© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Узбекистан: 8 марта за работой [фоторепортаж]

Рынок представляет собой микромир частичной, сезонной и неофициальной занятости.


Оригинал материала опубликован на сайте iwpr.net


Когда-то женщины являлись основой государственного сектора Узбекистана, работая, в основном, учителями, врачами и сельскими работниками. Но после независимости 1991 года, экономика с трудом адаптировалась к рыночным реформам и правительство было вынуждено урезать бюджет на государственную службу. В результате многие женщины потеряли работу, а условия работы для оставшихся ухудшились.

Большинство женщин работали в советское время, а сейчас почти половина из них официально не работает. Многие женщины имеют частичную, сезонную занятость или работают в неофициальном секторе.

Чорсу в старом городе Ташкента является одним из самых шумных рынков столицы. Здесь женщины всех возрастов продают продукты питания, домашнюю утварь или мелочевку – все, что они заработают, уходит на содержание семьи.

Камола каждый день продает шары напротив небольшого рынка. Зарабатывает в день 30-40 тысяч сумов (около 3-4 долларов). На вопрос “на что тратите деньги”, улыбаясь отвечает: “как на что?! Конечно на детей!”
Профессиональная танцовщица национальных танцев Дилафруз. Обучает детей и взрослых танцам. Говорит, что она очень любит свою профессию и считает, что люди должны танцевать, потому что это не только красиво, но и прекрасно снимает стресс. “Девочки должны с детства уметь танцевать – это грация, уверенность. Самооценка наших женщин заниженная, танцы придают уверенность и силу”.
Мамлакат привозит рыбу из Чиназа (Ташкентская область). Они вместе с мужем много лет торгуют рыбой. Рыба и курица – наиболее доступное мясо, потому что говядина и баранина резко выросли в цене. При зарплате в 100 долларов не всегда купишь мясо за 6 долларов. “Должны успеть хоть что-то заработать, ибо скоро начнется жара”.
Фируза продает еду традиционной узбекской кухни на базаре. Раньше она была воспитательницей в детском саду. В Советское время у учителей и воспитательниц были различные льготы, которые после независимости были отменены, а зарплата уменьшена в разы.
Зухра много лет продает разные амулеты и традиционные самодельные бусинки от сглаз – кузмунчок.
Саломат живет в горном кишлаке под Ташкентом, продает цветы из своего сада и весенние полевые цветы. “Главное – успеть продать пока цветы не завяли, иначе зря приехала”. Она сидит у входа в метро и говорит, что нужно успеть пока милиционеры на разогнали.
Малика продает воздушную сладкую “вату” в Чорсу – в одном из наиболее крупных и старых рынков Ташкента.
Умида работает швеей в маленьком ателье мод в старом городе Ташкента.
Раьно раньше была швеей, а сейчас работает в большом кафе национальных блюд в Ташкенте. Имеет стаж в трудовой книжке – это гарантия, что ее пенсия будет больше минимальной. Женщины, которые ушли на “вольные” хлеба, обречены на минимальную пенсию в 466 тысяч узбекских сумов (около 50 долларов).
Насиба – продавщица клеенок при магазине хозтоваров на Чорсу. Работает на зарплату. Средняя зарплата у подобных работниц колеблется в пределах 1-2 млн узбекских сумов (около 100-200 долларов США)

Оригинал опубликован на сайте iwpr.net в рамках специального выпуска, посвященного Международному дню женщин.


Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: