных онлайн-СМИ. Сообщалось, что спустя некоторое время после каминг-аута на своей страничке в Instagram молодой парень погиб от рук неизвестных.

Один из представителей столичного гей-сообщества рассказал журналисту CABAR.asia, что «тусовка» была шокирована этим убийством. По его словам, в социальных сетях многие не просто оправдывали действия злоумышленников, но и желали смерти всем неформалам.

Журналисты CABAR.asia связались с Генеральной прокуратурой Республики Узбекистан и попросили прокомментировать, на какой стадии находится следствие по делу убийства Шокира Шавкатова. На момент написания статьи ведомство не предоставило ответ. Молчание было и со стороны омбудсмена. Офис Уполномоченного представителя Олий Мажлиса по правам человека в Узбекистане проигнорировал запрос.

Конституция Узбекистана гласит, что основными задачами республики является «создание гуманного демократического правового государства, стремящегося обеспечить достойную жизнь всем гражданам республики». Но представители гей-сообщества задаются вопросом, почему власти Узбекистана дискриминируют их.

Ташкентский адвокат, входящий в узбекскую ЛГБТИК-тусовку, на условиях анонимности объяснил, почему секс-меньшинства не обращаются за помощью к правозащитникам.

По его словам, в основном правозащитники в Узбекистане – это консервативные пожилые граждане, для которых неприемлемо наличие гомосексуальных людей среди узбекистанцев. А специализирующихся именно на защите прав ЛГБТИК – попросту нет.

Наедине со страхами и угрозами

По данным международной неправительственной организации Central Asian Gender and Sexuality Advocacy Network (Центральноазиатская сеть по гендерным и половым вопросам) при Совете по правам человека ООН, в 2013 году по статье 120 («мужеложство») Уголовного кодекса РУз в заключении находилось около 500 мужчин. Широкой огласке были преданы случаи осуждения журналистов Руслана Шарипова в 2003 году, а также Ботира Султонова в 2012 году. Обновленных данных за 2019 год нет.

Последний случай был зафиксирован летом 2019 года. Молодую пару геев задержали на одной из квартир в Ташкенте. Впервые за долгое время власти возбудили уголовное дело по этой статье.

«В Узбекистане общество негативно относится к геям. Поэтому мы вынуждены вести двойную жизнь. Некоторые расписываются для вида, даже заводят детей, – рассказал мужчина журналистам CABAR.asia.

Сотрудники правоохранительных органов шантажируют жертв, вымогая деньги. В противном случае они грозят завести уголовное дело или рассказать обо всем родным, поэтому геи, столкнувшиеся с шантажом и  вымогательством со стороны милиции, не жалуются на их действия».

Также сотрудники правопорядка под видом геев знакомятся с  жертвами в интернете. «Затем они шантажируют, угрожая публично раскрыть личности.

Иногда вымогательством денег дело не заканчивается. Молодых людей избивают и унижают», – рассказал ЛГБТИК-активист из Самарканда Аббосали Аббосов, ныне проживающий в США.

Известный правозащитник, председатель Правозащитного Альянса Узбекистана Елена Урлаева также говорит, что жалоб от граждан на дискриминацию по сексуальной принадлежности она не получает.

«Надо сказать, что они олицетворяют собой современное узбекское общество, пронизанное острой гомофобией. Только за последние несколько лет глобальную сеть облетели десятки видео самосуда над подозреваемыми в гомосексуализме.

Молодых парней избивают и унижают, а потом распространяют эти видео в социальных сетях. Действия этих «народных карателей» в редких случаях приводят к уголовным делам», – говорит Елена Урлаева.

Узбекистан отказался признавать права ЛГБТИК-сообщества

В 2016 году Комитет ООН по правам человека получил официальный ответ от Узбекистана по поводу критики положения ЛГБТИК-сообщества в стране. В сообщении говорилось, что никакая дискриминация в РУз невозможна. Более того, официальных жалоб на дискриминацию или сексуальное насилие со стороны людей с нетрадиционной ориентацией, по данным компетентных органов, не было.

По поводу статьи 120 УК РУз “мужеложство” официальные власти заявили, что планов по ее упразднению также нет, “потому что гомосексуальные отношения являются одной из причин распространения ВИЧ/СПИДа в стране, и противоречат традициям народа Узбекистана.

Узбекистан также отказался следовать 11 рекомендациям ООН по правам ЛГБТИК-сообщества, так как они идут вразрез с законодательством РУз.

По словам  директора Национального центра по правам человека Акмаля Саидова, которого цитирует centre1.com, от ООН Узбекистан получил 212 рекомендаций, из которых готов выполнить 201. 11 отклоненных пунктов, касающихся прав представителей ЛГБТИК-сообщества, идут вразрез со статьей 120 Уголовного кодекса РУз.

ЛГБТИК-активист и журналист Луиза Атабаева, считает, что узбекское общество еще не готово к принятию ЛГБТИК.

«Мы долгое время жили по исламским канонам, где культивировался образ традиционной семьи и многожёнства. Потом пришла советская культура. Сейчас мы живём в эпоху уята (“позор” с узб.). Да и экономическое состояние общества пока не позволяет думать о сексуальной свободе. Кого волнует дискриминация ЛГБТИК в Узбекистане, когда люди не могут удовлетворить свои базовые потребности? Отсутствие еды, электричества, газа, хорошего образования, рабочих мест и так далее», говорит она.

Известный блогер Умид Гафуров также считает, что общество не готово к тому, чтобы адекватно воспринимать представителей ЛГБТИК-сообщества.

«Правозащитники никак не защищают их права. В основном они защищают политзаключенных, инвалидов, и женщин, но до ЛГБТИК дела нет. Проигрышный вариант, ведь есть статья за мужеложство», – говорит он.  

Вместо публичного осуждения и насилия, направленных против ЛГБТИК, узбекское руководство хранит молчание.

«Подобное бездействие лишь поддерживает порочный круг дискриминации. Кроме того, оно противоречит обязательствам Узбекистана в рамках национального права и множества ключевых международных соглашений, к которым она присоединилась. Такие обязательства требуют защищать всех людей, включая ЛГБТИК от насилия и дискриминации», – заключили узбекские ЛГБТИК активисты.


Данное расследование подготовлено в рамках проекта «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: